avmalgin

Интерпретация факта

Утром с болью наблюдал, как Георгий Сатаров пытался объяснить ведущим "Утреннего шоу" разницу между "фактом" и "интерпретацией факта". Ведущие были недовольны: объяснение затянулось.

Но без этого объяснения дальнейший разговор не имел смысла.

Я бы начал с простого. С хрестоматийного примера. Факт: в стакане вода. Две интерпретации факта: "стакан наполовину пуст", "стакан наполовину полон". Факт всё тот же, но интерпретации прямо противоположны по смыслу.

Этот простой пример студенты узнают на первом курсе журфака. Но я учился на международном отделении, мы изучали пропаганду и контрпропаганду более углубленно. У нас был на семинаре преподаватель, несомненно кагэбэшник, специалист по вражеским радиоголосам. Он на занятиях давал нам более сложные задания. Брал из газет любое событие (любое!) и требовал к факту придумать как можно больше интерпретаций. Желательно противоположного свойства. То есть учил нас, что пропаганда - это не изложение фактов, а их интерпретация. Не надо врать, говорил он, надо уметь интерпретировать.

Знаю, что в западных школах журналистики от студентов добиваются обратного: очищать факт от интерпретаций. Но это другой мир.

Со студенческих лет я дружил с Владиславом Андреевичем Старковым. "Аргументы и факты" тогда помещались в двух соседних квартирах на Бронной. Это был бюллетень, предназначенный для лекторов общества "Знание". Типа в помощь политинформатору. Старков и тогда, и до последних лет жизни (когда Аиф уже стал монстром с самым большим в России тиражом) придерживался концепции журналистики факта. Когда был задуман журнал "Столица", мы с ним провели много времени в горячих спорах. Он терпеть не мог так называемую публицистику, которая интерпретировала факты, а я придерживался прямо противоположного мнения. Спорили жестко.

Сейчас я думаю, что имеют право на существование обе концепции. Но в русскоязычных медиа представлена одна, журналистики факта давно не существует. "Коммерсантъ" притворяется, что он излагает факты, но это не так.

Вчера разгорелась дискуссия по поводу одного "расследования" (беру в кавычки, потому что это не расследование: расследование предполагает поиск и публикацию новой информации, а в данном случае это дайджест уже опубликованного в других местах). В твиттере меня просто искусали со всех сторон, требуя, если уж я не согласен с интерпретацией фактов, предоставить факты со своей стороны.

Объясняю: фактами можно опровергнуть факты. Интерпретацию опровергнуть невозможно в принципе. Можно предложить другую интерпретацию. И даже третью. Успех в дискуссии будет зависеть только от красноречия участников и от способности аудитории видеть разницу между фактом и его интерпретацией. Но последнее качество - признак, как принято теперь говорить, очень продвинутого пользователя. Таких мало, и не надо от толпы этого требовать.

Вот я только что прочел замечательную книжку Михаила Зыгаря о 90-х годах. Кто интересуется темой, советую. Он постарался представить факты такими, как они есть, а если нельзя было обойтись без чьей-то интерпретации, прямо тут же в скобках предлагал еще одну интерпретацию. Очень здорово. Но это редкий случай, и это книга, за которой большой труд.

Вчера в какой-то момент я почувствовал себя атеистом, завязавшим в церкви дискуссию о религии.

И тут же дискуссию прекратил. Это бессмысленно.

Но мы живем в опасном мире. Этот мир управляется пропагандой. Каждый день тысячи людей гибнут (в самом прямом смысле) по вине пропаганды. Будущее определяется прошлым, то есть тем, как событие из прошлого интерпретируется. И как с этим быть, я не знаю.

Но мы должны быть ответственны за тех, кого приручили, как говорил Сент-Экзюпери.
avmalgin

Был ли Ельцин коррупционером

Мария Певчих на Ютьюб-канале "Алексей Навальный" выпустила фильм о 90-х. И как бы от имени Навального. Сидит и авторитетно рассуждает о событиях с таким видом, как будто она живой участник и истина в последней инстанции (на самом деле в детский сад в Зеленограде ходила). Я с большим интересом и сочувствием следил за всеми расследованиями ФБК, но тут обалдел. Это какой-то позор. Просто кровь из глаз.

Первая половина фильма - вариация на тему "Ельцин - коррупционер" (это цитата). Вторая половина - "Березовский - хозяин Кремля" (это тоже цитата). Ни то, ни другое автором не доказано. И не может быть доказано. И я точно знаю: это ложь и манипуляция. Меньше всего оторванный от жизни Борис Николаевич думал о материальных благах, и не был к нему Березовский вхож и не прислушивался ЕБН к его мнению от слова вообще.
Начинается кино с пресловутого дома на Осенней улице. Целый большой сюжет. У неискушенного зрителя создается впечатление, что это какой-то дворец типа путинского. Для убедительности Мария потрясает поэтажными планами, списком жильцов, фотографией забора.

Блин, да был я там. Это убогий кирпичный дом а-ля ЦК КПСС. С убогими квартирами. Таких номенклатурных советских сооружений в Москве даже не десятки, может и сотни. С тем отличием, что "цэковские" башни возводились в самом центре Москвы - в арбатских и патриарших переулках, а этот, "ельцинский" - в ебенях, у МКАДа. Его единственное достоинство - через дорогу кремлевская больница, ЦКБ.

Использован старый избитый прием: Мария для сравнения показывает нам какую-то коммуналку с рядом газовых плит на кухне, по числу обитающих там семей ("Вот как жили простые люди").

Мария по молодости не бывала не то что в "цэковских", но хотя бы в "писательских" или "композиторских" квартирах брежневского времени. Они ничуть не хуже.

Один из недостатков Ельцина - он был настоящим, стопроцентным номенклатурщиком (Мария, прочтите книгу М.Восленского "Номенклатура") и не видел иного устройства власти, кроме номенклатурного. Вот как была жизнь партийного чиновника в Свердловском обкоме устроена, а позже в Московском горкоме, так оно и перенеслось в администрацию демократической России. Все эти машины с водителями и мигалками, служебные дачи, спецбуфеты... Это большая интересная тема. Но это не коррупция, это явление другого порядка, это проявление сословного государства. Совок был таким, и постсоветская Россия осталась такой же.

Я был членом комиссии по приемке имущества ЦК КПСС, образованной сразу после путча 1991 года (А.И.Музыкантский меня туда засунул как представителя Москвы). Собирались мы, значит, в Белом доме раз в неделю под председательством главы АП Ю.В.Петрова, которого Ельцин притащил с собой из Свердловского обкома, и перед нами лежали длиннющие списки "имущества ЦК КПСС". Чего там только не было, вплоть до детских садов и мебельных фабрик. Список жилых домов - это целая папка (кстати, материалы эти у меня сохранились, я их вывез, пригодятся еще). "Это на баланс администрации", "это на баланс администрации", "это на баланс администрации" - уныло распоряжался Петров, не давая членам комиссии высказаться. Когда дело дошло до обширного комплекса поликлиники на Сивцевом Вражке (а я был к ней прикреплен как раз как депутат и главный редактор), я все-таки сумел взять слово. Говорю: ну это же просто некрасиво уже, Борис Николаевич нам обещал бороться с привилегиями. Ну давайте хотя бы собственных поликлиник и больниц в администрации президента не будет. Больше меня на заседания комиссии не приглашали и пропуск в Белый дом не выписывали.

Даже простое гугление дало бы Марии Певчих больше информации о предметах, которые она описывает. Все эти "преступления 90-х", включая пресловутый гонорар за ельцинскую книгу, детально и со всех сторон описаны в СМИ. Включая коммунистические (и на каком-то этапе враждебные Ельцину лужковские) СМИ. Но у Марии Певчих другая задача: она пишет альтернативную историю. Теперь у нас, помимо путинской, будет еще одна альтернативная история. Тоже популистская, и тоже про "большой обман".

Впрочем, если убрать из этого фильма первые две минуты с проклятиями в адрес Путина, произведение вполне можно было бы показать на любом из федеральных каналов. А что: вон вчера Мамонтов уже на Ельцин-центр напрыгнул.

Хотя нет, не получится: Мария Певчих - иностранный агент.
avmalgin

Не стареют душой ветераны

Моя колонка для Радио Свобода:

Прошли времена, когда, услышав слово "ветераны" или "фронтовики", мы тут же представляли себе седовласых старцев с рядами медалей, трогательно общающихся в сквере у Большого театра. Сейчас фронтовики резко помолодели.

Сталин, если вспомнить, относился к ветеранам Отечественной войны с подозрением. Во-первых, они побывали за границей, увидели Европу совсем не такой, какой рисовала ее советская пропаганда. С этим знанием им предстояло жить на Родине-уродине. Во-вторых, это были люди с навыком вооруженной борьбы, ощутившие вкус победы на поле боя, умеющие держать в руках оружие. В-третьих, они преодолели в боях страх, научились самостоятельно принимать решения. Всё это представляло собой опасность для сталинского режима, державшегося на страхе и бессилии населения.

Так что никакого культа Победы при Иосифе Виссарионовиче не было. Пару раз отпраздновали 9 мая, а потом забыли, выходной в этот день отменили, и никаких торжественных собраний, парадов, встреч ветеранов, выступлений перед школьниками. Безногих и безруких инвалидов собрали по городам, чтобы не мозолили глаза, и отправили куда подальше. Сталин даже заявлял, что пора перестать носить ордена, полученные за боевые заслуги, и начать гордиться орденами, которыми отмечены заслуги трудовые. Разумеется, никаких льгот для фронтовиков не было.

Вспомнил о ветеранах в 1965 году свеженазначенный генсек Л. И. Брежнев, когда решил пышно отметить 20-летие Победы. Хрущев этого не делал, полагая, что в сознании многих Победа неразрывно связана с именем Сталина. Брежнев в честь 20-летия провел помпезный парад на Красной площади, выпустил юбилейный рубль с изображением памятника советскому солдату в Берлине, ввел на телевидении минуту молчания, потом появилась могила Неизвестному солдату с вечным огнем и другие элементы культа. Надо сказать, что в шестидесятые годы ветераны еще не были стариками. И их оказалось очень много. Они приободрились, приосанились, нацепили свои ордена, предстали перед публикой и уже с этой сцены не сходили. В марте 1965 года Совет министров СССР принял закон, обрушивший на инвалидов войны буквально дождь материальных льгот, в дальнейшем эти льготы были распространены на всех фронтовиков. Через какое-то время туда добавили "тружеников тыла", потом блокадников. И наконец, полноправными "ветеранами" стали считаться и чекисты, не приближавшиеся к фронту на пушечный выстрел. Но это уже ближе к концу СССР.

Мы, люди старшего поколения, помним, что в каждом магазине, билетной кассе и даже парикмахерской висела табличка: ветераны войны обслуживаются без очереди. У ветеранов была своя разросшаяся и забюрократизированная организация, где им выдавали продовольственные заказы и даже квартиры. Моей теще тесть раздобыл путевку в Болгарию, но для выезда надо было получить штампик от "совета ветеранов". Когда она туда явилась, там пришли к выводу, что она недостаточно принимает участие в общественной жизни своего дома, и поездку пришлось отменять.

Когда в восьмидесятые годы стали возвращаться "воины-афганцы", они тоже создали для себя ветеранскую организацию, по примеру старшего поколения, и им тоже захотелось льгот. Кое-чего им добиться удалось, но не так много: им полагалась добавка к пенсии, некоторые налоговые и жилищно-коммунальные послабления и в конце концов бесплатные ритуальные услуги: похороны и по сей день "афганцам" оплачивает военкомат.

Нынешняя масштабная война (до сих пор называемая стыдливо "специальной военной операцией") снова остро поставила вопрос о ветеранских льготах и поощрениях. Известно, что семьям погибших государство делает щедрые выплаты. Во многих случаях эти деньги значительно превышают сумму всех зарплат, которые погибший мог бы получить за всю свою трудовую биографию, если бы не пошел на украинский фронт и там не сложил голову. Печаль об утрате близкого человека смешивается с чувством глубокого удовлетворения от того, что семья благодаря погибшему выходит на новый уровень благосостояния.

А вот буквально свежая новость. По аэропортам и железнодорожным вокзалам разослали циркуляр: участников СВО обслуживать без очереди, "в приоритетном порядке". И главное – относиться к ним со всем возможным уважением. Требование весьма актуальное: участились случаи, когда новоиспеченные "фронтовики" устраивали дебоши в самолетах, участвовали в пьяных разборках в местах скопления людей и вообще демонстрировали склонность к насилию. Ситуация сложилась двусмысленная: многие из "фронтовиков" для того, чтобы их направить на фронт, были досрочно освобождены из мест заключения, а вернувшись с передовой в тыл, немедленно возвращались к криминальному образу жизни.

С недостаточным уважением новое поколение фронтовиков сталкивается повсеместно.

Широкую известность приобрел случай, когда экипаж самолета компании "Победа" снял с рейса пассажира, решившего демонстративно покурить в лайнере. Когда ему сделали замечание, он стал орать, что он ветеран СВО и ему всё можно. Проводники с этим не согласились. В результате Следственный комитет возбудил дело – против экипажа, но не против дебошира. Учитывая общественный резонанс, поручение дал лично глава СК Бастрыкин.

Мобилизованного для участия в СВО работника не имеют права уволить предприятия и организации. Причем независимо от формы собственности. Время, пока он сидел в окопах, засчитывается в трудовой стаж, и даже по сокращению штатов от этих уважаемых людей избавиться нельзя. Вы его два года на работе не видели, но, когда он вернулся, будьте добры предоставить ему оплачиваемый отпуск за всё это время. Выплаты по ипотечным и потребительским кредитам приостанавливаются, банк должен заткнуться. Называется это красиво: "кредитные каникулы". И особенно много льгот в сфере образования: если был на заочном – обязаны принять на очное, был на платном – смело иди на бесплатное, проходные баллы ниже, про ЕГЭ можно забыть, почти во всех вузах для ветеранов СВО – отдельная квота. Завалил экзамен – тебе дадут новую попытку. Из регионов сообщают: ветеранов СВО зазывают в школы, и не только ради "уроков мужества", но и на постоянную учительскую работу.

В Саратове создали целый музей "специальной операции". Туда водили школьников целыми классами. Кто-то из новоиспеченных ветеранов пожертвовал для музея свою форму, кто-то привез с Донбасса осколок снаряда, кто-то отдал семейный фотоальбом с этапами, так сказать, героического жизненного пути. К сожалению, не все саратовцы сочли этот путь героическим. На днях неизвестный разбил в музее окно и бросил туда бутылку с зажигательной смесью. Возникший в результате пожар уничтожил половину столь ценных экспонатов. Преступника задержать не сумели, но это уже второй случай: в декабре прошлого года музей поджигал 21-летний слесарь из Тольятти Максим Ким. Сейчас он в Саратове ждет приговора суда. Не сомневаюсь, приговор будет суровым, вменена уголовная статья о теракте.

В многострадальной Белгородской области еще в 2022 году "музеи СВО" было велено открыть чуть ли не в каждой деревне. Проблему экспонатов решили кто как смог. В Алексеевском краеведческом музее экспонируются обувь и носки участника спецоперации – младшего сержанта Вадима Рожкова. Его посмертно наградили орденом Мужества. Ещё в одном музее Белгородской области, Корочанском краеведческом, выставили тельняшку и форму Руслана Яровского, также погибшего под Бахмутом. Ну и, конечно, нашли свое место и фотографии героев, сделанные на фоне украинских развалин и пепелищ.

Непонятно, как выйдет Путин из этой войны. Победить он не может, даже если закопает в украинскую землю миллионы соотечественников. Потерпеть постыдное поражение ему не дадут западные союзники Украины. Но, чем бы дело ни кончилось, все эти военные мемориалы, "уроки мужества" и "праздники со слезами на глазах" останутся. Будут сложены песни, сняты фильмы, написаны и включены в школьные программы книги.

Страна нуждается в героях. И, как справедливо заметил Василий Иванович Лебедев-Кумач, когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой.
avmalgin

Она утонула

Моя колонка для Moscow Times:

Сообщения о наводнениях в российских городах продолжают поступать, география бедствия ширится и, как предсказывают специалисты, кульминация еще впереди.

Началось как бы с частного случая – прорыва дамбы в Орске 5 апреля. Ну что ж, случается. Дамба, правда, была относительно новая (введена в эксплуатацию десять лет назад) и за пару дней до катастрофы глава Орска Василий Козупица уверял, что дамба выдержит, что бы ни случилось. Не выдержала. Сначала ушел под воду старый город Орска. И, как домино, посыпались и другие дамбы на водоемах Оренбургской области, вода стала заливать уже не только несчастный Орск, но десятки селений и, наконец, пришла в областной центр. Многие жители полумиллионного Оренбурга проснулись утром 9 апреля от звука сирены: их срочно призывали покинуть дома.
Мэр Оренбурга обратился к жителям: «Вода может прийти ночью, вы подвергаете свою жизнь, жизни близких опасности! Абсолютно всем, кто находится в зоне подтопления, необходимо покинуть свои дома. Не откладывайте эвакуацию! Ситуация в ближайшие два дня будет только ухудшаться. Уровень воды, по прогнозам специалистов, превысит опасное значение. Не ждите этого! Уезжайте прямо сейчас».
Местная власть, как обычно, разрывалась между необходимостью наладить массовую эвакуацию, чтобы избежать жертв, и привычным делом преуменьшения опасности и снятия с себя ответственности. Когда оренбургские СМИ сообщили о четырех утонувших, официальные лица поспешили заявить, что их смерть никак не связана с паводком.

Федеральные чиновники, оказавшиеся на месте трагедии, тоже начинали с заявлений: «Не виноватая я!». Приехавший на место прорыва дамбы в Орске глава МЧС Александр Куренков неожиданно для присутствовавших заявил, что «эвакуация была объявлена неделю назад», а жители города не прислушались, «думали, что это шутки какие-то». То есть виноваты жители, как всегда. Он даже сказал примерно такое: а зачем же вы селились в таком опасном месте, нельзя было там жить вообще.

Вслед за Оренбургской, несчастье пришло в Курганскую область, из берегов вышла река Тобол. Растерявшийся губернатор Курганской области Вадим Шумков тут же обвинил жителей региона в краже грунта с дамбы. Он добавил, что они делают это, чтобы отвезти грунт на собственные участки. Его, Шумкова, вины нет никакой: зачем вы дамбу растащили?
Когда масштаб бедствия стал очевиден, губернатор впал в панику и обратился к населению: «Берите детей, пожилых и маломобильных родственников, животных, документы, вещи и выезжайте к родным и близким в незатопляемые территории или в пункты временного размещения. Уходите из своих домов, расположенных вблизи поймы, немедленно». А ведь еще накануне он призывал жителей не волноваться, копить запасы воды и продовольствия, лучше на месяц, и не дергаться.
А что же Путин? Он верен себе. Затих. Его пресс-служба выпустила бесстрастное сообщение: «Президент продолжает получать информацию с мест природных аномалий». Всё как всегда: в случае обострений он будет на стороне чиновников. Головы не летят. Виновников он если наказывает, то далеко не сразу. «Природные аномалии» - значит природа виновата. Причем слово «катастрофа» кремлевские пиарщики традиционно стараются избегать. «Аномалии»! Так лучше.

Меж тем люди то там, то сям устраивают стихийные демонстрации и требуют от властей выплат, предоставления нового жилья, ремонта пострадавших домов и так далее, - что обычно бывает после наводнений, пожаров и прочих масштабных катастроф. Но на этот раз как-то робко. И, как обычно, взывают к царю: «Путин, помоги!» Царь ведь хороший, это бояре плохие. Царя обманули. Царю не доложили. Наконец, это у царя украли. Защити, батюшка, на тебя вся надежда.

Никому не приходит в голову простая мысль. Ведь это он, царствуя лежа на богу четверть века, выстроил такую систему, где не ворует только ленивый, и это он назначил «бояр» не за знание ими дела, не за управленческие их качества, а за собачью преданность себе. А за лояльность можно простить и коррупцию.

Надеяться, что царь начнет вдруг рушить эту окаменевшую под ним вертикаль, наивно. Хотя она уже треснула во многих местах, и ее элементы срочно подлежат замене. Ну хотя бы чтоб избегать техногенных катастроф, которые участились с пугающей регулярностью.

Общество окаменело вместе с вертикалью власти. Население с помощью грубой силы и изворотливой пропаганды лишено инициативы. Максимум на что оно способно, так это крики, обращенные в небеса: «Путин, помоги!»

Никакого реального местного самоуправления в России не существует. Люди привыкли, что любой начальник назначается сверху. А попытки отдельных инициативников прорваться к рычагам управления хотя бы на самом низшем уровне – пресекаются. На каждую горячую голову находится стукач, который вовремя просигнализирует в органы. И если бы один стукач. Недоверие к чересчур деятельным активистам идет теперь не только сверху, но и снизу. Даже экологические протесты, столь популярные еще несколько лет назад, стали редкостью. Памятный всем Шиес сегодня вряд ли возможен.

«Моя хата с краю». Власть хотела этого добиться, и добилась. Но тем самым она приняла на себя ответственность в колоссальном объеме. И этого груза ответственности она может не выдержать. Сначала всё начнет рушиться на местном уровне, когда техногенные катастрофы станут обыденностью, износившаяся инфраструктура будет выходить из строя то там, то тут, и заштопать этот Тришкин кафтан у властей не хватит ни сил, ни сноровки, не средств. Насколько у безынициативного населения хватит терпения и покорности, покажет время.

А пока что можем с уверенностью сказать: наводнениями дело не закончится. Вода сойдет, так начнутся пожары. Сейчас мосты падают под собственной тяжестью раз в месяц, а будут каждый день. А если, не дай бог, землетрясение где-нибудь? Да мало ли что. Занятая войной и мнимым геополитическим величием власть не в состоянии наладить повседневную жизнь своих подданых, защитить их не от мифических «бандеровцев» и примкнувших к ним «либералов», а от природных «аномалий», которые можно предвидеть и к которым следовало подготовиться заранее.

Выяснилось, что ошибки Крымска — города в Краснодарском крае, пережившего одно из самых страшных наводнений в современной истории России – не учтены. А значит этих крымсков и орсков мы еще увидим немало. Да и Курган, переживший разрушительное наводнение в 1994 году, оказался не готов к новому, точно такому же испытанию. Никто не верил, что «проклятые девяностые» могут повториться. А они повторились. И никто не знает, что день грядущий нам готовит.
avmalgin

О чем писали газеты 10 лет назад

10 лет назад, 8 апреля 2014 года, я узнал из российских СМИ, что я враг народа.

МОСКВА, 8 апреля. /ИТАР-ТАСС/. Ко второму чтению законопроекта об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма будет предложено ввести наказание за осквернение дней воинской славы и памятных дат России, связанных с Великой Отечественной войной. Об этом сообщила ИТАР-ТАСС глава комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая ("Единая Россия").
Комментируя высказывания в "Живом Журнале" журналиста Андрея Мальгина о событиях на Украине, где 9 мая было названо "колорадским праздником", Яровая высказала уверенность, что "подобного рода высказываниям нужно давать не просто моральную, нравственную или этическую оценку, а уголовно-правовую". "Потому что это умышленное преступление, направленное на осквернение памяти о Великой Отечественной войне, а значит, и о 28 миллионах погибших наших соотечественниках и миллионах тех, кто выжил и освободил от нацизма нашу страну", - пояснила она. "Это осквернение памяти и чувств каждого гражданина России", - добавила парламентарий.

МОСКВА, 8 апреля 2014 г. Business FM. Исключительно отрицательную оценку высказыванию Мальгина дал и председатель Белгородской региональной организации ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск России Владимир Удотов. «Здесь только негативная оценка может быть. Это крыша поехала у людей. Только человек, который не знает историю, не анализирует современную ситуацию, который элементарно оторван от информирования, может так рассуждать. Обидно, что это говорит журналист», — сказал Удотов.
Он отметил, что поддерживает законопроект об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма, одним из авторов которого является Ирина Яровая. «Я знаю, что в Госдуме сейчас рассматривается законопроект против реабилитации нацизма. Целиком поддерживаю его. Считаю, что необходимо принять такой закон. И чем быстрее мы его примем, тем будет лучше. Это нужно не для Запада, не для каких-то государств, а для нас», - заметил председатель ветеранской организации.
«Что касается 9 мая — это святое. Вызывает самую негативную оценку сжигание георгиевской ленточки в Николаеве и другие подобные действия. Но мы переживем это, у нас есть, чем защититься, и есть, что сказать», — добавил Удотов.
В свою очередь, политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев также заметил, что позволить себе высказывание, оскорбляющее памятную дату, мог только тот, у кого «нет ничего святого». «Мальгин —– человек, у которого только фамилия русская, а так он живет в Италии. Он не идентифицирует себя ни с нашими святыми, вообще ни с чем. Георгиевские и гвардейские ленточки политы кровью наших дедов. А он спокойно может над всем этим глумиться», — возмутился Матвейчев.
Он отметил, что Мальгин не боится высказываться, потому что находится далеко от России. «Человек глумится над памятью своих предков. Если бы он жил в Москве, а не в Италии, ему можно было бы морду набить. А там он не боится», — заметил политолог.