Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Краткие впечатления о посещении Польши на эти выходные.

Приехал из трехдневной поездки в Варшаву и Краков. Этой поездкой мы с другом отметили 25-летнюю годовщину нашей высылки из Польши. Когда так долго не бываешь где-то, волнуешься и ждешь, что произошедшие перемены тебя просто раздавят. Ничего подобного. Внешние изменения (пейзажи, новостройки, вплоть до вывесок на знакомых улицах) минимальны. А ведь промчалась целая эпоха: "Солидарность" с Валенсой, военное положение с Ярузельским во главе, крах Восточного блока, капитализм, правительство социалистов, глобализм, вступление в ЕС и НАТО. Снова та же полуразруха, те же байки про Россию, те же размышления, где бы на Западе подзаработать деньжат. И, конечно же, поляки в общем в гораздо более депрессивном состоянии, чем когда я их покинул в 1980 году. В Кракове толпы иностранцев и музыка на улицах играет, это несколько притушевывает депрессивность аборигенов, в Варшаве - общая безысходность.
Встречался с друзьями, подслушивал разговоры на улицах и в парке Лазенки. Всем не хватает денег, с ужасом ждут прихода евро, те, кто еще не потеряли работу, держатся за то, что имеют, изо всех сил.
Однако. Зашли в университет, там вступительные экзамены. На руссицистику - три человека на место, на англистику - 15. И даже на родной журфак - на 150 мест 1450 абитуриентов.
В книжных магазинах та же лабуда, что и всюду, т.е. Код да Винчи во всех видах и бессмысленный П.Коэльо. Однако: хорошо продаются: из прозы Виктор Ерофеев "Добрый Сталин", из публицистики - книжка Юрия Афанасьева. В кино, говорят, застой. В театры не попали, т.к. лето.
Были на службе в русской церкви. Очень богатая церковь, у входа - дорогие машины, внутри - толпа, яблоку негде упасть, хор изумительный. В свое время митрополит Варшавский и всея Польши Василий подарил мне Библию, с дарственной надписью, - в Россию ее пришлось везти с теми же предосторожностями, что и "Архипелаг ГУЛАГ". Тогда Библию, если она по-русски, изымали на границе советскаие таможенники.
В Кракове главная перемена: ожил еврейский квартал, который раньше считался чем-то вроде Гарлема, туда городские власти при коммунистах селили асоциальный люд. Там на каждом шагу синагога, ресторанчики с национальной кухней, а дома свои обратно приобрели изгнанные оттуда (в том числе коммунистами в 60-е годы) еврейские семьи. Теперь это местная достопримечательность, куда водят туристов.
В Варшаве, в костеле Св.Креста, где захоронено сердце Шопена (вот ведь бред), кой-что новенькое - например, памятный знак в честь "великих польских артистов балета Вацлава и Брониславы Нижинских". Именем Нижинского также названа улица в Варшаве. Куча новых памятников: Пилсудскому, Иоанну Павлу Второму, жертвам Катыни, героям Армии Крайовой. Кстати, памятник советским воинам в довольно приличном состоянии. Наверное, наше посольство перед годовщиной почистило там все.
В Лазенках, как всегда, в воскресенье в четыре часа дня у памятнику Шопену концерт под открытым небом. Вот что значит традиция. Полежали на травке, послушали фортепьяно.
Польская кухня не впечатляет, хотя мы были в лучших ресторанах.
Все исторические гостиницы принадлежат мировым сетям. "Бристоль", где я жил, всегдашняя варшавская гордость, - теперь уже тоже не польский. Напротив на гостинице "Европейская" во весь фасад развернут колоссальный плакат, что его сотрудники протестуют против продажи гостиницы. Это последняя польская гостиница. Хозяева мелкого торгового бизнеса, процветавшие при польском полу-социализме, разоряются, многие магазины даже на центральной улице - Маршалковской - заколочены. Маршалковская после падения социализма ни разу не ремонтировалась, тротуарная плитка вся разъехалась, а кое-где украдена, можно сломать ногу, темно-серые стены украшают граффити. Зато три бывших государственных колоссальных универмага, стоящие в ряд на Маршалковской, теперь проданы C&А и Hennes&Mauritz, которые торгуют своим одинаковым дерьмом в любой европейской дыре. Все банки, кроме двух, иностранные - они-то единственные что-то изменили в архитектурном облике Варшавы - построили себе небоскребы-офисы, окончательно испортившие и без того безликий город.
Много нищих, попрошаек, бомжей.
Больше в Польшу - ни ногой. В 1977-1980 годах для меня это была почти родная страна, а до этого - благодаря "Кабачку 13 стульев", журналу "Шпильки" и польскому кино - для меня, как и для большинства советских обывателей, это было какое-то окно в некий прекрасный, стильный и более свободный мир. Польша - это было что-то культовое в 60-е и 70-е годы. Теперь этого, конечно, нет, нынешнему поколению что поляки, что португальцы - один хрен, однако поляки до сих пор свято убеждены, что наши мысли всецело заняты ими. Поэтому так болезненно была воспринята "забывчивость" Путина 9 мая. Я уже не говорю, о решении нашего правительства вместо 7 ноября прздновать годовщину освобождения от польской интервенции. "Мы двести лет под вами были, и ничего, а вы два года побыли под нами, и теперь, спустя 400 лет, для вас это такое событие, что устраиваете национальный праздник". Замечание, не лишенное резона.
Попытка сохранить ноябрьские и майские праздники в календаре любой ценой - глупость из глупостей. Я уже не говорю о придуманном Кларой Цеткин празднике, который до сих пор называется у нас МЕЖДУНАРОДНЫМ женским днем, хотя о существовании 8 марта нигде в мире не подозревают. Помнится, в свой первый польский год я 8 марта накупил букетов и стал развозить знакомым дамам, чему те были крайне удивлены. Там это даже при коммунистах не привилось.
Subscribe

  • (no subject)

    В Италии впервые с 1 сентября прошлого года за сутки выявлено меньше тысячи зараженных коронавирусом - 907. Днем сообщили, что 49,61% населения…

  • Италия. Коронавирус

    Как всегда, по пятницам, в Италии выкладывают недельную статистику по коронавирусу. Коээфициент заражаемости Rt за неделю не изменился и составляет…

  • Как найти нацизм там, где его нет

    Путин сегодня раскрыл глаза зрителям телеканала "Россия": "Зеленский - он еврей по национальности". Путин удивлен: как мог "еврей по национальности"…

Comments for this post were disabled by the author