Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Category:

Закрывая тему "Виктор Шендерович"

Из старого интервью с В.Шендеровичем на сайте "Семь сорок" http://www.sem40.ru/interview/hot/1683/:

- Вы хотите сказать, что вы противник этой страны и ее истории?

- Я вместе с некоторым меньшинством исповедую ценности, отличающиеся от тех ценностей и тех традиций, которые исповедуют все - и Путин, и страна. Потому что Путин выбран страной. Он действительно народный президент - в том же смысле, в котором и Ельцин был народным президентом, он выражает некоторое коллективное бессознательное страны. Те люди, которые населяют Россию, выбрали себе это - Путина, войну в Чечне, коррупцию, воровство, пренебрежение к правам человека, пренебрежение к закону, ложь, демагогию. Путин - просто часть того океана, в котором нас мотает и в котором мы иногда захлебываемся...

- Получается, есть большинство, народ, который выбрал Путина, ложь, коррупцию и войну. И есть вы - меньшинство, которое вы называете "нормальными людьми". Это меньшинство сначала хотело что-то сделать с большинством, но выяснилось, что у него не получается. В таком случае почему бы не рассмотреть перспективу цивилизованного развода? Почему вы вообще здесь, а не в какой-нибудь цивилизованной стране?

- Прежде всего: никакого "народа" нет. Есть сто сорок восемь миллионов людей, объединенных в лучшем случае единым паспортом. Мало что их объединяет, кроме гражданства. Всякий разговор о народе - величайшее огрубление... И потом - я доволен жизнью. Я живу гармонично. Я делаю то, что мне нравится делать. С чего это вы мне предложили развод? Какую сторону вы представляете в этом союзе?

- Телевидение и прессу называют четвертой властью. А в прошлом десятилетии в России она была даже не четвертой, а как бы не первой. Вы могли сделать с ними - с той самой "первой властью" - то, чего они не могли с вами сделать. А когда в конечном итоге все-таки сделали - это было воспринято как нарушение правил игры. Но вы побывали во власти, пусть даже четвертой. Чувствовали ли вы себя тогда начальником над умами?

- Вы меня, похоже, путаете с Леонтьевым или с Доренко. Я никогда не был властью. Меня не было на больших федеральных каналах, на первом и втором. Мы не пасли электорат. Максимум, что было: в расцвет НТВ - да, мы были выразителями определенной, прогрессивной идеологии. И то, скорее, эмоций, чем концепций. Мы просто реагировали на происходящее. Может быть, в какой-то период Киселев мог ощущать себя властью... А уж сейчас - да какая там власть! Нас отрезали, согнали на периферию вполне рассчитанными, осмысленными действиями. У нас был крупный федеральный канал. Потом была "шестерка" - не помню, был ли он федеральный, но по статусу, конечно, поменьше. Сейчас нас, что называется, опустили "до мышей". Уничтожение НТВ было огромной процедурой всей тяжестью государственной машины. Сейчас с нами можно сделать все что угодно, и нам поставлен выбор между маргинальностью и эмиграцией.

- Но ведь причины конфликта с государством были, согласитесь, существенными. Одной из них была чеченская война. Когда одна власть по тем или иным причинам ведет войну, а другая власть выступает на стороне ее противников в войне, вряд ли возможно мирное решение вопроса. НТВ и вы были фактически, объективно говоря, одним из отрядов чеченского сопротивления. Почему вы стали по одну линию фронта с Басаевым?

- Вы все время передергиваете. Линия фронта в России, по моему мнению, проходит по совершенно другим координатам. Есть общество - и есть власть. И между ними прошла линия фронта. Странно, что вы этого не замечаете... То, что делает власть, носит антиобщественный характер. Российская власть совершает огромное количество преступлений, начиная от хозяйственных и кончая преступлениями против человечества. Эта война находится в противоречии с интересами каждого нормального человека. На этой войне немыслимо разбогатело огромное количество людей с обеих сторон - и чеченских полевых командиров, и наших генералов. И Басаев, и работорговцы, и полевые командиры, получающие субсидии из Эмиратов, и наши генералы, которые понастроили себе новых дач, и наши политики, которые на этом взяли себе новые кресла, - все они по одну линию фронта. Хаттаб, Басаев, Путин, Березовский времен девяносто девятого года - по одну линию фронта. А по другую - все нормальные люди. Такие, как Масхадов. И поэтому я не с властью и не с Басаевым...

- А с Масхадовым?

- Я с нормальными людьми, с теми, кого грабят, убивают... и, в частности, безусловно, с Масхадовым!..

- Считаете ли вы Хасавюрт своим личным успехом? Ведь в свое время одной из главных причин подписания Хасавюртовских соглашений была монолитно прочеченская позиция прессы и электронных СМИ.

- Ну, говорить о личных заслугах было бы слишком громко... Но я, безусловно, считаю, что Хасавюртовские соглашения были шагом в правильном направлении, а не предательством интересов России. А предательством интересов России была вторая чеченская война, развязанная в совершенно понятных целях.

- В таком случае если все так безнадежно, почему бы нам не поискать себе хороших хозяев за границей? Представьте: в Москве высаживаются войска НАТО, и хороший, честный, грамотный американский управленец занимает место в Кремле. И - какое-то количество войск, чтобы поддерживать порядок... Как бы вы отнеслись к такой перспективе?

- Плохо отнесся бы. Даже если этот американский наместник будет стоять на страже моих интересов, защищать права человека, и так далее. Но если даже он будет защищать мои интересы, но не будет защищать интересы пяти-шести людей с улицы, то ничем, кроме очередной большой крови, это не закончится, а история - по закону маятника - улетит в противоположную сторону... Желательно было бы обойтись без интервентов и попытаться договориться всей страной о направлении движения. Я и мои товарищи - мы пытаемся хотя бы остановить сползание к совсем катастрофическим вариантам.

- Когда мы говорили о коммунистах, вы настаивали на том, что нужно смотреть на практику, на то, что они делали на самом деле. А как вы оцениваете, чем обернулось для России господство противников коммунистов?

- Каких противников?

- Тех, кого раньше условно называли "демократами".

- Очень условно...

- Сейчас это слово, кажется, вышло из употребления... Как вы оцениваете то, что произошло со страной за то время, пока они были у власти?

- Как очень сложный, очень противоречивый рывок куда-то, сразу по многим векторам...

- Но ведь вы сами - продукт того же общества. Вы родились в Советском Союзе. Ваши дедушка с бабушкой были коммунистами. А ведь вы считаете себя полноценным человеком, осознающим необходимость гражданского общества, соблюдения законов, в общем, уже готовы жить, как в Финляндии... Есть еще какое-то количество людей, которых вы рассматриваете как полноценных. Откуда они появились в этой страшной стране?

- В каких-то семьях учат элементарной гигиене - мыть руки перед едой, скажем, а в каких-то нет. В каких-то семьях понимают, что маленьких детей бить нельзя, в каких-то нет. Так везде. Даже среди каких-нибудь хуту и тутси мы найдем интеллигенцию или просто людей, которые понимают, что надо мыть руки перед едой и нельзя убивать людей за иную форму носа... Мне повезло.

- То есть вы хотите сказать, что всегда существует наследственная каста людей, которые моют руки перед едой и отличают добро от зла?

- На генетику накладывается социальная структура. И какое-то количество людей способны противостоять этой структуре, а кто-то нет. Не воровать, даже если все вокруг воруют... К сожалению, при неразвитой демократии меньшинство является заложником большинства. А качество демократии определяется именно уважением к правам меньшинств. Это самое главное в демократии - как при демократии чувствуют себя меньшинства.

- Странно, мне казалось, что демократия - это механизм защиты интересов большинства от насилия меньшинства, прежде всего правящего, то есть аристократии.

-При веймарском режиме Гитлер был оппозиционером. И что же? Он посидел пару месяцев в тюрьме, там книжку написал. А при нем? Те, кто были несогласны с ним, отправлялись в концлагеря... Именно по качеству жизни меньшинства следует судить о качестве демократии.

- Я заметил, что слова "великая Россия", "государственность" и так далее вы произносите с явным отвращением...

- Да, безусловно.

- Это очень характерно. Ваше отношение к "этой стране"...

- "Эта страна" - англицизм. Англичане так говорят о своей Англии. Когда страну начинают называть "Фатерлянд" - это прямая дорога к концлагерям, есть такая народная примета. Когда речь идет о величии державы - жди крови. Любой патриотизм опасен и кровав.

- Даже американский патриотизм? Вы ведь любите Соединенные Штаты?

- С тревогой, с тревогой наблюдаю... Я западник, но меня беспокоит несколько агрессивный американский патриотизм. Там, где отсчет перестает производиться от прав, нужд и достоинства отдельного человека, начинаются Хомейни, Беломорканал, Освенцим. Вы не приведете мне ни одного примера из истории, свидетельствующего об обратном.

- В том числе и израильский патриотизм?

- Там нет этого противостояния!

- Во избежание недоразумений я хочу сказать: мне лично нравится Израиль. Не как еврейское государство - я не еврей, а как государство, правильно устроенное. Крепкая национальная культура, ориентированная на себя, сплоченная нация...

- Вы слышали там, кроме кучки маргиналов, какие-нибудь крики о Великом Израиле?

- Да, что-то слышал об "Израиле от Нила до Евфрата".

- Я хочу сказать: у власти там люди, которые не говорят о "великом Израиле". Кучка ортодоксов никак не представляет политической элиты.

- Но израильский патриотизм существует...

- У него есть каждодневная подпитка. Потому что Израиль находится в состоянии войны с превосходящим его противником, он борется за выживание...

- И это оправдывает израильский патриотизм?

- Израиль не нуждается в оправданиях...

- Но Россия тоже находится в состоянии войны. А российский патриотизм вам не нравится.

- Волна русского патриотизма в сорок первом - сорок пятом году была праведной и святой. Потому что страна воевала против захватчиков. А сейчас кто на нас нападает? Против кого мы? Где войска, где оккупанты? Против кого боремся?

- Недавно был теракт в "Норд-Осте"...

- "Норд-Ост", названный терактом,- это не теракт. Само это название - часть большой лжи. Это война. Мы предполагали, что там мы будем устраивать Самашки, а здесь у нас будет театр. Выяснилось, что так не бывает... Вообще это не имеет отношения к теме патриотизма. Это ксенофобия, которая специально подпитывается государством. И теперь, казалось бы, вполне интеллигентные люди открыто говорят, что им не нравятся чеченцы и так далее...

- В таком случае какие чувства вы испытываете к населению этой страны? Ко всей этой массе людей? К темной, татаро-монгольской массе, к византийской власти, которая ими правит? Какое слово здесь применимо?

- Жалость. Я чувствую жалость. И свою обязанность что-то посильно объяснять...

- То есть такое отношение старшего к младшему, родителя к ребенку?

- Не к ребенку. Как к близкому человеку. Но - слабому, в том числе слабому умом.

- Но вы же смеетесь над народом! Слабым, больным и убогим, по вашим же словам!

- Я над ним плачу...
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author