Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Categories:

Личные данные

Многие знают, что стараниями общества "Мемориал" и других общественных организаций в течение многих лет в разных областях России были созданы "Книги памяти", включающие в себя данные о миллионах репрессированных в сталинские годы. Эта работа далеко не закончена, хотя архивы перед историками теперь закрыты окончательно и бесповоротно, и подвижники, занимающиеся "Книгами памяти", в настоящее время практически топчутся на месте.
И вот неутешительная свежая новость, которую я почерпнул на сайте "Полит.ру" (узнав о ней в блоге В.Прибыловского на LJ.Rossia).


29 сентября 2009, вторник.
Создателей «книг памяти» хотят судить за распространение личной информации

Завкафедрой отечественной истории Государственного Поморского Университета (ГПУ) Михаилу Супруну и полковнику УВД Архангельской области Дудареву, работающим по научному проекту, посвященному немецким военнопленным в России, предъявлено обвинение в «сборе и распространении информации, носящей конфиденциальный, личный характер» (ст. 137 УК). Очередной допрос по этому делу состоится завтра, сообщил «Полит.ру» Михаил Супрун.

Михаил Супрун и полковник Дударев выступают исполнителями в совместном российско-немецком проекте «Этнические российские немцы, репрессированные в 40-е годы». В сентябре Михаил Супрун, его аспирантка и полковник Дударев были задержаны по обвинению в «сборе и распространении информации, носящей конфиденциальный, личный характер». ФСБ по Архангельской области провела обыски в их домах и на местах работы.

«Понятно, что это абсурд. Такие книги памяти начали появляться еще в годы перестройки и существуют практически в каждой области, причем их создание инициировалось, как правило, прокуратурой. Тогда прокуроров и всех, кто составлял эти «книги памяти», надо наказывать по этой статье», - сказал Супрун в интервью «Полит.ру».

У ученого изъяли весь архив, все компьютеры и другие электронные носители, часть письменного архива, печатного архива, среди которых были документы по российской истории, которые Супрун вывез в 1999 году из архивов США и Европы. «Я думаю, что подобное произошло и с архивами других сотрудников, которые работали в этом проекте», - предположил историк, отметив общую нервозность обстановки. «Завтра я должен быть на допросе в Архангельске. Чем все это закончится, не знаю. Боюсь, что в связи с абсурдностью обвинений могут просто что-нибудь подкинуть»», - сказал он.

Проект «Этнические российские немцы, репрессированные в 40-е годы» и его продолжение «Немецкие военнопленные на русском Севере» осуществляются на основе договора, подписанного председателем Красного Креста Германии, начальником УВД Архангельской области и ректором Поморского университета. В качестве исполнителей от каждой из сторон выступают соответственно председатель Общества российских немцев в Германии доктор Антон Бош, полковник Дударев и завкафедрой отечественной истории ГПУ Михаил Супрун.

«Книги памяти - одна из опорных точек памяти о сталинизме. Эти книги, издающиеся в большинстве регионов России, образуют сегодня библиотеку объемом почти в 300 томов. В них содержится в общей сложности более полутора миллионов имен казненных, приговоренным к лагерным срокам, депортированных. Это серьезное достижение, особенно если вспомнить сложности доступа ко многим нашим архивам, хранящим материалы о терроре», - сказал историк, председатель правления Международного «Мемориала» Арсений Рогинский на одном из крупнейших научных форумов последнего времени – международной конференции «История сталинизма. Итоги и проблемы изучения».

Симптоматична попытка органов госбезопасности воспрепятствовать сбору и распространению информации о деятельности их предшественников. В качестве основания для закрытия документов нередко используют вполне справедливый лозунг защиты персональных данных, распространяя его на тех, кто направлял и осуществлял массовые репрессии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments