Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Categories:

Еще немного сталинского кино

Кинорежиссер Михаил Чиаурели - муж великой актрисы Верико Анджапаридзе, отец актрисы Софико Чиаурели и дядя кинорежиссёра Георгия Данелии - в 1946 году снял фильм "Клятва", за которую годом спустя получил Сталинскую премию первой степени и звание народного артиста СССР. После чего два года трудился над фильмом "Падение Берлина". И вновь - Сталинская премия первой степени и орден Ленина. Оба фильма, довольно слабые в художественном отношении, были чудовищной апологией Сталина. И, естественно, Сталину очень нравились.

Вот концовки этих двух кинокартин:





Вот что писала об этих фильмах газета «Советское искусство»:

ВЕЛИЧИЕ НАРОДА

Фильм "Клятва" — явление для нашего искусства необычайно значительное. Это новаторский фильм, и значение его для всего нашего искусства глубоко принципиально. Мне кажется, что нельзя даже сразу, после одного или нескольких просмотров оценить во всей ее глубине огромную культуру, высокое мастерство режиссёра, огромное человеческое сердце и мысль создателей фильма. Обычные профессиональные термины мне кажутся непригодными при оценке такого явления, как «Клятва».
Я считаю, что в этом фильме сконцентрированы вся мощь, весь творческий опыт, вся сила советской кинорежиссуры. Сегодня венок первенства среди наших художников принадлежит Михаилу Чиаурели!
Помимо всех огромных художественных достоинств фильма, в нём есть ещё одно великолепное качество: он показывает историю двух только что минувших десятилетий, показывает все эти годы в их истинно-историческом величии и в то же время он зовёт в будущее.
Зритель, просмотревший «Клятву», еще раз почувствует не только величие минувших лет, но и всю грандиозность того, что нам предстоит сделать в ближайшем будущем.
В «Клятве» есть великолепное сочетание правды наших будней и высокой поэзии.
Фильм говорит о славе Сталина, о величии советского народа, о тех огромных трудностях, которые вставали на победном пути нашего народа, о смелости, с которой идут советские люди вперёд и вперёд, в бои, на труд, к счастью. Это фильм об эпохе, и он сам, бесспорно, создает эпоху в искусстве.
А. Бек-Назаров.

ЧУВСТВО ГОРДОСТИ

Картина вызывает чувство гордости от сознания, что ты — гражданин Советского Союза, чувство радости, что ты живешь в сталинскую эпоху. Картина вызывает чувство гордости за нашу Родину, за партию, за весь наш народ.
Меня особенно волнует и радует то, что в фильме «Клятва» товарищ Сталин показан, как великий вождь и сердечный человек, друг всех наших людей, показан таким, каким знает его весь наш народ.
Мне очень понравилась музыка фильма. То, что создано композитором А. Баланчивадзе, очень интересно; музыкальные фрагменты, входящие в фильм народные песни, отрывки из классики — органически входят в музыкальный строй всего фильма.
В картине засняты выступления хора им. Пятницкого. Песни хора записывались для кино не один раз. Но именно и этом фильме хор появился на экране таким, каким его хотелось бы увидеть и услышать. Артисты хора выступают в фильме как действующие лица. Концертное выступление хора, певцов и танцоров очень хорошо заснято.
В. Захаров.

ВОЛНУЮЩЕЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

Нужно поздравить не только всех создателей фильма «Клятва», но и всю советскую кинематографию, потому что «Клятва» знаменует собой новый этап в развитии нашего киноискусства. Кино — сильное, большое, искусство, и фильм, созданный коллективом Михаила Чиаурели еще ещё раз подтверждает это.
«Клятва» — волнующее, глубокое произведение. Создан памятник жизни нашей страны, нашего народа в течение двух десятилетий, и, как во всей жизни нашего народа, высокая патетика и пафос борьбы и строительства органически слиты в фильме с жизнью, с буднями простых советских людей, и именно это еще глубже подчеркивает героику наших будней.
Б. Чирков.


ПОДЛИННАЯ НАРОДНОСТЬ

На экраны вышел новый цветной художественный фильм «Падение Берлина». Картина повествует о борьбе советского народа в годы Великой Отечественной войны, о мудрости стратегии и полководческом гении товарища Сталина – творца и организатора всех наших побед. «Падение Берлина» – выдающееся произведение советского киноискусства. Публикуемая сегодня статья В. Пудовкина является первой из ряда статей, которые редакция предполагает посвятить этому фильму.

Создание фильма «Падение Берлина», рассказывающего о великой борьбе и победе советского народа, о мудром сталинском руководстве, о грандиозном завершающем сражении Отечественной войны, - огромное событие в мире советского киноискусства, в жизни советской культуры, в общественно-политической жизни народа.
Произведение такой известной глубины и эпического размаха, такое смелое, дерзновенное творческое решение ответственной темы могло родиться только в нашей стране, стране передовой культуры, культуры социализма.
«Падение Берлина» – живой пример идейно-художественного роста советского кино, все более и более овладевающего методом социалистического реализма.
Социалистический реализм вытекает из глубокой партийности, принципиальности, большевистской страстности художника, его проникновения в думы и чаяния народа, в сущность явлений нашей действительности, из умения мастера, рассказать об этом в художественно-совершенной, ясной и понятной миллионам форме. Эти качества присущи фильму «Падение Берлина» и выявлены в нём наиболее полно и значительно.
Именно метод социалистического реализма позволил художнику раскрыть всё своеобразие и оригинальность своего индивидуального творческого почерка.
Лирика, символика, эпос, гротеск органически входят в этот фильм, образуя монолитный сплав действительности и искусства, воспроизводящий всё богатство и разнообразие реальной жизни.
Этим путем шёл М. Чиаурели и в своей предыдущей работе – замечательном новаторском фильме «Клятва». Как и «Падение Берлина», этот фильм был посвящён самым основным, глубочайшим проблемам жизни великой страны и великого народа. Это характерно для творчества Чиаурели – политически целеустремлённого, обращённого к большим актуальным темам нашей действительности.
Как и в «Падении Берлина», в «Клятве» говорилось и о жизни простых советских людей, и о волнующих этапах истории нашей страны. Как и в «Падении Берлина», в «Клятве», образуя ее внутренний стержень, наполняя ее высоким звучанием лучших народных чувств, был воссоздан дорогой сердцу каждого трудящегося человека образ великого Сталина. В «Клятве» художник также использовал элементы эпоса, повествования, сатиры, и это было не смешение, а объединение приемов, направленных к раскрытию принципиальных установок автора. Но и «Клятва», явившаяся этапным произведением для советского кино и прошедшая с небывалым успехом на экранах мира, оказалась лишь ступенью в развитии нашего киноискусства, в творческом росте Чиаурели.
В «Падении Берлина» этот творческий метод нашёл свое дальнейшее широкое и углублённое раскрытие. Каждый кадр, каждый эпизод новой работы талантливого мастера полон глубокого принципиального значения, вызывает множество мыслей, по-новому ставит ряд вопросов профессионального мастерства. Обо всём этом невозможно сказать в газетной статье, в первом взволнованном отклике художника на новое произведение своего товарища по искусству. Скажем поэтому здесь лишь о самом главном, самом существенном, о чём думаешь после просмотра «Падения Берлина».
Главное – это подлинная народность нового произведения советского киноискусства. В самом деле, кажется что образы героев фильма – молодого сталевара и отважного бойца Советской Армии Алексея Иванова и его верного друга учительницы Наташи Румянцевой – не рождены творческим воображением авторов сценария П. Павленко и М. Чиаурели, а подсказаны им самой жизнью. Кажется, что ты встречал где-то на заводе или на собрании этого добродушного, но умеющего страстно любить и крепко ненавидеть широкоплечего, немного неуклюжего парня с типичным русским широким лицом, эту славную и чистую девушку умеющую мечтать и строить свою, нашу общую жизнь и стойко переносить страдания. Они любят свой завод, свою школу, свой дом и еще больше, еще сильнее – свою Родину, великого вождя, ведущего ее к коммунизму. Тысячи зрителей узнают в них самих себя, отдельные свои черты, слова, чувства. Тысячи зрителей вспомнят, что они так же, как Иванов, вели себя в сражениях под Москвой, у стен Сталинграда, на улицах Берлина…
Неожиданно и смело фильм о подвиге народа в войне начинается светлой и радостной картиной мирных идей. Песни детей. Самоотверженный стахановский труд на заводе. Полнокровная, разносторонняя общественная и личная жизнь советских людей. Лирическая тема любви Алексея и Наташи.
Ярко и смело решена сцена первого появления товарища Сталина в фильме. Буйная зелень деревьев, их могучие кроны, сад с молодыми фруктовыми насаждениями, и у одного из них – Сталин с лопатой в руках. Жизнь, реальная жизнь, которую видишь на экране с первых же кадров, продолжается: к Сталину прибыл вызванный им сталевар Иванов. И в сценах его приема товарищем Сталиным, руководителями партии и правительства сразу же возникает и высоко звучит основная тема фильма – единение вождя с народом, тема огромной любви народа к товарищу Сталину, преданности народа великому делу коммунизма.
И когда также неожиданно входит в фильм тема войны – взрывы бомб среди желтого пшеничного моря, где гуляли Алексей с Наташей,– боль и ненависть вспыхивают в сердце так же остро, как это было в действительности, в жизни, в памятные дни июня 1941 года. Всё, что пережил народ в дни войны, – горечь потерь, воля к борьбе, вера в победу, небывалый героизм миллионов, – показано и раскрыто в этом фильме с силой жизненной правды, которая доступна только художнику, всем своим существом связанному с народом, живущему общими с народом большими и глубокими чувствами.
Главное, самое ценное в картине «Падение Берлина» состоит в том, что она выражает общенародные мысли и чувства, общенародные идеалы. Образы фильма рождены из чуткого понимания того отношения, которое вызовет каждый из них в сердце народа. Художник как бы видит жизнь миллионами глаз, чувствует миллионами сердец. И это прежде всего проявляется в решении центрального образа фильма – образа товарища Сталина. Как далек Чиаурели от любой, даже самой тщательной и продуманной формы «описания». Образ товарища Сталина вырастает и формируется из той огромной любви к нему, которой полон народ. Любовь художника к товарищу Сталину слилась здесь с общенародной любовью к великому вождю, растворилась в ней, и это дало создателям фильма новые силы для необычного, глубоко реалистического, правдивого и в то же время возвышенного, эпического решения образа. Никакие творческие замыслы и «приемы», никакое изучение материалов, личные наблюдения, беседы не смогли бы привести к такой большой удаче, если бы они не переплавились в горниле всенародного чувства любви к вождю, если бы режиссёр и артист не ощущали потребности выразить эту любовь народа.
Сталин, близкий и родной, такой, каким его знает и любит каждый из нас, предстаёт перед зрителями в эпизодах фильма. Таков он в первой сцене приема Иванова, и в своем кабинете в Кремле, откуда он руководит всем ходом грандиозных сражений, и на совещениях с руководителями партии и правительства, с военачальниками, и в заключительных кадрах встречи его в Берлине с тысячами советских людей, под его водительством одержавших Победу. С тех же позиций найдено и решение образа Иванова. Народность этого образа, слияния в нём индивидуального и типического поднимают его до высоты обобщения. Нам достаточно хоть на мгновение увидеть его в кадрах ожесточенных боёв, в неукротимом стремлении вперёд, чтобы ясно понять, что руководит этим советским человеком, какими стремлениями он полон, что и кто вдохновляет его на подвиги.
И в решении образов врагов, людей, прямо противоположных нашим представлениям о морали, создатели фильмы верны своему, правильно найденному принципу. О Гитлере, Геринге и прочих, фильм не рассказывает анекдоты. Он не просто констатирует всем известные отвратительные черты фашизма и его главарей. Нет. Художниками и здесь движет общенародное чувство ненависти к фашизму, к его вредоносной сущности. Не только исчерпывающее знание авторами материалов о Гитлере и его клике привело к созданию страшных в своей обнаженной правде образов, а глубина выражения чувств народа, той ненависти к фашизму и любви к своей Родине, которые были движущими силами Великой Отечественной войны и привели к Победе, знаменующей переворот в истории человечества.
Таковы были первые мысли, которые возникают после просмотра этого замечательного фильма. Все его элементы – режиссёрская трактовка, актёрское исполнение, музыка, работа операторов и художников, великолепное цветовое решение – органически подчинены идейно-творческой задаче авторов. В спаянной работе всего коллектива трудно выделить и оценить труд отдельных участков: дружным общим фронтом идут они к одной ясной для каждого цели, воодушевлённые величием и ответственностью своей задачи – создать фильм о славных делах своего народа, о величии и мудрости его любимого вождя.
Творческому успеху создателей фильма во многом содействует вдохновенная музыка Д. Шостаковича, глубоко понявшего замыслы авторов. Эта музыка поражает простотой, ясностью языка, целеустремлённостью, народностью мелодий и мотивов.
«Падение Берлина» – большая, принципиальная победа передового советского киноискусства. Это – значительный шаг вперед на пути развития искусства социалистического реализма, на пути органического слияния творчества наших художников с требованиями и запросами народа.
Такое искусство родилось и развивается, достигая всё большего совершенства, только в нашей стране, только в социалистическом обществе, в условиях победоносного строительства коммунизма, только в эпоху великого Сталина.

В. ПУДОВКИН, народный артист СССР.
Subscribe

  • Вечный огонь и вечный идиот

    "Глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин взял на контроль доследственную проверку инцидента с отдыхавшими у Вечного огня школьниками в…

  • Каблуки

    Дмитрий Киселев возмущен американской журналисткой, задавшей Путину несколько неудобных вопросов 13 октября: - Хэдли к встрече с Путиным очень…

  • У газетного киоска

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Вечный огонь и вечный идиот

    "Глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин взял на контроль доследственную проверку инцидента с отдыхавшими у Вечного огня школьниками в…

  • Каблуки

    Дмитрий Киселев возмущен американской журналисткой, задавшей Путину несколько неудобных вопросов 13 октября: - Хэдли к встрече с Путиным очень…

  • У газетного киоска