Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Categories:

"Третий удар"

Один из заметных послевоенных фильмов - "Третий удар" (1948) - об освобождении Крыма от гитлеровцев. Руководил операцией, естественно, из своего кремлевского кабинета лично товарищ Сталин. Карикатурный Гитлер в исполнении Мартинсона бесится в своей ставке, немцы в панике бегут со всех позиций, над ними летают армады советских самолетов, тысячи советских пушек залповым огнем крошат немецкие укрепления. Очень интересно изображена роль крымских татар - это подлые твари, умеющие, даже по отзывам немцев, воевать только с женщинами и детьми. Фильм, разрезанный на 12 частей, полностью выложен на Ютьюбе, так что нет смысла его пересказывать. Желающие могут ознакомиться.



А вот что писал в своей рецензии на фильм будущий видный шестидесятник и перестройщик Александр Борщаговский, тесть кинорежиссера Алексея Германа:

РОЖДЕНИЕ НОВОГО

Советские художники из года в год раздвигают границы привычных сложившихся представлений об искусстве и его жанрах. Сущность прогрессивного новаторства и заключается в том, что новизна формы изобразительных средств, новизна жанра властно диктуется новым жизненным материалом и высокой, озаряющей его идеей.
Эта мысль настойчиво возникает, когда смотришь фильм Игоря Савченко «Третий удар». Что это – историческая лента? Несомненно. В «Третьем ударе» шаг за шагом развивается одна из крупнейших битв минувшей войны, рассказана обстоятельно и неторопливо история величественных и драматических событий недавнего прошлого. Но «Третий удар» – это художественный фильм, и не только потому, что тут подлинные события и исторические лица переданы с обобщающей, образной силой. Тут налицо вымысел, художественный вымысел, коснувшийся не только, скажем, композиции кадра, но и судеб героев, фабульных ходов; работа фантазии, вызвавшая к жизни матроса Чмыгу или Никиту Степанюка, героев, за которых в узком смысле, ответственна не история, а сценарист и режиссер. Вместе с тем «Третий удар» – это и документальный фильм. В нём история раскрывается с предельной точностью и документальной достоверностью...
Когда начинается бой и наша техника, наши люди, управляющие ею, устремляются на штурм немецких позиций, зритель явственно ощущает появление какой-то новой, живой и животворной, несмотря ни на что возникающей, коллективной и оптимистической силы. Это живой ум, это умная техника, это кровь сердца и сила идей, это мужество и целеустремленность брошены на неприступные, казалось бы, позиции врага. И оттого, что эти позиции рушатся под комбинированным единым ударом человека, вдохновенного и страстного, и техники, в которой воплощен героический труд страны, – каждая победа наших войск выступает в фильме со всей силой достоверности – военной, психологической, художественной.
Теперь мы подошли к главному, к тому, что освещает высоким и ровным пламенем подвиги героев фильма. К источнику их озарённости, к командному посту, с которого раздается голос мудрого полководца, голос вождя, руководящего исторической битвой советского народа против фашизма, голос, вдохновляющий солдат и офицеров. Авторам фильма удалось показать не только передний край, не только рядового бойца и материальную конкретность войны, но и руководителей армий, полководцев и прежде всего образ товарища Сталина. Именно эти короткие эпизоды в кабинете товарища Сталина, сцены военных совещаний, это основанное на документах освещение конретных военных событий и судеб людей, великой мудростью всей войны, этот развивающийся на глазах зрителя процесс зарождения и уточнения гениального сталинского плана, осуществляемого нашей армией, народом, – вот что сообщает событиям фильма уже не простую, бытовую достоверность или правдоподобие, а неопровержимость высокой истины, неопровержимость и велие самой передовой, самой высокой идеи. Военные эпизоды, подвиги солдат уже не кажутся нам разрозненными звеньями одной тактической цели: отныне они органические части единого сталинского стратегического плана. Героические дела солдат – образное воплощение сталинской веры в советский народ, в бойца, идущее от спокойной уверенности и одухотворенности образа Сталина (арт. А. Дикий).
Образ Сталина в оригинальном, убедительном и сохраняющем все романтические краски исполнения А. Дикого – это не только мозг, но и сердце фильма. Каждая выраженная им мысль проходит в фильме сложный путь от Кремля к окопу переднего края и стоголосым эхо звучит в народе. Сталинское вдохновение оживает в наступательном порыве армий. Мудрое спокойствие и уверенность вождя ровным отсветом ложатся на дела и поступки наших полководцев, генералов сталинской школы – генерала армии Толбухина (его превосходно играет В. Станицын), маршала Василевского (Ю. Шумский) и других. Особо следует выделить образ генерал-лейтенента Захарова в живом темпераментном исполнении С. Блинникова. Единый, могучий, несокрушимый лагерь от простого солдата до полководца и вождя – такой предстает в этом фильме наша страна, таким предстает наш народ. В этом – значение фильма «Третий удар».

А. Борщаговский.


Опубликовано в газете «Советское искусство» от 1.05.1948г.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments