March 13th, 2005

avmalgin

А.Васильев о Панюшкине и Кашине

Андрей Васильев дал интервью агентству Регнум:

«В свое время Панюшкин все время ездил на похороны. Года полтора. Как похороны, так он все время кого-то хоронил. Как он не повесился вообще? А тогда хоронили много — ОМОНы какие-то. На похороны Александра Лебедя ездил. Еще такая была шутка в „Коммерсанте“ — когда Панюшкин в командировке, а тут надо кого-то хоронить и приходилось посылать другого человека, и мы шутили: „Неудобно, Панюшкин обидится“. Такая вот у него была работа. Колесников ездит к Путину — тоже такая работа. А Кашину все время надо получать по харе. С молодежью потому что работает».
avmalgin

Ad Marginem ждет мемуаров Владислава Суркова

В интервью "Большому городу" (неопубликованном в бумажной версии "из-за нехватки места", но есть на сайте) директор издательства Ad Marginem А.Иванов сказал:

— Я думаю, от Суркова, когда он будет смещен, можно ждать откровений, потому что это человек, полный нереализованных эстетических и литературных амбиций, любитель декадентской поэзии и сам поэт, автор пьесы, которая где-то, по слухам, поставлена, полной типично декадентских мотивов: вампиризима, дьяволизма, бесовщины. Я думаю, что он что-нибудь напишет. Будет, конечно, очень интересно.
avmalgin

Я и КГБ

Александр Шаталов в своем журнале опубликовал оскорбляющие меня мнения: http://www.livejournal.com/users/gospodi/177784.html?view=925816#t925816

Ответить ему можно только таким способом:

Неуважаемый г-н Шаталов (он же gospodi).
Придется ответить по порядку.
1. "пытался любыми способами познакомиться с Евтушенко". Совершенно не пытался, а это он сам позвонил мне и поблагодарил за статью к его юбилею, опубликованную в "Юностьи". Затем он пришел в "Литературную газету", где я тогда работал, со статьей, и начальство отправило его ко мне в отдел литературоведения, чтоб я в его статье исправил, что требовалось исправить... Так произошло личное знакомство, которое продолжалось несколько лет.
2. "чистил на кухне селедку и подавал к столу". Не было этого. Мне, как литературному критику и потенциальному автору книжки, на этой даче оказывалось должное почтение. За одним-единственным случаем: когда он мне и моей пузатой беременной жене выдал по лопате и поручил расчистку снега на даче. Мы не холуи, и делать этого не стали.
3. "в то время для молодого критика, автора нескольких статей в журнале "Юность", это было очень важно". Хуйня. Я за всю свою жизнь опубликовал в "Юности" только две статьи: о поэте О.Хлебникове (за нее получил премию им. Б.Полевого) и об упомянутом Евтушенко. Зато параллельно я издал две книги в издательстве "Знание" и по нормам того времени вполне мог вступать в Союз писателей. Хотя общаться с ним, конечно же, было очень интересно.
4. "приватные разговоры с поэтом опубликовал в своей книге об Евтушенко". Никаких книг о Евтушенко я не писал (только собирался) и естественно не опубликовал.
5. "ЕЕ и его окружение были и остаются в абсолютном убеждении, что Андрей сотрудничал с КГБ и работал по заданию этой организации". А вот Иосиф Бродский всем рассказывал, что это Евг.Евтушенко как раз "сотрудничал с КГБ" в деле его высылки из СССР. Свои многочисленные встречи с Ф.Д.Бобковым (замом председателя КГБ), на которых Евтушенко отвечал на вопросы о Бродском и не только о Бродском, сам ЕЕ не скрывает! Сотрудничество Е.Е. с КГБ - это отдельная тема, и я не буду ее сейчас касаться подробно. Об этом уже достаточно написано. Довлатов рассказывал, что однажды он возбужденный пришел в Нью-Йорке к Бродскому: "Слушай, в Москве перестройка, Евтушенко на писательском съезде выступил против колхозов!" На что Бродский ответил: "Если он против колхозов, то я - за!" Спасибо Вам, Саша, только теперь, спустя годы, я понял, как Е.Е. решил мне отомстить за статью в "Столице": он на своей шкуре понял, что такое прослыть агентом КГБ (на Западе его вчерашние друзья перестали подавать ему руку), вот и стал испытывать этот способ на других.
6. "Андрей вдруг стал утверждать сейчас, что всегда был жертвой этой организации". Поясняю. В 1980 году меня и А.Ю.Бродовского (ныне предпринимателя), уже заканчивавших Варшавский университет, обманом выманили в страну (причем все мое имущество осталось в Польше), затем без объяснения причин исключили из Московского университета (лично Я.Н.Засурский сообщил мне, что это сделано по требованию КГБ), сделали грубую попытку отправить в армию, причем конкретно в Афганистан, затем в течении 6 лет я был невыездным, мне отказывали в выдаче заграничного паспорта. Позже та же организация выкинула меня из "Литературной газеты". Я оказался на улице с вольчьим билетом. Затем я баллотировался в демократический Моссовет, во второй тур я вышел вместе с начальником Сокольнического райотдела КГБ Л.Н.Сапелкиным, и тут уж отборнейшие провокации устраивались ежедневно. Будучи депутатом Моссовета, я смог выяснить некоторые детали этих операций. Оказывается, я был в плотной разработке КГБ с 1975 года (с момента поступления на журфак; причем доносы шли параллельно от несокльких студентов!) вплоть до 1989 года (избрание в демократический Моссовет, после которого дело почему-то закрыли). Причины: сначала идеологический факультет, потом - контакты с иностранцами и изучение нескольких иностранных языков (представьте себе, это считалось подозрительным делом), сотрудничество с радио "Свобода" и эмигрантской прессой, организация концертов подпольных рок-групп и консолидация молодых поэтов-нонконформистов, и, наконец, что меня более всего поразило, "Располагал большими суммами денег".
Известно, что слухами о сотрудничестве с КГБ именно КГБ боролся с диссидентами (сразу замечу, я себя диссидентом никогда не считал и к их кругам примкнуть не стремился). Такие слухи были эффективны, т.к. их невозможно было опровергнуть. Мне лично помнится один эпизод. Когда НТВ проздновало первую годовщину своего основания в гостинице "Славянская", я случайно оказался свидетелем разговора Александра Минкина с поэтом А.Ароновым. В момент, когда я подходил к ним (со спины Минкина), я услышал из его уст: "А ты разве не знал, что Мальгин кагэбэшник?" Я взял Минкина за плечи и развернул к себе. Я потребовал повторить только что сказанное, но глядя мне в глаза. Минкин был в полной растерянности, но делать этого не стал. С того момента и по сей день я с ним не здороваюсь. Мне, естественно, вспомнилось то обстоятельство, что А.Минкин, работая у меня в "Столице" два года (а позже в "МК") не раз публиковал документы подслушек, наружного наблюдения и т.д. И я как главный редактор у него спрашивал: "Саша, откуда же ты это взял?" На что он только многозначительно улыбался.
Могу также и Вас предупредить, уважаемый Александр Шаталов, что при ближайшей же встрече со мной Вы получите по морде. Физически. Советую переходить на другую сторону улицы. Я много слышал про себя всяких сплетен и небылиц, но реагирую только на одну из них: сотрудничество с КГБ. Я считаю, что это самое позорное, что только может быть в биографии человека, особенно когда это касается советских времен. К тому же, повторюсь, это единственный сорт сплетни, с которым невозможно бороться: к сожалению, у нас в стране никогда не будет произведена т.н. люстрация, т.е. на будут опубликованы списки настоящих стукачей.
Разумеется, из френдов я Вас вычеркиваю. Это лишает меня возможности контролировать Ваши сплетни в дальнейшем, но числить Вас в числе друзей не могу.
Андрей Мальгин
avmalgin

О нравах в литературной среде

Принято считать, что среда так называемых "новых русских" отвратительна и достойна презрения и осмеяния. В течение десяти лет я вращался в-основном в этой среде, добровольно прервав свою литературную и общественную судьбу (как бы добровольный уход в монастырь). Черт меня попутал издать книжку прозы, после чего я вновь оказался среди так называемых литераторов и считающих себя литераторами. Так вот могу засвидетельствовать, что ничего мерзопакостнее так называемого "литературного общества" или даже "интеллигентского общества" нету. Зависть, подсиживание, распускание сплетен, сведение давних счетов, какие-то бессмысленные и беспричинные интриги. Обиженные богом, сгорающие изнутри от нереализованных амбиций, гнусные твари - вот что такое наши литераторы.
Так вот, друзья мои, ничего такого в среде нормального бизнеса нет. Там все гораздо определеннее, и отношения между людьми гораздо более чистые и прямые. Особенно мне нравятся бизнесмены молодого поколения - до 30 лет. Они живут с распрямленной спиной и у них в голове все в полном порядке, они не перекручены все внутренне, как их папаши и мамаши. У них интересная жизнь, у них есть азарт, им несвойственно чувство зависти, на него просто нет времени. Они делают настоящее дело, а не перемалывают воздух на своих уюогих тараканьих кухнях.
Как? - скажут мне, - а как же заказные убийства, война компроматов и прочее. Но я же сказал: в среде НОРМАЛЬНОГО бизнеса, а такого у нас уже, слава богу, во сто крат больше, чем криминального. И, конечно, я не имею в виду бизнес уровня Березовского - Дерипаски и проч. - лучшую картинку этой среды дал вовсе не Ю.Дубов, а покойный Пол Хлебников. Я закончил сейчас читать его книгу "Крестный отец Кремля Березовский" и она неожиданно мне очень, очень понравилась. Это замечательная книга, и она вовсе не о Березовском. Как же он сумел так точно угадать мотивировки олигархов в том или ином случае! Прочитаешь - и все встает на свои места (я имею в виду некоторые темные места недавней истории).
Но так называемая литературная общественность... Это что-то. Вот уж где "война компроматов" - мелкая, недостойная, но неутихающая ни на секунду возня. Это, конечно, огромная яма нечистот. Из нее воняет за версту. И очень опасно: может затянуть.
Дай мне бог силы и умение ввести во вторую книгу эту линию - найти точные слова, выстроить правильную интригу, точно обрисовать характеры - даже больше, чем памфлет на Кремль, мне хочется написать сатиру на нашу "творческую интеллигенцию". Сейчас накапливаю в себе ненависть, накручиваю себя, и ход событий помогает мне в этом.
Надо соединить две линии - прямолинейные и тупые "железные дровосеки" из Кремля и их антагонисты - мерзкопахнущие, жрущие друг друга "творческие интеллигенты". Хрен редьки не слаще.