20 ноября 2005

avmalgin

Демьян Бедный: sic transit gloria mundi.

Несколько дней назад я упоминал Демьяна Бедного, заявившего после смерти Маяковского: «ну теперь из трех великих поэтов остался я один».
http://www.livejournal.com/users/amalgin/151894.html
Демьян был неслыханно удачливым поэтом, жил вместе с вождями в Кремле и оправдывал свою настоящую фамилию Придворов – это несомненно был самый придворный из советских поэтов (позже его сменил на этом посту Сергей Михалков, и поныне выполняющий эти функции).
Гром грянул, как всегда неожиданно: 14 ноября 1936 вдруг выходит постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О запрете пьесы Д.Бедного «Богатыри». Спектакль по пьесе, поставленный в театре А.Таирова, запрещают сразу после премьеры, а в «Правде» выходит разгромная статья некоего Керженцева. Как же прореагировали на это товарищи по перу и по сцене?
Их реакция - в документах Секретно-политического отдела ГУГБ НКВД СССР. Из донесений агентов для экономии места выписываю по две-три фразы(Центральный Архив ФСБ. Ф.3. Оп.3. Д. 121. Л.98-107)
Читать дальше...Свернуть )
avmalgin

Стукач М.Презент в крематории

Вот одна из тетрадочек М.Презента. Такая же тетрадочка, невинный "дневничок", погубила Демьяна Бедного. Видимо, все дневнички относились Презентом прямиком в НКВД. Эта тетрадка в линеечку называется "Маяковский". В "Следственном деле" она не целиком, а только страницы, начиная с 91-й. В частности, описываются похороны:
"Митинг окончен. Без девяти минут 5 выносят гроб. Он закрыт. Порядка в толпе никакого. Все происходит стихийно. Долго толпа не может выйти за ограду на улицу. Гроб устанавливают на грузовик "Паккард", облицованный на подобие броневика темно-серой фанерой. За руль садится Кольцов. Грузовчик резко дергается, т.к. Кольцов никакого опыта управления грузовиком не имеет. Я с женой Бедного возвращаемся в Кремль. Рассказываю Демьяну о грандиозности похорон. Он говорит совершенно серьезно, хотя хочет, чтоб это походило на шутку: "Не говорите, а то я начну завидовать." Но ему нечего начинать, он давно завидует. Демьян начинает нервничать: он не знает как быть - ехать или не ехать в крематорий. Но ясно, что он поедет. Это было ясно и тогда, когда он говорил Регинину за два часа перед этим: "Вы там распустите пошире, что я болен и не могу приехать, но может соберусь с силами и приеду в крематорий".
Далее Презент приклеивает (!) к дневничку "Пропуск в Кремационное отделение", которое ему дал Бедный.
Пропустим описание траурной церемонии, где на первых ролях были, естественно, чета Бриков и чекист Агранов, а на вторых - мать и сестры. Однако вот полный список 14 любопытствующих товарищей, которые в специальный глазок в печи наблюдали, как пламя пожирает тело Маяковского:
Д.Бедный,
издательский деятель Ионов,
главред "Известий" Гронский с женой,
журналист Регинин,
эстрадный конферансье П.Герман,
сестра Л.Троцкого О.Д.Каменева,
Яковлев, сотрудник издательства "ЗИФа",
"правдист" Ильин,
Михаил Кольцов,
карикатурист Борис Ефимов,
"какой-то военный из ОГПУ с дамой" (привел даму, как в цирк!)
и сам Презент.
"Я заглянул туда тоже, но кроме горящей, раскаленной атмосферы ничего не увидел. Демьян же, вышедши на воздух, рассказал, что он видел уже обуглившуюся голову..."
Борис Ефимов, вообще-то жив еще.

Imported event Original
avmalgin

ДЕЛО № 02-29 (опыт рецензии)

"В том, что я умираю, не вините никого"?.. Следственное дело В.В.Маяковского. Документы. Воспоминания современников. М., Эллис Лак, 2005.

18,38 КБ

В маяковсковедении, как известно, всегда существовали два непримиримых лагеря: «бриковцы» и «анти-бриковцы». Их соперничество началось в ту же минуту, как Маяковский сгорел в печи крематория на Шаболовке.
В момент похорон и вступления в права наследства партия Бриков лидировала, но затем сестры Маяковского и дружественные им исследователи его творчества каким-то образом сумели оттеснить Лилю Юрьевну от дел. Та, неудовлетворенная двусмысленностью своего положения, а также незначительностью средств от издания Маяковского (при живом Маяковском она получала больше), написала письмо Сталину, где поставила вопрос ребром. Сталин поручил вопрос Ежову, который был секретарем ЦК, поэтому «Дело» и переехало на Старую площадь. Лет пятнадцать, пока не умер Сталин, партия Бриков процветала, вяло отбивая робкие нападения «партии сестер». Все, что нужно было вычистить в деле Маяковского, Лиля уже вычистила при Агранове, она даже туда кой-чего добавила (например, когда до нее дошли слухи, что Маяковский будто бы убил себя, узнав, что болен сифилисом, она сумела приобщить к делу справку об анализе на реакцию Вассермана, который поэт сдал в Берлине). Читать дальше...Свернуть )