December 10th, 2005

avmalgin

Галковский

Много лет с интересом слежу за творчеством Дм.Галковского - galkovsky. Мне кажется, все его работы можно собрать в один большой том и дать ему название "Дневник неудачника". Особенно это касается его ЖЖ.
avmalgin

Театр

Я знаю, что есть такие драматурги, которые сидят на репетициях рядом с режиссером и то и дело вскрикивают: "Ой, давай я этот диалог по другому напишу!" "Ой, а давай это вообще уберем!" "Ой..." И т.д. При этом реакция режиссеров бывает разной, на чаще всего они выгоняют таких драматургов, отлучают их от творческого процесса.
Мне кажется, такие режиссеры все-таки неправы. Они уподобляют себя ребенку, только и умеющему, что раскрашивать цветными карандашами контуры в книжках-раскрасках.
Ведь пьеса, какой бы опытный, набивший руку драматург ее ни написал, это в общем-то только черновик будущего спектакля, набросок. Нельзя же, сидя за письменным столом, заранее знать, какие актеры будут играть, как будет решена сценография, наконец, просто что-то может оказаться ходульным и потребовать полной переделки. Режиссер-тиран, конечно, может "переписать" этот черновик заново самостоятельно, самовыразиться по полной. Но тогда автору пьесы следует убрать свою фамилию из афиши, или обозначить себя так, скажем: inspired by...
Таким режиссерам авторы только мешают. Они сами - единственный автор, полноправный хозяин. Для них и актеры - только глина, пластилин, им плевать, что там у актера внутри. Идеально, чтоб такие режиссеры сами писали себе пьесы и сами ставили. Но такой опыт очень редко бывает удачным (Гришковец вот успешно и пишет, и ставит и сам играет, но он уникум). Потому что литература и лицедейство - все-таки очень разные области, и быть асом в обеих, наверное, невозможно.
В кино давно все это поняли. Существует авторское кино, где режиссер сам пишет себе сценарий, ну в крайнем случае привлекает соавтора для написания диалогов или проработки сюжета. Но там, как мы знаем, есть и устойчивые пары: режиссер и сценарист (Феллини - Тонино Гуэрра , Абдрашитов - Миндадзе, Михалков - Адабашьян), эти режиссеры иногда изменяют своему напарнику, делают фильм с кем-то другим, но лучшие, высочайшие их вершины - в сотворчестве с этим именно сценаристом.
Мне кажется, современный театр можно делать вдвоем - пусть и в споре и в конфликтах с соавтором, но все-таки учитывая его мнение и не отметая сходу его предложения. Т.е. шаг за шагом двигаться вперед вместе.
Но, конечно, бывают разные случаи. В молодые годы мне приходилось сидеть на репетициях Виктюка, когда он ставил Петрушевскую. Зная характер Людмилы Стефановны, не могу себе представить, что бы было, если б она присутствовала во время процесса с правом голоса...
Очень хочу поработать для театра. Но для этого надо встретить режиссера, который позволит переписывать пьесу вплоть до дня премьеры. Или еще лучше: начать совместную работу, когда пьеса еще не написана, а есть только сюжетная идея, какой-то самый общий рисунок характеров.
У меня, например, в голове сложилась пьеса, где главный герой - глухонемой подросток. Причем, по идее, роли глухонемых должны играть глухонемые актеры, наравне с нормальными. Вот как написать роль для глухонемого. Тут многое надо придумывать и объяснять, в полном смысле слова, на пальцах, т.е. уже имея перед собой актера, а рядом с собой режиссера.
Ну и много подобных задумок, в центре которых неисследованные театром области.