September 30th, 2006

avmalgin

Читая комменты

Постоянно слышу (особенно часто в ЖЖ): я бедный, потому что я честный; следовательно все богатые - воры.
Как на это возразишь? Ты бедный, потому что ты мудак, а богатые - они умные? Тоже неправильно.
Если заявишь, ища компромисса: бедные бывают честными и нечестными, умными и глупыми, - все вроде согласны. А как скажешь то же самое о богатых, начинаются возражения.
У нас нет и никогда не было уважения к успешным и состоятельным, зато нищему всяк пятак кинет. Заказывает буржуй себе в ресторане лангустов за триста долларов, - может быть уверен, что по дороге с кухни ему туда официант харкнул.
Селф мейд мэны везде вызывают уважение. Везде, кроме России. К ним тут относятся с подозрением, никто не верит, что трудом можно чего-нибудь добиться. В везение еще могут поверить, но что человек целеустремеленно, день за днем, вкалывая, строит свое благостояние, - никогда. Наверное, потому, что разбогатевшие воры у нас не скрываются, а наоборот, выпячивая свои материальные достижения, следов не заметают.
В Америке шпионов и коррупционеров ловят, обратив внимание, что чиновник купил себе дом, который по идее не может себе позволить на зарплату. У нас нет ни одного чиновника - от ДЕЗа до кабинета министров - который живет на зарплату. И всех это устраивает. И почему-то наглый вымогатель из числа госслужащих с котлами за пятьдесят штук баксов вызывает меньше ненависти, чем владелец собственного дела, посмевший купить себе тойоту, а жене ниссан-микру. Пройти мимо и гвоздем борт процарапать: вот как мы с ворами боремся! Ишь, народное достояние захапал. Спросишь: какое достояние? кто захапал? когда? - не дадут ответа. Потому что уверены: деньги зарабатываются только воровством, честных способов разбогатеть нету.

Imported event Original
avmalgin

Лесков forever

Мой друг Евгений Попов, замечательный писатель, как выпьет, любит пересказывать рассказ Н.Лескова «Железная воля». В пересказе рассказ имеет мало общего с оригиналом и звучит примерно так:

«Назначили в деревню управляющего-немца – Гуго Карловича Пекторалиса, и решил Гуго Карлович принести в деревню цивилизацию: построил крестьянам каменные избы с теплыми туалетами, выдал им всяческие сложные немецкие механизмы для работы, а по воскресеньям собирал их в специально построенной зале, где для них исполняли квартеты Гайдна. Ну крестьяне, ясное дело, в каменные избы переселяться отказались, продолжали жить в землянках, а дома использовали как сараи, ходить в теплый туалет считали безбожным делом, а взамен механизмов предпочитали по старинке пользоваться вилами да лопатой. Но Гуго Карлович не отчаивался и, используя железную свою волю, продолжал прививать работникам основы цивилизации. Наконец, они не выдержали и пришли жаловаться на Гуго Карловича барину: «Нижайше просим, говорят, найти управу на Карлыча. На все мы согласны – и в каменные храмины переселиться, и даже в теплые отхожие места ходить. Все вытерпим. Одна только у нас просьба: чтоб Гадиной нас не мучал». (т.е. Гайдном).

А рассказ, конечно, гениальный. И очень современный.
У нас с лжеюзером dmitrivrubel есть общий друг, замечательный человек: уехал при Советской власти в Германию, женился на немке, родил трех детей, а теперь вот вернулся и решил у себя на родине, в Тульской области, сельское хозяйство поднять. Купил землю, построил, как и Гуго Карлович, для крестьян дома по хорошим проектам, для этих домов купил большую партию специальных безотходных биотуалетов (настолько большую, что хозяин фирмы по их производству решил, что в России открылся неисчерпаемый новый рынок для биотуалетов и стал мучить нашего знакомого факсами с предложениями о сотрудничестве) и даже чуть не на руках привез из Германии поросят для развода – какой-то особо ценной породы. Для крестьян был устроен кастинг: брали только непьющих и посещавших церковь. И был в его деревне источник с изумительной родниковой водой, которую наш друг привозил в свой московский дом в бутылках и потчевал гостей, в том числе и нас с dmitrivrubel. Довольно быстро набожные крестьяне перепились и разложились, выяснилось, что биотуалеты они так и не освоили и ходили по своим делам в кусты, располагающиеся как раз в том месте, откуда бил благодатный источник (анализ воды ужаснул всех), а поросята сдохли: местный Кулибин как-то раз прочитал в газете, с которой пошел в кусты облегчиться, что плесень – это пенициллин, чрезвычайно полезный для противостояния ветеринарным болезням, и в дальнейшем стал кормить животину только лишь заплесневевшим сеном, после чего животина, разумеется, отбросила копыта. Наблюдая издали за этим процессом, я, конечно, желаю своему замечательному другу успехов в его деле. Недавно я посоветовал ему прочитать Лескова.

Сам рассказ можно прочесть тут: http://www.kentos.ru/Moshkov4/LITRA/LESKOW/l4.html

Imported event Original
avmalgin

Разговор Ю.М.Лужкова с Гуго Карловичем Пекторалисом

Есть еще одно замечательное место в рассказе Н.Лескова «Железная воля». Я его сейчас приведу, заменив слово «исправник» на слово «Лужков», а «Гуго Карловича Пекторалиса» кое-где заменю на «западного архитектора». В остальном ни слова не трону. В результате – типичная стенограмма заседания Градостроительного совета при Правительстве города Москвы.

«Лужков… позвал западного архитектора посоветоваться насчет плана, сочиняемого им для нового дома, - и просит:
"Так, - говорит, - душа моя, сделай, чтобы было по фасаду девять сажен, - как место выходит, и чтобы было шесть окон, а посередине балкон и дверь".
"Да нельзя тут столько окон", - отвечал западный архитектор.
"Отчего же нельзя?"
"Масштаб не позволит".
"Нет, ты не понимаешь, ведь это я буду в деревне строить".
"Все равно, что в городе, что в деревне, - нельзя, масштаб не позволяет".
"Да какой же у нас в деревне масштаб?"
"Как какой? Везде масштаб".
"Я тебе говорю, нет у нас масштаба. Рисуй смело шесть окон".
"А я говорю, что этого нельзя, - настаивал западный архитектор, - никак нельзя: масштаб не позволяет".
Лужков посмотрел-посмотрел и засвистал.
"Ну, жаль, - говорит, - мне тебя, Гуго Карлыч, а делать нечего, - видно, это правда. Нечего делать, - надо другого попросить нарисовать".
И пошел он всем рассказывать:
"Вообразите, Гуго-то как глуп, я говорю: я в деревне вот столько-то окон хочу прорубить, а он мне: "маштап не дозволит".
"Не может быть?"
"Истинна, истинна; ей-богу, правда".
"Вот дурак-то!"
"Да вот и судите! Я говорю: образумься, душенька, ведь я это в своей собственной деревне буду делать; какой же тут карта или маштап мне смеет не позволить? Нет; так-таки его, дурака, и не переспорил".
"Да, он дурак".
"Понятно, дурак: в помещичьем имении маштап нашел. Ясно, что глуп".
"Ясно; а все кто виноват? мы!"
"Разумеется, мы".
- "Зачем возвеличали!"
"Ну, конечно".

Imported event Original