October 1st, 2006

avmalgin

Как М.Зощенко восстанавливали в Союзе писателей после смерти Сталина

Выписка из стенограммы заседания

Президиума ССП от 23/VI 1953 г. о приеме в Союз

т. СОФРОНОВ.
Прежде чем перейти к персональным делам, у нас имеется поступившее в Президиум и Секретариат ССП заявление М. М. Зощенко следующего содержания (зачитывается заявление) - о восстановлении его в Союзе писателей. Это заявление было получено Секретариатом, Секретариат слушал его и поручил товарищам Симонову, Грибачеву и Соболеву ознакомиться с новыми произведениями Зощенко и свои предложения представить Президиуму.
К этому прибавить можно немного. Можно только подтвердить, что за это время Зощенко сделал многое. Здесь есть более подробный перечень его произведений. Можно назвать и "крокодильские" его фельетоны, и рассказы, печатавшиеся за эти годы в различных изданиях.
Многие ленинградские писатели через Правление Ленинградского ССП всячески поддерживают заявление Зощенко. Я разговаривал по этому поводу с товарищем Чивилихиным - заместителем председателя Правления Ленинградского отделения, и он тоже высказался положительно.

т. ШАГИНЯН.
Я видела Зощенко каждый год после постановления ЦК, и я должна сказать, что это по-настоящему человек. Он хорошо реагировал на постановление, понял свои ошибки. Он работящий и по-настоящему талантливый советский писатель. И нам стыдно, если мы сейчас не протянем ему руку помощи. Он находится в очень тяжелом моральном и материальном положении. Вопрос о восстановлении Зощенко может быть решен нами единогласно.

т. СИМОНОВ.
Я был бы против того, чтобы восстанавливать Зощенко. Мы в свое время исключили его из Союза правильно, исключили за серьезные ошибки.
Я согласен с Мариеттой Сергеевной, что он правильно отнесся к критике, что он много и честно работал, что он создал после этого ряд вещей, которые позволяют его принять в Союз - не восстановить, а принять в Союз.
Я бы Зощенко принял в Союз на основании произведений, написанных им за эти годы, с 1946 по 1953, среди них и партизанские рассказы (это первое, что он опубликовал). Это не очень сильно художественно, но это очень честная попытка стать на правильные позиции. Там есть и хорошие вещи - в этих рассказах. Его переводческая деятельность во многом просто блестяща. Это тот случай, когда я принял бы в члены Союза как переводчика за один перевод. Это блестящее художественное произведение. Я предложил бы принять Зощенко в члены Союза как прозаика и переводчика.
Какие еще есть предложения?

т. ТВАРДОВСКИЙ.
Если употребить выражение "восстановить", это значит отменить решение об исключении из Союза. Восстанавливают тогда, когда признают неправильным исключение, тогда восстанавливают.
Возьмем даже более серьезное дело: исключение из партии. Восстанавливают только в случае признания высшим органом неправильности исключения.

т. ШАГИНЯН.
Это, мне кажется, неверно.

т. СИМОНОВ.
Или когда человек был исключен на срок.

т. ШАГИНЯН.
ЦК не вычеркивал всего литературного пути Зощенко, он дал постановление об определенных его вещах, он не опорочил все то, что Зощенко сделал до этих вещей. Дело идет не о простой формальности. Восстановить - это значит признать его стаж, это значит дать ему право на пенсию. Человек находится в страшно тяжелом психическом состоянии. Принять его в Союз как новичка - это значит делать его начинающим писателем. Кажется, это простая форма, а в ней есть глубокий смысл.
Давайте обратимся с нашим решением в ЦК, может быть, он санкционирует наше решение. Но ставить вопрос, что будто бы восстановление отменяет исключение, это неверно.
Был прецедент: Ахматову мы восстановили. Слабый, чуждый нам поэт.

т. СИМОНОВ.
Мы ее приняли или восстановили?

т. ШАГИНЯН.
А Зощенко, который сформировался при Советской власти, который ближе нам по существу, по внутренней позиции, которую он не менял все время,- его мы будем принимать, а не восстанавливать. Почему вы так отнеслись к Ахматовой?

т. СИМОНОВ.
Для объяснения своих позиций я хочу сказать, что я не присутствовал при восстановлении Ахматовой, а если бы присутствовал, несомненно, голосовал бы не за восстановление, а за прием. Считаю, что и Ахматову надо было бы принимать в Союз заново, а не восстанавливать. А если есть формулировка о восстановлении, то это - неверная формулировка.

т. ТВАРДОВСКИЙ.
Я не понимаю, почему так хлопочет Мариетта Сергеевна Шагинян,- на пенсию писателя это не влияет.

т. ГРИБАЧЕВ.
Пенсия - вещь персональная, а дается отнюдь не за выслугу лет.

т. ШАГИНЯН.
Все же партия не вычеркивает всей прежней его работы.

т. СОБОЛЕВ.
Мы его исключили из Союза. Прошел какой-то срок, он поработал, показал себя как человек не бесполезный, и мы считаем возможным, чтобы он был в нашей организации, не восстанавливая его, а вновь принимая на общих основаниях, как старого литератора.

т. СИМОНОВ.
Есть два предложения: предложение Мариетты Сергеевны Шагинян восстановить Зощенко в ССП, и мое предложение - принять его в члены ССП. Я хотел бы, чтобы члены комиссии, назначенной Секретариатом, высказались по этому вопросу.

т. ГРИБАЧЕВ.
Была приведена серьезная мотивировка. Ведь если мы восстановим его, мы делаем вид, что Зощенко ничего не совершил, что все было ошибкой и Зощенко возвращается в Союз. Этого, по-моему, делать нельзя. А на пенсию это не влияет - это уже совсем другой вопрос.

т. СОБОЛЕВ.
Я также не понимаю, почему вы упираетесь в эту формулировку? Вы говорите, что для него это тяжело. Но если после известного случая и постановления ЦК мы приняли решение о том, чтобы расстаться с писателем, исключить его из наших рядов, то если мы сейчас будем говорить о восстановлении, то по логике русского языка это означает, что мы признаем свою ошибку по поводу исключения из Союза Зощенко и считаем это исключение ошибочным.

т. ШАГИНЯН.
А как же было с Ахматовой?

т. СОБОЛЕВ.
Была допущена ошибка, если она была "восстановлена", а не "принята". Если бы я присутствовал на этом заседании, я сказал бы так же.
Если вы говорите, что на него это подействует,- то тогда он просто не понял, что тогда произошло.

т. СИМОНОВ.
Для него было бы гораздо тяжелее, если бы мы не приняли его в Союз. Я прошу голосовать. Первое предложение Мариетты Сергеевны Шагинян о том, чтобы восстановить Зощенко в ССП. Кто за это предложение? (Один.) Кто за мое предложение - принять в члены Союза? (Единогласно.)

ПОСТАНОВИЛИ:

Принять М. М. Зощенко в члены ССП.

Imported event Original
avmalgin

1974 год: выступления в печати о А.И.Солженицыне

Сергей Михалков ("Саморазоблачение клеветника. "Литературная газета", №4, 1974):

"…Империалистическая пропаганда стремится влить свое прокисшее антисоветское, антикоммунистическое пойло в новые мехи. Что ж, в Солженицыне она как раз нашла подходящий объект - человека, который с нашей земли снабжает Запад гнусными пасквилями, письмами, публикациями, высказываниями, клевещущими на нашу страну, наш народ. Неважно, что он твердит заведомую ложь, что он повторяет лишь зады истрепанных измышлений буржуазных фальсификаторов, - важно, что это "голос оттуда". Да и сам Солженицын прекрасно понимает, что его "сочинения" привлекательны для издателей только до тех пор, пока он живет в Советском Союзе; в противном случае грош была бы им цена".

Константин Симонов ("В редакцию "Правды". "Правда", 24.01.74):

"Уважаемый товарищ редактор!
Хочу выразить свое отношение к статье "Правды" от 14 января с.г., в которой дана справедливая, на мой взгляд, политическая оценка пути, пройденная за эти два года А.И.Солженицыным, чья деятельность чем дальше, тем больше выходила за рамки литературы и постепенно приобрела неприкрыто антикоммунистический и антисоветский характер".

Алексей Маресьев, Герой Советского Союза ("Жалкий удел отщепенца", там же):

"Только обезумевший от ненависти маньяк, человек без рода и племени может так глумливо говорить о подвиге нашего народа в Великой Отечественной войне, о героях, память о которых священна для каждого советского патриота".

Георгий Товстоногов ("На руку врагам мира", там же):

"Пропагандистская сенсационная шумиха, поднятая на Западе вокруг антисоветской книги Солженицына "Архипелаг Гулаг", призвана помешать благотворным переменам в мире. Нетрудно заметить, с каким злорадством воспринято это сочинение теми, кто радуется любому поводу, мешающему духу сотрудничества и сближения народов в борьбе за мир. Процесс разрядки международной напряженности проходит в обстановке не прекращающейся ни на одну минуту идеологической борьбы. Совершенно очевидно, что появление книги Солженицына играет на руку сторонникам "холодной войны". .

Расул Гамзатов ("Логика падения", "Правда", 24.01.74):

"С раздражением пришел Солженицын в нашу литературу, со злом ушел он из нее… Жить на земле, пропитанной кровью и потом многих поколений своего народа, и смешать с грязью его прошлое, настоящее и будущее - это уж слишком. Если Солженицыну не нравятся наши порядки, наша жизнь, наша страна, мы ничем ему не можем помочь. Пусть отправляется туда, где ему хорошо. Без него мы строили нашу жизнь и создали нашу культуру. Без него и подобных ему обойдемся и теперь".

Борис Полевой (там же):

"Своими активными антисоветскими выступлениями последнего времени, направленными против дела мира и мирного сосуществования народов, господин Солженицын сам исключил себя из дружной семьи советских людей. Наше правительство поступило логично, выдворив его из Советского Союза. Это можно только приветствовать. Как говорили наши предки: худую траву с поля вон!"

Александр Рекемчук ("Клеветник", "Литгазета", №5, 1974):

"Ныне Солженицын, а с ним и вся зарубежная фабрика-кухня антикоммунизма возопили о том, что отклик советских людей, в том числе писателей, на появившиеся в "Правде" и "Литературной газете" статьи о его падении и гражданском бесчестии имеют-де чересчур резкий и суровый тон… На мой взгляд, тон их можно счесть даже слишком сдержанным в сравнении с антисоветским содержанием и в сравнении с разнузданным "стилем" самого Солженицына".

Валентин Катаев ("Правда", 15 февраля 1974):

"Смерть любого человека всегда тягостна для окружающих людей, тем более гражданская смерть человека, отпадение его от общества, от государства. Однако с чувством облегчения прочитал я о том, что Верховный Совет СССР лишил гражданства Солженицына, что наше общество избавилось от него. Пользуясь терпением народа, партии, вопреки нашей надежде, что в нем наконец заговорит совесть, Солженицын вступил в борьбу с Советской властью - борьбу, которая рекламировалась им как открытая, прямая, а на самом деле была подрывной и велась подпольными методами, методами "пятой колонны". Люди моего поколения, прошедшие вместе со страной весь сложный, трудный - с громадными жертвами, - но славный и героический путь от Октябрьской революции до наших дней, могут сказать только одно: никому не позволим подрывать основы советской государственности. Поэтому гражданская смерть Солженицына закономерна и справедлива."

Еще - тут: http://amalgin.livejournal.com/288453.html

Imported event Original