July 29th, 2007

avmalgin

Litvinenkogate

Раньше я думал так: есть все-таки вероятность, что один купленный Березовским гэбист пришил другого купленного Березовским гэбиста, дело темное, но неслучайно же соратники БАБа мрут как мухи (от Листьева начиная, плюс Юшенков, плюс Головлев, да и Рыбкин, помнится, еле ноги унес), черт его знает. Может, пришил, а может не пришил, может, Литвиненко сам где-то облучился, он тоже не ахти какой кристально чистый борец был, говно еще то. Выдавать, конечно, нельзя было впрямую, так как они нам никого не выдали пока что.
Однако наше государство и ржавая пропагандистская машина столько усилий приложили, чтобы доказать, что Луговой невиновен, - что тем самым они меня практически убедили: он! он пришил. Это просто написано в лживых прокурорских и мидовских глазках.
Не надо было так истерить. Идиоты.
В итоге теперь вообще никто не сомневается, что наше государство скрывает убийцу. Даже такие государственники, как я, - не сомневаются.
Есть хорошая русская пословица: на воре шапка горит. И это я имею в виду отнюдь не Лугового, - в его-то положении единственный шанс сохраниться - это стать публичной фигурой. Я имею в виду наши органы безопасности. Тупые, как всегда.
avmalgin

Битва за дачу

Через три года после высылки из Кремля, освоившись в особняке на Рождественском бульваре, Демьян Бедный решил заняться дачным вопросом. В архиве Сталина сохранились три его письма на эту тему.

15 апреля 1935 г.
ДЕМЬЯН БЕДНЫЙ
МОСКВА
Рождественский бульвар, д.15, кв.2
Апреля 15 дня 1935 г.


Дорогой Иосиф Виссарионович!
Обращаюсь я к Вам, как правило, только тогда, когда мне уже податься некуда, когда - крайность. Еще три дня назад, услыхав мои сетования, Ворошилов посоветовал мне: "Пиши Сталину". Я три дня колебался, так как не хотел ставить всего на карту, а мое все базируется на созданной для внутреннего подкрепления утешительной мысли, что какая-то часть Вашего расположения ко мне сохранена и что если я обретаюсь порой в очень нерадостном состоянии, то потому что "Сталин не знает". (Словесная формулировка, собственно, моей жены.) А если бы знал..
Речь идет о моем сильно пошатнувшемся здоровье и о возможности так работать, как бы мне хотелось и как бы я мог.
Тяжело отразилось на моем здоровье следующее обстоятельство: с осени 1931 года по сей день я не имею ни зимнего, ни летнего здорового отдыха, томясь безвыездно в городе. У меня нет загородного приюта и нет никакой возможности его создать. Лето 32 года и лето 33 года свелось к тому, что я на своем фордике, когда уже было дышать нечем, уезжал за город, "в кусты", как диктовалось шоферу. Отдышавшись часа три "в кустах", я возвращался обратно.
В прошлом 34 году я после долгих мытарств снял в деревне Баковка пол-избы у лесного сторожа. Но тут оказала себя с неожиданной стороны моя популярность: дворик маленький, голый, заборчик тоже реденький, а вокруг заборчика вечная толчея любопытных, вечное заглядывание и осматривание меня, - осматривание это кончилось тем, что меня приняли за самозванца, что я какой-то проходимец, назвавшийся Д.Бедным, который не мог же вот тут рядом с Буденным ютиться в крестьянской полуизбе. Во избежании дальнейших кривотолков мне пришлось смотаться.
Поехал я тогда к Енукидзе, он хозяин дома, где я живу, авось и с дачей что-либо для меня выдумает. Енукидзе начал с того, что стал в подробностях показывать мне свою - действительно, до невозможности великолепную - дачу. Под конец взмыло у меня горькое чувство и я сказал доброму хозяину: "Хорошо живешь, Енукидзе. Что я в сравнении с тобою? Я живу в деревне на сеновале".
Добрый хозяин, улыбаясь, ожег меня, как хлыстом, таким ответом: "И на сеновале можно хорошо и уютно устроиться. Коврами, напр., сено устлать. Вот Аванесов так жил".
Я буквально опешил перед безмерностью такого бесстыдства. Овладев собой, я сказал доброму хозяину иронически: "Для того, чтобы сказать о тебе, что ты пьешь счастье полной чашей, тебе не достает достойной твоего жилья чаши. Я тебе подарю ее".
- Подари, - сказал хозяин.
Чаши я, несмотря на многократные напоминания при встречах, не дарил. Но подарил ему ее совсем недавно, когда ему уже было не до нее, до этой прекрасной чаши. Пусть пьет из нее то, что в нее нальется. <Имеется в виду, что незадолго до письма Еункидзе был снят со всех постов.>
В моей жизни это редчайший случай ответа на обиду. Доказательством силы этой обиды служит уже одно то, что я не удержался от того, чтобы вспомнить ее даже в этом письме.
Убедясь, что дачу, воздух и здоровье мне надо добывать самому, я вынужден был сделать попытку - устроить сие при помощи аппарата, строящего недалеко от Баковки и от Буденного писательские дачи. <Имеется в виду Переделкино> Я исхлопотал себе участок земли, примыкающий к Буденному. Прижался я к такому соседу с умыслом, стройка производится ВЦИКом большая, авось что-либо и мне перепадет, вода, например, и свет, опять же и дорога соседу выложена прекрасная, а я и без того уже добиваю моего заезженного форда.
Получился, однако, двойной просчет. Дача моя еле-еле оформилась в тот сруб, в ту уродину, которая изображена на прилагаемом снимке. Строить дальше ее не из чего и не на что. Я стою, так.обр., перед потерей четвертого лета. Дачи нет. А если бы мне удалось это дупло застеклить хотя бы по-летнему, то все равно... подъезда к даче нету. Семен Михайлович твердо усвоил старое мнение, что "сосед мой - враг мой". Поэтому, когда я стал просить его - позволить хотя бы в дурную погоду проскочить на машине через его участок, я получил отказ в самой непристойной форме. Наладить проезд мимо Буденного тоже оказалось мне не под силу. Этот проезд нужен не только мне, а группе колхозов, буквально воющих от созданного Буденным бездорожья. Выход есть только один: у Буденного прихвачено земли и лесу больше 11 гектаров, - участок имеет форму такую: ружья, - в прикладе, далеко от дула и от мушки, дом. Если у самой мушки - на узкой полоске сдвинуть забор влево на 11 саженей, колхозы - и я - получат проезд, прекратится ругань, вой, ржанье лошадей, карабканье пешеходов у буденновского забора.
Вот какое дело, родной Иос.Вис.! Теперь "Сталин знает". Я жажду - здоровья и работы. В тираж выходить мне рано. И не нужно это никому, кроме наших врагов... Чего бы я хотел? По существу, немногого: чтобы мне сделали то, чего я не имею возможности сделать сам, никакой возможности. В лучшем случае, Хозотдел ВЦИКа мог бы убрать к черту мой нескладный сруб и поставить для меня более пристойную деревянную дачу комнаты в 4-5 с необходимыми жилпостройками... Это, если хотите, у поэта чисто профессиональная потребность, чуя приток вдохновения, поэт - по Пушкину -
Бежит он, дикий и суровый,
И звуков и смятенья полн,
На берега пустынных волн,
В широкошумные дубровы..
Надо ли законность этого доказывать?
Сердечный привет!
ДЕМЬЯН БЕДНЫЙ

Резолюция Сталина: "Членам ПБ. Просьба ознакомиться. И.Сталин. По-моему, надо помочь Демьяну, т.е. либо достроить старую дачу, либо дать другую. И.Сталин". Устройство быта Д.Бедного почему-то поручили наркому Ежову.

Второе письмо Д.Бедного:


ДЕМЬЯН БЕДНЫЙ
Москва (далее слово "Кремль" зачеркнуто)
Июля 3 дня 1935 г.


Дорогой Иосиф Виссарионович,
накопились - существенные для меня - мелочи..
т.Ежов на мои вздохи, что дача - "мечта", от которой меня клещами не оторвать, но 40-километровая досягаемость ее для моего разбитого (а теперь уже ушедшего в капитальный ремонт) фордика весьма слабовата, сказал мне категорически: ты получишь новую машину. Прошли май, июнь, идет июль. Ежов - по причинам, известным ему, а не мне, - прячется от меня, как черт от ладана: не дозвониться к нему, а на записки... не отвечает. Меня это, старого и пуганного воробья,настораживает, тем более что и "мечта" остается только мечтой, - возбуждает настороженность та подозрительная медлительность, с какой - третий месяц! - ищут для нее маляров и все никак не найдут, и будет ли дача готова к концу лета, неизвестно, - а пока я... живу возле Буденного в сторожке и обретаюсь в состоянии некоторой подавленности. У меня развилась за последние годы тягостная форма мнительности, все мне кажется, не вступил ли я ненароком во что-то слизкое, я все оглядываю свои подметки: "Ежов держит себя в отношении меня явно оскорбительно... Э-э-э-э... Не прилипло ли чего опять..." И осматриваю подметки..
Хотел бы Вас пореже беспокоить.
Сердечный привет!
Демьян Бедный

Следующее письмо Сталину было отправлено в стихах:

16 июля 1935 г.

И.В.СТАЛИНУ
ЗА ВСЕ!


Для благодарного поклона
Нужна не только голова.
Чтоб избежать в письме шаблона,
Нужны особые слова..

Чтоб укрепить себя заметней
Покоем, нужным для души,
Я до конца погоды летней
Дни проведу свои в тиши.

Чтоб, дав потом Пегасу шпоры,
Творить в сознаньи, что творю
В тепле уюта, за который
Я нежно Вас благодарю.
avmalgin

Письма писательских жен И.В.Сталину

Письмо жены Демьяна Бедного (1936)

Иосиф Виссарионович!
Ваше особое любовное и бережное отношение к человеку дает мне надежду и смелость просить Вас уделить мне несколько минут, чтоб я смогла с Вами переговорить о создавшемся положении, в которое я поставлена в продолжение трех лет моей жизни с детьми.
Дело, конечно, не во мне. Но я так за последнее время издергана, что не хотелосьбы сделать какой-либо поступок, который Вы могли бы осудить, - не зная, в какие рамки жизни я поставлена в последнее время.
Не будь Придворов - Демьяном, я, конечно, никогда не могла бы Вас беспокоить подобным письмом, но имя Демьяна как агитатора обязывает меня переговорить с Вами о создавшемся положении за последнее время.
Мать детей Демьяна Бедного
ВЕРА РУФОВНА
Я буду Вас просить не о милости, а о справедливости.

Из письма жены Леонида Соболева (1946)

Товарищу Сталину
от Ольги Ивановны Михальцевой-Соболевой,
неизменного друга писателя Леонида Соболева.
Товарищ Сталин,
в жизни бывает, когда даже независимый и сильный человек нуждается в моральной поддержке. Оглянувшись вокруг на густо населенный наш огромный и такой крошечный мир, я поняла, что говорить мне сейчас не с кем, слишком значительным представляется вопрос.
И мыслью обратилась к Вам.
Я ни о чем конкретном не прошу Вас, тем все это, быть может, сложнее..
Леонид сейчас созрел, как мыслитель и художник, и полон до краев. Нужен маленький и верный толчок, чтобы это богатство вырвалось наружу сквозь мрачную броню недоверия к себе, прорвать которую самому мешает страшная усталость.
Какой это должен быть толчок - взываю к Вашему великому уму и великому житейскому опыту.
О.МИХАЛЬЦЕВА-СОБОЛЕВА

Письмо жены Всеволода Вишневского (1950)

Дорогой Иосиф Виссарионович!
Мой муж Всеволод Вишневский очень тяжело болен (инсульт на почве гипертонии). Было уже совсем хорошо, но с 9-го декабря в Барвихе начались опять мозговые явления. Вчера в очень тяжелом состоянии его перевезли в Кремлевскую больницу.
Я верю в силу его организма, и хотя мне сказали, что в любую минуту все самое худшее может случиться, я думаю, что его можно спасти.
Твердо знаю и верю, что Ваше личное указание создать все условия и поставить его на ноги сыграет огромную роль.
Ни Всеволод, ни я никогда в жизни ни о чем не просили. Но он так хочет жить. Помогите мне. Он еще может написать так много нужного.
С.ВИШНЕВЕЦКАЯ
avmalgin

Церковь - Сталину: "Зная твердо, что трудно идти против рожна..."

5 сентября 1943 г.

Дорогой Иосиф Виссарионович!
Исторический день свидания нашего с великим для всей Русской земли Вождем нашего народа, ведущим Родину к славе и процветанию, навсегда останется в глубине сердца нас, служителей церкви. Мы почувствовали в каждом слове, в каждом обращении, в каждом предложении сердце, горящее отеческой любовью ко всем своим детям. Русской Православной Церкви особенно дорого то, что Вы своим сердцем почувствовали, что она действительно живет вместе со всем русским народом общей волей к победе и священной готовностью ко всякой жертве ради спасения Родины.
Русская церковь никогда не забудет того, что признанный всем миром Вождь не только Сталинской Конституцией, но и личным участием в судьбах Церкви поднял дух всех церковных людей к еще более успешной работе на благо дорогого отечества.
От лица Русской Церкви приносим Вам великую благодарность.
Да сохранит Вас Бог на многие лета, дорогой Иосиф Виссарионович!

Патриарший местоблюститель СЕРГИЙ,
митрополит Московский и Коломенский
АЛЕКСИЙ, митрополит Ленинградский
НИКОЛАЙ, митрополит Киевский и Галицкий



30 июня 1945 г.

Москва, Кремль
Иосифу Виссарионовичу СТАЛИНУ

Русская православная церковь, всегда призывающая благословение Божие на Ваши, дорогой Иосиф Виссарионович, необъятные труды во благо нашей страны, вместе со всем народом нашим сердечно приветствует Вас, радуется Вашей всемирной славе и единодушно поет Вам, Великому Генералиссимусу нашей любимой Родины и нашего победоносного воинства, многая, многая лета.

Патриарх Московский и всея Руси
АЛЕКСИЙ


Тбилиси, 30.6.45 г.
Москва, Кремль
Иосифу Виссарионовичу Сталину


Исполненные чувством искренней радости достодолжной оценкою многосторонней деятельности Вашей, паства, пастыри и архипастыри Грузинского католикосата приносим Вам, родной Иосиф Виссарионович, сердечные поздравления и молимся о жизни подателю, возведшему Вас на вершины славы и величия земных, да ущедрит и милостями небесными, крепостью сил душевных и телесных и многолетием для предлежащих мирных трудов ко благу свободной от опасности нацистской отчизны святой - путь и око церкви христовой.

КАЛЛИСТРАТ,
католикос и патриарх всея Грузии.


6 сентября 1947 г.
Москва, Кремль
Генералиссимусу ИОСИФУ ВИССАРИОНОВИЧУ СТАЛИНУ


В знаменательный день празднования 800-летия Москвы славной столицы нашего Великого Союза, от лица Православной Русской Церкви шлю Вам, высокочтимый Иосиф Виссарионович, Великому Главе нашего Государства вместе с сердечным приветствием самые горячие пожелания здоровья, неизменного успеха в Вашей великой работе во благо Родины, на счастье ее народов.

АЛЕКСИЙ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ


Тбилиси, 1949, Декабря 20
МОСКВА, КРЕМЛЬ
ИОСИФУ ВИССАРИОНОВИЧУ СТАЛИНУ


В день семидесятилетия Вашего верующие и духовенство Грузинского Католикосата шлем Вам, родной и дорогой Иосиф Виссарионович, горячие и сердечные поздравления и пожелания нерушимого здоровья и долголетней жизни на благо всего человечества.
В течение первого семидесятилетия Вашей жизни, неустанною деятельностью и ея бессмертным творением - Вашей Конституцией, Вы упрочили в сердцах трудящихся всего мира евангельские заветы братства, единения и свободы, что и вызывает несогласие в тех, которые мнят себя путеводителями слепых, светом для находящихся во тьме и наставниками невежд и стараются заглушить проснувшееся в людях сознание высокого своего человеческого достоинства.
Зная твердо, что трудно идти против рожна, уповаем, что в первые же годы второго Вашего семидесятилетия противники истины и справедливости прозрят, придут к Вам и скажут: прав ты, Иосиф премудрый, и справедливы суды твои, научи же нас, как зажить в мире с братьями, сыздавна нами обижаемыми и унижаемыми. Буди, Господи, буди!

КАЛЛИСТРАТ,
КАТОЛИКОС-ПАТРИАРХ ВСЕЯ ГРУЗИИ