July 17th, 2008

avmalgin

Письмо Лотмана

Ночью читал письма Ю.М.Лотмана. Внушительное издание, 800 страниц, столько же примерно писем, огромный справочный аппарат. Никакой науки, один быт. У литераторов и ученых бывает, что мощные достижения создаются ничтожными по своей душевной организации людьми. Не то - Лотман. Глубокий, тонко организованный, достойно проживший человек.
Письма сгруппированы не по хронологии, а по адресатам. Поэтому его последнее письмо, написанное буквально накануне смерти, оказалось в середине книги. Это длинное письмо Фрине Сонкиной. Заканчивается оно так:

"Когда-то В.Рождественский, когда в конце 20-х годов он еще был поэтом, написал маленькое стихотворение, смысл которого в том, что последние мысли, которые придут к нему перед смертью в голову, вряд ли будут глубокими и важными, а, наверное, пустяковыми, и это даже очень хорошо:

Что мне приснится, что вспомянется
В последнем блеске бытия,
На что душа моя оглянется,
Идя в нездешние края?
На что-нибудь совсем пустячное,
Чего не вспомнишь вот теперь:
Прогулка по саду вчерашняя,
Открытая на солнце дверь.


Мне эти стихи очень нравятся, наверное, потому, что они мне показались очень глубокими, когда я их впервые прочел в седьмом классе."

UPD. Как правильно заметил в комментах к этому посту Глеб Морев, стихи не Рождественского, а Кузмина. Лотман ошибся, и комментаторы его писем этого не заметили.
avmalgin

Розовая кофточка

На этот раз на розовую кофточку обратил внимание не Филипп Киркоров, а товарищ Ким Чен Ир.
История из журнала "Корея сегодня":

РОЗОВАЯ КОФТА

8 лет назад, в один из сентябрьских дней, товарищ Ким Чен Ир осматривал тутовую плантацию кангеской городской торгконторы.

Его внимание привлекала кофта одной из женщин, показывающих ему свое хозяйство. Она носила розовую кофту, которая не шла ее возрасту (ей было за 60 лет).

Ощущая его внимание, она решила рассказать ему о своей необычной кофте.

Десятки лет назад на одном совещании, проходившем при присутствии товарища Ким Ир Сена, она выступала в прениях. Он внимательно слушал ее речь и, когда она кончила, первым аплодировал ей.

В час перерыва он пригласил ее к себе и хвалил, что говорила хорошие слова и сделала многое. И предложил ей выпить воды и протянул ей стакан. Но она была так тронута его вниманием и не могла выпить. Стакан в ее руках дрожал, и вода, выплеснутая за край стакана, вылилась на ее розовую кофту.

Она хранила кофту с водяным пятном как семейное сокровище, надела ее к каждому важному случаю.

В этой розовой кофте она приветствовала товарища Ким Ир Сена и товарища Ким Чен Ира, приехавших на пуск ГЭС.

Оказавшись в задних рядах масс, она попрыгивала и стояла на цыпочках, чтобы хорошенько увидеть великого вождя. Это не помогло, она с досадой протирала слезы кончиком тесемки кофты. Тут кто-то толкнул ее вперед. Обернулась и увидела перед собой товарища Ким Чен Ира.

Она в этот день вышла в розовой кофте, которая хранится в комоде уже более 40 лет. Он с пониманием слушал историю о розовой кофте.

Спустя несколько дней он снова пригласил ее вместе с другими женщинами.

– Ваши слова о розовой кофте были очень поучительными, – сказал он. – И я приготовил для вас отрез. Посмотрите: нравится ли вам расцветка?

Она была так растрогана, что не смогла вымолвить ни слова в благодарность за большое внимание.

– А вы храните розовую кофту на дорогую память, – продолжал товарищ Ким Чен Ир. - Сшейте новую.