August 6th, 2008

avmalgin

Детина Солженицын

С детства помню наизусть стихотворение Андрея Вознесенского "В дождь как из Ветхого завета мы с удивительным детиной плечом толкали из кювета забуксовавшую машину". Я знал, конечно, что "белокурая шоферша", которая "лиха и белокура", это Зоя Борисовна Богуславская. Но только вчера Вознесенский объявил, что удивительный детина - это был Солженицын. В газете "МК", к которой поэт испытывает непонятную привязанность, он поведал:

"Второй раз мне довелось видеть его в Переделкине. Я только что купил новую “Волгу”, и Зоя практиковалась за шофера. Он был у Корнея Чуковского. Попросил довезти до Москвы. Шел страшный дождь, и машина забуксовала в кювете. Александр Исаевич, не думая ни секунды, подставил свое плечо и вытащил машину из кювета. Причем он был облит грязью, Корней Иванович подал ему полотенце и долго обтирал его. Совершенно не обсохнув, он сел в машину, и полчаса, пока мы ехали, говорили о литературе и жизни.

Он понимал свое предназначение. И постоянно обращался к водителю: “Прошу вас, не так быстро”. Это было незабываемо. У меня остались стихи об этом. Напечатать их было невозможно. Но я исхитрился и просунул их в подборку. Сейчас они звучат совершенно естественно. Но тогда это был шок.

В дождь как из Ветхого Завета
Мы с удивительным детиной
Плечом толкали из кювета
Забуксовавшую машину.
В нем русское благообразие
Шло к византийской ипостаси,
Его машина била грязью
За то, что он ее вытаскивал.
Из-под подфарника пунцового
Брандспойтово летела жижа,
Но и колеса пробуксовывали,
Казалось, что не хватит жизни.
Всего не помню.
Был незряч я.
От этой грязи молодецкой
Хозяин дачи близлежащей
Нам чинно вынес полотенце.
Спаситель обтирался, терся,
Отшучивался балагуря.
И белокурая шоферша
Была лиха и белокура.
Нас высадили у заставы
На перекрестке шумных улиц.
Я влево уходил, он вправо.
Дороги наши разминулись.

Повторяю, что это было ни в какие ворота. Цензура не поняла и пропустила."
avmalgin

Совет

Тут на днях в некоторых журналах, в моем, в частности, какая-то гадина наоставляла комментариев с CSS-кодом, в котором был указан фон, перекрывающий всю страницу. Сам код для злоумышленников любезно обнародовала в своем блоге известная сетевая гадина Apazhe, и дело тут же нашло отклик в массах.
Эти якобы "комментарии", представляющие из себя безразмерную пустоту, блокировали страницу обсуждения тех постов, куда пришли. Кнопки управления страницей оказывались за пределами окна, и делай что хочешь.
Однако я имею привычку читать комменты сначала на http://www.livejournal.com/tools/recent_comments.bml. Это очень удобно, тем более, что для платных аккаунтов есть возможность видеть сразу не 20, а 100 последних комментов. В данном случае эта привычка меня выручила: я просто давил пустые комменты в общем списке, отмечая их как спам и отправляя в бан комментатора. Секундная операция. И только предварительно все почистив, открывал страницы с комментариями.
В принципе это дело обсуждается аксакалами тут:

http://dolboeb.livejournal.com/1307760.html

http://exler.ru/blog/item/5782/
avmalgin

Какой добрый

Единственная ежедневная газета, которую продают в нашей местности, это "Московский комсомолец". Если бы не интернет-версии нормальных газет, картина мира была бы весьма своеобразной.
В сегодняшнем номере восторженная заметка:

МЭР СМИЛОСТИВИЛСЯ НАД МОСКВИЧАМИ.
Создание положительного имиджа Москвы в городских СМИ обойдется столичному бюджету в 32 млрд. руб. Львиная доля этих средств пойдет на поддержку городских телеканалов, радиостанций и газет.


Это не над москвичами смилостивился Лужков, а над вами, господа алчные руководители "городских СМИ". И все понимают: не "положительный имидж Москвы" вы за эти деньги будете создавать, а положительный имидж Лужкова.
Это взятка, которую добрый мэр дал прессе за счет городского бюджета. Точнее, не прессе, а ее владельцам.
avmalgin

Интересный вопрос

Интересно, как могут городские власти выполнить поручение Медведева переименовать в честь Солженицына улицу в Москве, если городской закон категорически не разрешает называть улицу именем человека, если он умер менее чем за десять лет до этого?
Возможно, услужливые идиоты найдут какое-то паллиативное решение: например, дадут улице не фамилию писателя, а назовут ее в честь какого-нибудь произведения. В этом случае прежде всего приходит на ум самая известная книга Солженицына: "Архипелаг ГУЛАГ". Где у нас помещался ГУЛАГ? Правильно: на улице Большая Бронная, 23. Он, кстати, и сейчас там сидит, никуда не делся.

UPD. Мне тут подсказывают, что одно исключение все же было сделано. В Южном Бутове появилась улица Ахмата Кадырова.