August 8th, 2008

avmalgin

Случаи с некрологами

Татьяна Толстая рассказывает, что ей из газеты "Нью Йорк Таймс" заказали некролог на Солженицына за 12 лет до его смерти. В Америке это не редкость: например, в начале года прошло сообщение, что агентство Associated Press уже составило некролог на смерть Бритни Спирс.
У меня был тоже интересный случай. Рано утром 25 августа 1990 года меня разбудил звонок из Нью-Йорка. Наташа Шарымова сообщила, что умер Довлатов. Она его знала лучше, я хуже, но я сел за машинку и, когда в редакции "Московских новостей" появились люди, принес туда некролог. По счастливой случайности это был день подписания газеты в печать, так что наутро некролог уже читали. Прочла, в частности, поэт Юнна Мориц. Не знаю, что ее расстроило - то ли то, что не ей, признанному "лучшему другу", поручили его написать, то ли что-то в моем тексте ее не устроило. Короче, звонят мне из редакции и предупреждают: "Имейте в виду, мы в следующему номере печатаем опровержение на ваш некролог. Яковлев распорядился. Юнна вне себя." Я сначала обрадовался: раз опровержение на некролог, значит Довлатов жив! Но увы. Таким образом с интервалом в неделю в "Московских новостях" было напечатано два некролога на смерть Довлатова. И, кстати, не противоречащих друг другу. А Юнна Петровна по неясной для меня до сих пор причине потом долго на меня сердилась.
avmalgin

Сюжет времен перестройки

В начале восьмидесятых, когда я вовсю занимался литературной критикой, я много писал о молодых поэтах. Теперь они уже не молодые, а многие даже известные, но тогда для того, чтобы что-то напечатать, это нужно было пробивать. Вот я и пробивал. И не только с помощью статей и рецензий.

В 1984 году выяснилось, что если небольшие стихотворения этим поэтам еще как-то худо-бедно удавалось где-то опубликовать, то крупные формы, увы, оставались в столе. То есть у каждого была как минимум одна ненапечатанная поэма. Вот я и решил собрать сборник поэм молодых авторов, полагая, что вместе это будет проще протолкнуть.

Я, казалось бы, все предусмотрел. Каждой поэме предшествовало доброе вступительное слово маститого советского поэта, в число которых я не забыл включить влиятельного тогда, а ныне благополучно забытого секретаря правления СП СССР по поэзии Егора Исаева. Предисловия написали Окуджава, Самойлов, Липкин, Вознесенский, Рождественский, Соснора... С началом перестройки, когда "с полки" стали доставать фильмы и рукописи, я попытался вписать эту книгу в этот контекст. Устроил бум в печати, сделал цикл передач на радио, подключил даже ЦК комсомола и ЦК партии.

И все напрасно. Книга не вышла. Как мне намекали в разных кабинетах, была еще одна организация, которая твердо решила эту книгу не пропускать. Причем я до сих пор не пойму, почему. Ничего антисоветского там не было. Или почти не было.

Вся история была мной изложена в газете "Московский комсомолец" 17 марта 1990 года:


Я написал в конце этой заметки: "Надеюсь, сборник все-таки выйдет." Однако, через три дня после публикации в "МК" мне было направлено из издательства такое письмо, окончательно похоронившее все шестилетние труды:


Но самое главное: когда я пришел за рукописью в издательство, мне сообщили, что они ее потеряли. Был, конечно, и второй экземпляр, его читали в ЦК комсомола. Когда я бросился туда, выяснилось, что человек, у которого он находился, перешел на другую работу и найти его не представляется никакой возможности. Впрочем, теперь это уже не важно. Практически все участники сборника за это время свои поэмы опубликовали по отдельности.
avmalgin

Грузия - Осетия

Развитие событий по любому сценарию наносит огромный вред России. Для нас был выгоден только один вариант - сохранение статус кво.
Участвуй Россия в войне - проигрыш. Не участвуй - проигрыш. Победят грузины - для нас проигрыш. Поможем осетинам и они отобьют нападение - еще какой проигрыш.
Одна радость: теперь уже Грузию в обозримом будущем в НАТО не примут, не нужен им этот геморрой.
Надеюсь, наши пропагандисты догадаются сообщать в сводках не о погибших мирных жителях Осетии, а о погибших гражданах России.
avmalgin

Забавно

Би-Би-Си показывало длинное выступление Лаврова по-английски. Оно поярче будет, чем русскоязычное. Например, он выразил удивление, что Саакашвили свои чудовищные обвинения в адрес России почему-то произносит, сидя под голубым флагом Евросоюза.