August 27th, 2008

avmalgin

Молоко

Мы всегда покупали молоко 1,5-процентной жирности. Недавно попалось 0,5-процентное, да еще витаминизированное. Перешли на него. А сегодня в "Седьмом континенте" увидели 0-процентное, финское. Купили. Отведаем.
В студенческие годы на военных сборах мы с моим приятелем Ваней Лилеевым купили в деревне на двоих трехлитровую банку парного, еще теплого молока. Думали, спасемся (в основном там кормили бычками в томате, опрокинутыми в кашу, и есть это было невозможно). Действительно, выпили эти три литра, легли на спину и смотрели в небо. А потом нас стало так крутить и выворачивать, что жирное молоко с тех пор я пить не могу.
Азиаты, говорят, вообще коровье молоко не усваивают.
А я вот кофе без молока не могу пить. И утро начинается с хлопьев с молоком.
avmalgin

Пояснение

Так, на всякий случай хочу сказать, что я никогда не жаловался на интернет-персонажей ни Путину, ни Медведеву, ни министрам, ни прокурорам, а также не писал заявлений с просьбой возбудить уголовные дела и все в таком роде. Буду признателен, если кто-нибудь покажет мне хотя бы одно мое заявление. Их просто нет.
Год назад меня уговаривали это сделать сотрудники Управления "К", но я отказался, считая, что есть более эффективные методы решения проблемы.
Тем не менее, хотя и не по моим заявлениям, полноценные уголовные дела возбуждены: одно в Москве, другое в Германии. В Москве меня пригласили для дачи показаний, наверное, чтобы признать потерпевшим, и в пятницу я с удовольствием схожу в ОВД "Тверское" и это сделаю. Хотя в отечественное правосудие не верю.
Насколько мне известно, целью уголовных дел не является закрытие тех или иных сайтов (это глупо, так как они тут же будут открыты на других площадках), речь идет о преследовании людей, нарушивших те или иные статьи уголовного кодекса.
Что происходит в Бонне, я не знаю, через адвоката я договорился о встрече со следователем 16-го сентября, по пути в Италию, хотя это довольно геморройно, учитывая, что мы едем с щенком.
Других подробностей не знаю, так как за ходом этих дел не слежу и не я их инициировал.
Если кому-либо из привлеченных к делу лиц нужна юридическая помощь, я с удовольствием помогу. Пусть все идет своим ходом.
Недели две назад некий Александр Шушпанов, администратор блограунда, поднял шум после первого же звонка из милиции, восклицая: "Как найти этого Мальгина?". Не дожидаясь, пока он меня найдет, я нашелся сам, однако никаких обращений с его стороны не последовало. Из чего я делаю вывод, что вся движуха устроена им с целью пиара своего полудохлого ресурса. Кстати, полагая, что Торквемаду вымели поганой метлой уже отовсюду, я о существовании этого сайта узнал только после воплей этого Шушпанова.
А собственно, зачем вопить? Если вы чувствуете, что ваша позиция юридически безупречна, запаситесь терпением и попкорном и не устраивайте истерику, как барышня. Те, кому надо разберутся. Но не дай вам бог попасть в число ответчиков по делу о клевете: по российскому законодательству бремя доказывания лежит на ответчике (это, как я понимаю, чуть ли не единственное исключение из презумпции невиновности).
Шушпанов беспокоится насчет самочувствия своей мамы. Если он внимательно почитает то, что размещено на его ресурсе, он увидит, например, фотографии моей мамы, отца, сестры, мужа сестры, племянника с самыми оскорбительными подписями. Он увидит также фотографию моей покойной дочери, под которой написано что-то вроде: "Ну что, Мальгин, целуешь мохнатую пелотку своей дохлой дочки?" И так далее. (У моего адвоката есть полные и точные цитаты). После этого мне на то, как себя чувствует мама Шушпанова и сам Шушпанов, глубоко наплевать.
avmalgin

Встреча с прекрасным

Почитал сейчас один ресурс, где я упоминаюсь чаще, чем в моем собственном журнале. Изумлен.
Еще в молодые годы я так построил свою жизнь, чтобы не сталкиваться с быдлом. Никогда и нигде. Получалось.
Так нет же: они, наконец, нашли дырочку, через которую кидаются какашками и плюются.
Почему они не удовольствуются общением с себе подобными? Откуда это желание весь мир потопить в грязи? Варились бы в своем соку, в самом деле.
avmalgin

Любимые шестидесятые годы

avmalgin

Забавно будет, если именно так и будет



The Washington Post, Wednesday, August 27, 2008; A13

Вчера, продолжая эскалацию кризиса на Кавказе, президент России Дмитрий Медведев признал независимость Южной Осетии и Абхазии; вероятно, вскоре за этим последует их аннексия Россией. Обещания России о выводе войск на те позиции, которые они занимали до начала конфликта, кажутся все более пустыми. Российские официальные лица угрожают применением ядерного оружия против Польши и Украины. Все указывает на то, что Кремль решил начать новую 'холодную войну'.

Реакция свободного мира пока довольно невыразительна. Представители Запада предупредили Россию, что агрессия повредит ее 'позиции' в мире. НАТО приостановила диалог на официальном уровне, и России может быть закрыт путь во Всемирную торговую организацию. Эти разговоры явно не тревожат Москву. Ее уверенность подкрепляется зависимостью Европы от российских энергоносителей и заявлениями о том, что Западу нужно содействие России в решении многих международных вопросов.

Однако Запад находится в более сильной позиции, даже если он сам или Владимир Путин не осознают этого. Адекватный ответ средствами 'мягкого влияния' - например, кампания правоохранительных органов в отношении российских правящих элит - мог бы оказаться крайне эффективным способом наказать Россию за агрессию против Грузии и не допустить подобного поведения в будущем. Действительно, российские правящие элиты ставят личные интересы выше государственных. Если причинить им достаточную боль, то они потребуют изменения внешней политики или даже отстранения Путина от роли серого кардинала.

Слияние интересов частного бизнеса с государственной политикой в сегодняшней России отличается от всеохватной коррупции советской эпохи. Власть в Москве контролируется группой силовиков - выходцев из КГБ, и магнатов - союзников Кремля. Несмотря на их гангстерское поведение - включая убийства конкурентов в бизнесе и политике - Россия является участником глобальной экономической системы, хотя и пользующимся репутацией бандита. В отсутствие значимого гражданского производства экономика России зависит от экспорта природных ресурсов. В результате, Россия, будучи гротескно коррумпированной, прочно включена в глобальные финансовые и торговые сети.

Клика, управляющая современной Россией, охотно приняла глобализацию. 'Чекисты-олигархи' - воспользуемся этим определением, чтобы отличать их от прозападных баронов-разбойников, которые возвысились в 1990-е годы и были сметены Путиным - все чаще появляются в списках самых богатых людей планеты. Они инвестируют за рубежом свои богатства, добытые нечестным путем, и владеют особняками в Лондоне, Париже и на Лазурном берегу. Они дают образование своим детям в западных университетах и даже собирают западные спортивные команды.

Эти магнаты спонсировали приход Путина к власти и служат тем средством, которое позволило ему усилить контроль над обильными богатствами России. Путин и его приспешники пользуются рычагами государственной власти (включая сфабрикованные судебные процессы и запугивание со стороны властей) для собственного обогащения и разгрома конкурентов. Сложные финансовые механизмы - зачастую создающиеся при участии международных финансовых институтов - позволяют им отмывать большие суммы денег с целью их последующего реинвестирования за рубежом. Западные банки, стремящиеся к прибыли и расположению российских лидеров, охотно финансируют сомнительные трансакции по передаче природных ресурсов России под контроль Кремля.

Коррумпированность олигархов, их пренебрежение законом и тяга к плодам глобализации делают их отличной мишенью для 'мягкого влияния' Запада. Во всех тех случаях, когда они обладают соответствующими полномочиями - а так должно быть часто - регулирующим органам США и ЕС следует изучать деловые операции людей, близких к путинскому режиму, на предмет отмывания денег и нарушений, касающихся ценных бумаг, налогов и других сфер экономики. Отслеживание активов и увеличение сроков давности должны позволить западным властям изучать деловую активность, проводившуюся на протяжении многих лет. Департамент юстиции США должен без колебаний расследовать все находящиеся в его компетенции случаи манипуляции рынками, мошенничества, уклонения от уплаты налогов и отмывания денег, имеющие отношение к Кремлю, и наказывать виновных.

Повестки в суд, судебные приговоры, конфискация активов и визовые ограничения даже самых непроницаемых громил ударят по больному месту: прямо по кошельку. Также западные правительства должны поддержать частных инвесторов, пытающихся бороться с грабежом, совершаемым при содействии Кремля. Западные потребители должны дать решительный отпор откровенным манипуляциям поставками нефти и газа, которые осуществляются Москвой и часто маскируются под технические проблемы, и требовать выплаты существенных компенсаций. Попытки России приобрести новые нефтеперерабатывающие заводы и трубопроводы на Западе следует оспаривать на основе антимонопольного законодательства.

Благодаря умелой дипломатии можно сделать так, чтобы опасения Европы из-за энергоносителей не вели к неспособности применять юридические меры в отношении Путина и его команды. Самое главное, что привлечение олигархов к судебной ответственности не потребует от США или Европы ни единого шага 'против России'. Правительства США и союзных стран могут указать на то, что эти действия осуществляются в более широком контексте борьбы с коррупцией на Западе. Между тем, широкая огласка западных расследований преступной деятельности московских бизнесменов и возврат награбленного российскому народу удовлетворит даже самых закоренелых российских националистов.

Вопрос о том, существует ли какая-то связь - а если существует, то какая - между крушением российской демократии и возрождением империализма Москвы, давно господствует в дебатах на Западе. Очевидно, что в путинской России возникло нечто гораздо более опасное, чем просто авторитаризм. Эта особая смесь политической автократии с коррупцией, объединяющая политическую, экономическую и военную мощь, угрожает миру во всем мире. Бросить вызов такому положению дел - стратегическая необходимость.

Дэвид Б. Ривкин-мл. - партнер фирмы Baker & Hostetler LLP, работавший в департаменте юстиции США и Белом доме при президентах Рональде Рейгане и Джордже Буше-старшем. Карлос Рамос-Мрозовски - адвокат из компании Baker & Hostetler
saak2

Рассуждение

Если в понедельник главы Евросоюза ограничатся сожалением, осуждением и даже гневным осуждением, всячески словесно поддержат Грузию, решат послать наблюдателей и прочее прочее, но не примут конкретных дискриминационных решений в отношении России, - только тогда Осетию и Абхазию начнут признавать отдельные страны. А до этого даже члены ШОС, которых сейчас Медведев усиленно обрабатывает, и даже Белоруссия будут молчать.
Турция, как я понимаю, вообще член НАТО, а кроме нее, Республику Северный Кипр никто так и не признал. И ничего - живут, не парятся.