October 6th, 2008

avmalgin

Первые музыкальные клипы

Cегодня, между прочим, знаменательный день.
6 октября 1927 – день премьеры фильма "Певец джаза", снятого кинокомпанией "Уорнер Бразерс" – принято считать днем рождения звукового кинематографа.
Вот фрагмент из этого фильма - песня «Mammy» в исполнении Al Jolson. Будем считать, что это первый в истории музыкальный клип.


Надо сказать, процесс пошел быстро. Вот еще дюжина клипов 1928-1929 годов, из разных фильмов:

Frank Richardson – Mona

Nick Lucas - Lady Luck

Marilyn Miller - All I Want To Do Do Do Is Dancе

June Clyde - Come Into The Water

Winnie Lightner - Pingo Pongo

Anona Winn - A precious little thing called love

Gertrude Lawrence - They All Fall In Love

Rudy Vallee - I'm Just a Vagabond Lover

Irene Bordoni-Just An Hour of Love

Jack Okie - Alma Mammy

John Boles - The Rangers' Song

Anona Winn - A precious little thing called love

Первым советским звуковым фильмом была, как известно, «Путевка в жизнь» (1931). Там тоже были песни. Как минимум три: Collapse )
avmalgin

Жадность фраера сгубила

Жил-да-был писатель Анатолий Приставкин. И жил-да-был кинорежиссер и продюсер Валерий Харченко. Задумал режиссер экранизировать для телевидения повесть писателя "Вагончик мой дальний". Встретился с писателем, тот дал согласие уступить право на экранизацию, но сам сценарий писать не согласился, сославшись на большую государственную занятость, зато прислал для переговоров юридическую фирму "Лившиц и партнеры".

Лившиц с партнерами объявили цену уступки прав: 10.000 долларов. Крякнул режиссер и продюсер Харченко (обычно права для ТВ уступают за 1.000 долларов, а основной гонорар платят все-таки сценаристу), но согласился. По той простой причине, что в одном государственном учреждении ему уже обещали этот фильм профинансировать. Все ж таки писатель Приставкин работал в администрации президента, кто ж откажется профинансировать.


Короче, общими усилиями создали договор, подписали. Писатель расписался на каждой странице. В том числе и оговоренную сумму зафиксировали. Затем Приставкин вспомнил, что ему как государственному чиновнику негоже лично получать всякие суммы помимо зарплаты, и в дело вступила его супруга, Марина Юрьевна. Она получила сначала 10.000 долларов и даже написала записочку, мол, спасибо вам, но потом обратилась в то госучреждение, которое уже открыло финансирование фильма, и, ссылаясь на тяжелую болезнь писателя и тяжелое материальное положение семьи, выбила себе еще столько же.

Продюсер и режиссер Харченко поскрипел зубами, но делать нечего, с жаром принялся за дело. На основе повести был написан (и оплачен) сценарий. На 2009 год были отправлены заявки в Министерство обороны (на участие военной техники и личного состава), в РЖД (на железнодорожный транспорт). Такие заявки подаются за год до съемок. Были проведены переговоры с администрациями Свердловской и Челябинской областей, где намечались основные натурные съемки. Наконец, были подписаны договора с исполнителями главных ролей - народными артистами РФ Натальей Фатеевой и Алексеем Петренко, заслуженным артистом РФ Игорем Петренко, Иваром Калныньшем и даже с Даниэлем Ольбрыхским, которому поручили роль немца - Ван Ваныча. Самое сложное было совместить плотный график съемок Ольбрыхского и производство данного фильма. Были отобраны дети для многочисленных детских ролей. Все эти хлопоты немного сдвинули сроки производства, поэтому между автором книги и киношниками было подписано дополнительное соглашение, по которому срок действия прав на экранизацию увеличивался.


Увы, 11 июля нынешнего года приходит печальное известие - писатель Приставкин скончался. Не успев похоронить мужа, вдова энергично вкручивается в дело. Она нанимает еще одну юридическую фирму - располагающееся на "Мосфильме" агентство "ФТМ". Агентство пишет письма съемочной группе и в госорган, организовавший финансирование, с требованием пересмотреть условия договора и теперь выплатить вдове дополнительно к уже полученным деньгам еще 100.000 долларов только за право экранизации. Агентству отвечают, что поздно, договор подписан, права уступлены, все обязательства перед Приставкиным выполнены, а что касается вдовы, пусть терпеливо ждет полгода, необходимых, чтобы вступить в права наследства, а потом уже открывает рот.

Ха-ха, сказала безутешная вдова и продемонстрировала бумаги, подписанные писателем Приставкиным на смертном одре. Согласно этим бумагам, все права на все, что написал писатель, принадлежат ей и их общей с Приставкиным дочери. Ну это понятно, неохота же делить наследство со взрослыми сыном и дочерью Приставкина от первого брака. Она же им даже на похороны родного отца не разрешила приходить, опасаясь, что кто-то узнает, что у него, кроме Маши, есть еще законные наследники.

Но это дело семейное, мы сейчас не об этом. Нас очень печалит судьба режиссера и продюсера Харченко. Ведь вдова отправилась к руководителю того учреждения, где должен был финансироваться фильм, объявила, что у нее совершенно, ну совершенно нет денег, даже на то, чтобы поставить писателю памятник на его могиле, и поэтому она, мол, очень рассчитывает на те дополнительные сто тысяч долларов, которые ей заплатит режиссер. Начальник вызывает режиссера и говорит ему: делай, что хочешь, но избавь меня от этих визитов, сделай, наконец, все, что она просит. Режиссер демонстрирует бумагу от юридической компании "Stener, Neyman & Partners", изучившей условия договора и пришедшей к выводу, что свои обязательства перед Приставкиным компания Харченко выполнила в полном объеме. Начальник и читать не хочет. Удовлетвори,говорит, вдову, она меня уже достала.

Режиссер встречается с вдовой и спрашивает, почему, заплатив ей вдвое больше, чем обозначено в договоре, он все еще, по ее мнению, остается ей должен. Вдова отвечает, что, мол, ориентируется на гонорар, который получил за свой телефильм Василий Аксенов, и что, мол, всемирное значение писателя Приставкина не идет ни в какое сравнение со значением весьма среднего писателя Аксенова.

Режиссер решил не спорить с убитой горем дамой, какой из писателей более великий. Он просто напомнил ей, что аксеновский сериал состоял из 22 серий и при этом Аксенов сам принимал участие в написании сценария, а в данном случае речь идет о четырех сериях и всего лишь об уступке прав.

Но, увы, вдова ничего не желала знать. Она отправилась все в то же госучреждение и остановила финансирование фильма. Его выбросили из плана 2009 года. Вдова надеется, видимо, затянуть вопрос, дождавшись момента, когда истекут права, купленные В.Харченко. После чего, как она полагает, к ней выстроится очередь из режиссеров и продюсеров, желающих экранизировать гениальное произведение "Вагончик мой дальний".

Блажен, кто верует, как говорится.

А пока что актер Ольбрыхский прислал письмо, в котором сообщает, что сдвигать сроки не согласен в связи со своей большой загруженностью в других европейских проектах. С трудом отобранные дети стремительно взрослеют и для съемок через два года, видимо, уже не будут годиться. Сам Харченко в долгах как в шелках и проклинает тот день, когда он связался с этим "Вагончиком".