December 18th, 2008

avmalgin

Кот за бортом

Покупал сейчас билеты в Аэрофлоте для всего нашего цыганского табора. Сколько ни спорил, кошке билет не продали: оказывается, с незапамятных времен существует правило, что если в салоне есть хоть одна собака, кошек не разрешают. Я пытался объяснить, что наши кошка с собакой - члены одной семьи, мне сочувствовали, но разрешения не дали. Двух собак - пожалуйста, а собаку с кошкой - нельзя. Разделить нашу большую семью на две группы и лететь разными рейсами мы не согласились.

Впрочем, кота можно сдать в клетке в багаж. Но думаю, когда мы в Милане на ленте транспортера увидим, наконец, клетку с нашим измученным мочекаменной болезнью двенадцатилетним Бегемотом, его можно будет смело везти сразу на кладбище. Придется, как И.Бродского, хоронить в Италии.

Кстати, вспомнился мне переезд архитектора Тарлицкого из Америки в Москву. С собой он взял любимого кота. И кот в Москве после перелета был в полной прострации и отходил, наверное, месяц. Слушая его рассказ, я не мог понять, почему он не взял его в салон. Теперь понимаю: в салоне, видимо, была собака. Собакам почему-то приоритет.

А как же кошек возят на выставки за границу? Непонятно.

Короче, едем в усеченном составе. Проблема, куда пристроить кота. Все родственники и знакомые от него отказываются. Все знают, что в незнакомой обстановке он ссыт на диваны. Тем более уезжаем мы надолго.
avmalgin

Где логика?

Когда я услышал версию, что Сталин снял наркома Ежова в отместку за то, что ему не дала ежовская жена Евгения Соломоновна, я, конечно, стал искать источник. Оказалось, это озвучил Юлиан Семенов, которому вроде бы о том по секрету поведали старые чекисты, и сделал он это в "документальном романе" "Отчаяние".

Пришлось заказывать это "Отчаяние" на "Озоне". Теперь всю ночь предстоит читать эту блевотину.

Версия странная. Что это случилось с Евгенией Соломоновной? Бабелю дала. Михаилу Кольцову дала. Шолохову дала (причему мужу принесли подслушку их интимной встречи в гостинице "Метрополь"). Полярнику Шмидту дала. Летчику Чкалову дала. А Сталину, вишь ли, отказала. Что-то не верится.

Ну ладно, посмотрим, что там Юлиан Семенов наплел.