February 19th, 2009

avmalgin

Требуется помощь зала

Нам опять лететь с животными. На этот раз рейсом, где никого сдать в багаж нельзя. А можно только в салоне, в сумках-перевозках. Везти нам двух собак. Шпиц наш к этому уже привычен. Но свободолюбивый пудель наотрез отказывается залезать в какие-либо сумки. Огрызается, кусается, впадает в истерику, и все равно как-то выкручивается и успевает выскочить до того, как мы застегнем молнию. В большой перевозке он, может, еще и согласился бы поехать (хотя и это вряд ли), но так как речь о салоне самолета, тут ограничения по размерам.
Четвертый день пьет успокаивающие лекарства - эффект нулевой.
Где-то прочел про коньяк перед полетом. Но ведь заблюет же все с непривычки.
Какие есть идеи? Как заставить собаку залезть в сумку и не рыпаться? На борту мы его, конечно, вынем и уложим в ногах, но вот регистрацию, когда собаку вместе с сумкой взвешивают (чтобы не больше 10 кг), и момент посадки надо как-то пережить.
avmalgin

Книжный ассортимент

В писательском доме в Лаврушинском переулке, где жили Пастернак, Эренбург и многие другие мастера пера, в 1938 году на лестничных площадках вывесили объявление: "Товарищи писатели, просьба книги в мусоропровод не сбрасывать."

Тем не менее мусоропровод постоянно приходил в негодность от обилия забивавших его книг. Таким образом писатели готовились к обыскам.

Мне кажется, сбросы в мусопровод могли быть тематическими. Скажем, арестовали одновременно Бабеля и Кольцова. Значит, наутро из всех квартир должны вниз по трубе отправиться сочинения Бабеля и Кольцова. Наверное, крупные процессы (с десятками обвиняемых) сопровождались еще более мощными выбросами, но это была уже не художественная, а общественно-политическая литература. А стоило партии и правительству обратить внимание на проблемы, скажем, села, как вниз массово летели книги на соответствующую тему.
avmalgin

Сегодняшний суд

Я был уверен, что присяжные оправдают обвиняемых в убийстве Политковской.
Оправдали, причем единогласно.
И не важно, эти убили или другие. Не их же это идея.
В данном случае никакого мотива не было и не могло быть. Политковская никому не мешала, никто не держал на нее зла, никаких серьезных расследований она не проводила, мужественных поступков не совершала, была абсолютно безвредна, это вам не Пол Хлебников. Ее убийство - символический акт. Ее убили не за что-то, а ради чего-то.
Ради чего ее убивали - этого не будут исследовать ни следствие, ни суд.