September 21st, 2009

avmalgin

Журнал

У нас последние два месяца, сменяя друг друга, гости. То родственники, то друзья. Одни живут неделями, другие приезжают на одну ночь, третьи просто так заглядывают, по пути. Почти все оставляют после себя прессу и книжки. Книжки так себе, а вот прессу читаю внимательно.
Сегодня полистал толстый такой журнальчик STORY. Никогда о нем даже не слышал. Название, конечно, ужасающее: ждешь подробностей о невесте Леонардо ди Каприо и о родах солистки группы "Стрелки". Правда, обложка успокаивала: очень хорошее фото Марины Неёловой.
Открыл - очень качественный оказался журнал. Ни одного срыва в пошлость. Замечательный подбор предметов описания: от Лили Брик до Виктории Токаревой. Журнал для интеллигентных людей.
Но в этом, думаю, будет у них заковыка. Насколько такой журнал востребован, вот в чем вопрос. Редактором там Владимир Чернов (который был в "Огоньке"), много огоньковских авторов, Дмитрий Быков, в частности. И с новым "Огоньком" (который мне тоже привезли) ни в какое сравнение не идет: "Огонек" явно уровнем ниже. Просто даже по языку, по вниманию к слову.
Я так и не понял, кто это издает, зачем издает, давно ль издает. Будем следить.
avmalgin

"Мы не должны были так жить"

Из статьи Э.Кольмана "Вредительство в науке", журнал "Большевик", №2, 1931.

В подготовке взрывов и поджогов наших заводов, в шпионаже, в организации кризисов в области энергетики, топлива, металла, текстиля и транспорта, в подготовке интервенции - во всем этом вредители из "Промпартии" сознались. В качестве инженеров-конструкторов, инженеров-экономистов, они были законченными вредителями, агентами французского империализма и бывших "отечественных" заводчиков и помещиков. Но как только на суде дело дошло до их научной деятельности, тогда они сразу стали в оборонительную позицию. "В своих научных работах, которых я имею больше полутораста, я никогда, ни в одной работе не говорил того, что не соответствует действительности. В своих научных работах я не проводил никаких вредительских директив, никаких вредительских установок. Поэтому те научные работы, которые я печатал и в СССР и за границей, никогда вредительских установок не имели", - твердил Рамзин, упорно повторяя: "свою вредительскую работу и свою научную работу я строго различал, в своих научных работах я никогда не проводил вредительских идей". Выходит, что будучи инженерами обервредителями, они в качестве профессоров были безупречны, блюдя "чистоту" своей "об'ективной" науки.

Несмотря на все увертки Рамзина, допрос уличил его в том, что его теоретические высказывания в споре о высоких и низких давлениях, установка руководимого им Теплотехнического института в вопросе о сжигании подмосковного угля в пылевидном состоянии были вредительскими, сознательно направленными на задержку развития науки и производства. Незачем, кажется, пространно доказывать всю несостоятельность и вздорность утверждения, будто теоретическая работа практиков-вредителей может остаться нетронутой вредительским ядом, будто существует вообще какая-то "свободная" от политики, от миросозерцания научного деятеля, непорочная, "об'ективная", бесклассовая наука, каким-то чудом избежавшая общей участи в этом мире, резко разделенном на два лагеря, находящиеся в непримиримой классовой борьбе. Но все попытки выгородить свою якобы об'ективную теоретико-научную деятельность со стороны людей, которые сами сознались в том, что они были законченнейшими вредителями на практике, имеют, однако, определенное принципиальное значение.

Они показывают, что разбитый на-голову классовый враг не думает сдаваться окончательно, а старается окопаться на самых недоступных, хитро замаскированных позициях, - на теоретическом фронте, желая сохранить за собой командные высоты науки...
Collapse )

Полностью статья выложена - ЗДЕСЬ.

Несколько слов об авторе статьи.

Эрнест Яромирович Кольман родился 6 декабря 1892 года в Праге в еврейской семье почтового чиновника. Закончил философский факультет Карлова университета в Праге. Одновременно был активным членом студенческой организации социал-демократов. В 1914 году был мобилизован на русский фронт в качестве офицера Австро-Венгерской армии. В 1915 году в боях за Луцк попал в плен. Участвовал в февральской революции 1917 года. В тот же год в Иваново-Воскресенске попал в тюрьму за большевистскую агитацию. Освобожден после Октябрьской революции. Стал добровольцем Красной Гвардии. В 1919 невесть как оказался в Германии, где его арестовывали как агента Коминтерна. Получил пять лет тюрьмы, но спустя полгода был обменен на немецкого агента и вернулся в Советскую Россию. Сразу отправился на фронт. Служил начальником политотдела в 5 армии Тухачевского, в 1920 году вместе с Белой Куном зачищал Крым. В 1926 году направлен из армии в наркомат образования. В 1930 году стал президентом Московского математического общества. В тот же год участвовал во встрече И.В.Сталина с "красной профессурой". В 1931 г. назначен директором Института Естествознания. В тот же год посетил Кэмбридж с группой советских ученых в качестве парторга делегации. И в тот же год во время поездки в Бухару подстрелил из крупнокалиберного маузера сбежавшего с поезда арестанта-басмача. В 1932 году организовал травлю академика Лузина, затем отправился в Цюрих на Международный конгресс математиков, где, ко всеобщему хохоту делегатов, сделал доклад об открытиях Карла Маркса в математике. В 1936 году назначен заведующим отделом науки Московского горкома партии. В 1936 году активно участвовал в травле Ландау, Вавилова, Вернадского. В 1939 году перешел на работу в Академию Наук, сначала старшим научным сотрудником, затем завотделом и завсектором. В 1945 году отправлен в Прагу, где стал профессором философии Карлова университета. Почти сразу же назначен заведующим отделом пропаганды ЦК КПЧ. В 1948 году выступил с публичной критикой Клемента Готвальда. Готвальд пожаловался Сталину, Кольмана отозвали в Москву и арестовали. В 1951 году освобожден, в 1952 (!!!) году реабилитирован и направлен в АН СССР, в Институт естествознания и техники. С 1953 года профессор математики Московского энергетического института. В 1959 году направлен в Прагу директором Института философии ЧССР, стал действительным членом АН ЧССР. В 1963 году публично раскритиковал Президента Антонина Новотного, за что спешно отозван в Москву. Становится профессором математики Московского автомеханического института, затем переходит на работу в Институт естествознания и техники АН СССР. В 1968 году осудил ввод советских войск в Чехословакию, тем не менее научной деятельности не прекратил, опубликовал ряд работ по истории науки. В 1976 году, навещая дочь, живущую в Стокгольме, попросил у шведских властей политическое убежище. 8 октября 1976 года французская газета Libération опубликовала его открытое письмо Л.И.Брежневу "Почему я выхожу из коммунистической партии". 22 января 1977 года умер в пригороде Стокгольма. В 1982 году в издательстве Chalidze Publications опубликованы его мемуары под названием "Мы не должны были так жить". Не упомянув в мемуарах о своей статье "Вредительство в науке", Кольман признал тем не менее: " ... считая себя, так же как и мои коллеги, компетентным судить по всем вопросам, во всех областях знания ...мы наломали немало дров, нанесли несправедливые обиды не одному ценному научному работнику, из которых многие потом были репрессированы и погибли (что, конечно, не было в наших намерениях), и повредили развитию советской науки, равно как и ее престижу в глазах иностранной интеллигенции, да и социализму и коммунизму в целом нами был причинен громадный ущерб."
avmalgin

Александр Кавалеров

Тут у меня спрашивали об исполнителе "Нейлонового сердца".

Это Александр Кавалеров. Родился в 1951 году. Семилетним мальчишкой снялся в фильме "Балтийское небо". Но запомнили мы его по фильму Г.Полоки "Республика ШКИД" (1966). Помните беспризорника по прозвищу Мамочка?



Но это так, набросок. А вот за кадром он там исполнил совершенно замечательную песню:



Затем - Collapse )
avmalgin

"В личной жизни Ландау нечистоплотен..."

Совершенно секретно
экз. N 2

ЦК КПСС

тов.КИРИЛЛИНУ В.А.

лично

20 декабря 1957

2563-с

По Вашей просьбе направляется справка по материалам на академика ЛАНДАУ Л.Д.

ПРИЛОЖЕНИЕ: на 16 листах.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
И.СЕРОВ
________________________________________________________________________________



Совершенно секретно

СПРАВКА
по материалам на академика ЛАНДАУ Льва Давыдовича


Ландау Л.Д., 1908 года рождения, уроженец гор. Баку, еврей, беспартийный, заведующий теоретическим отделом Института физических проблем Академии наук СССР.
Ландау родился в семье инженера. Отец его в 1930 году арестовывался за вредительство, о чем Ландау скрывает.
В 1939 году Ландау Л.Д. арестовывался НКВД СССР за участие в антисоветской группе, но был освобожден как видный ученый в области теоретической физики.



ЛАНДАУ является весьма крупным ученым в области теоретической физики с мировым именем, способным, по мнению многих специалистов, к новым открытиям в науке. Однако его научная и особенно практическая работа сводится главным образом к выполнению конкретных заданий, которые он выполняет добросовестно.

По своим политическим взглядам на протяжении многих лет он представляет из себя определенно антисоветски настроенного человека, враждебно относящегося ко всей советской действительности и пребывающего, по его заявлению, на положении «ученого раба».

В этом отношении Комитет госбезопасности располагает сообщениями многих агентов из его окружения и данными оперативной техники.

Так, положение советской науки Ландау в 1947 году определял следующим образом:

«У нас наука окончательно проституирована и в большей степени чем за границей, там все-таки есть какая-то свобода у ученых.
Подлость – преимущество не только ученых, но и критиков, литераторов, корреспондентов газет и журналов, это проститутки и ничтожество. Им платят, и они поэтому делают, что прикажут свыше».


В другой беседе он говорил:

«...Науку у нас не понимают и не любят, что, впрочем, и неудивительно, так как ею руководят слесари, плотники, столяры. Нет простора научной индивидуальности. Направления в работе диктуются сверху...
...Патриотическая линия принесет нашей науке вред. Мы еще более отгораживаемся от ученых Запада и отрываемся от передовых ученых и техников».


В 1948 году один из агентов по поводу разговора с Ландау сообщил следующее:

«...Ландау считает, что США самая благотворительная страна. Как-то он прочел в газетах, что какой-то американский ученый, по национальности, кажется, чех, высказал желание уехать в СССР: «Ну и дурак! – сказал Ландау, – как бы я хотел с ним поменяться».

Ландау систематически отрицает приоритет русской и советской науки во многих областях, о чем неоднократно высказывался среди своего окружения. Его отношение к отечественной науке характеризуется следующим заявлением:

«Я интернационалист, но меня называют космополитом. Я не разделяю науки на советскую и зарубежную. Мне совершенно безразлично, кто сделал то или иное открытие. Поэтому я не могу принять участие в том утрированном подчеркивании приоритета советской и русской науки, которое сейчас проводится».

Ландау группирует вокруг себя ряд физиков-теоретиков из числа антисоветски националистически настроенных ученых еврейской национальности. К этой группе лиц относятся ученики так называемой «новой школы Ландау»: Лифшиц Е.М., Мейман Н.С. и другие. Ландау организовал и возглавил семинар физиков-теоретиков при Институте физических проблем, который посещают главным образом лица еврейской национальности, тесно связанные с Ландау. Collapse )