December 1st, 2009

avmalgin

Твердый знак

Посмотрел сейчас по Первому каналу комплиментарную передачу Леонида Парфенова к юбилею газеты "Комммерсантъ".

Надо сказать, что я эту газету читаю, начиная с ее первых выпусков и по сей день. И это уже как бы необходимая часть дня - прочитать "Коммерсантъ".

Но меня интересует, почему Парфенов аккуратно обошел вопрос о том, на какие деньги, начиная с девяностых годов, "Коммерсантъ" издавался. О том, кто был его формальным и неформальным собственником до Березовского. И мне, конечно, жаль, что не упомянули журнал "Столица".

Но я знаю, почему обо всем этом не было сказано. Почему не были названы те, кто скинулся на первые номера, почему не был упомянут Смоленский, тащивший этот воз себе в ущерб годами, почему не были упомянуты французы, которых обманули как детей, почему обошли вообще все острые углы.

А это потому что "Коммерсантъ" всегда и, возможно, по сей день, является убыточным изданием. Потому что он всегда, на всех этапах, кидал своих партнеров и кредиторов. Предпочитал не возвращать долги. Уходил от налогов путем мнимых банкротств фирм, взамен которых тут же организовывались новые. Нарушал любые обязательства перед акционерами.

То есть это действительно - зеркало отечественного бизнеса. И то, и другое - мыльный пузырь.

Газета достигла, как бы это сказать, огромной политической капитализации и ей всегда будут давать деньги. А она их будет потреблять в гигантских количествах, даже не считая.

При этом, повторяю, я читаю каждый номер. Наверное, действительно, пока что лучшая газета. А уж журналистов хороших оттуда вышло и разошлось в эти годы, может, и побольше, чем с журфака.
avmalgin

Итальянцы не сдаются

В Италии продолжаются протесты против решения Суда по правам человека в Страсбурге о запрете распятия в итальянских школах.
В Риме прошел марш протеста, завершившийся на площади Святого Петра в Ватикане. Перед собравшимися выступил Папа Бенедикт XVI.
avmalgin

Никаких аналогий

"Ранним утром 17 октября 1888 года произошло событие, оставившее существенный след в истории. Прежде всего своими последствиями.

Царский поезд, направляйшийся из Крыма в Санкт-Петербург, проезжал по территории Харьковской губернии, и, в частности, по новопостроенному участку пути возле села Борки Змиевского уезда. Серия мощных толчков разделила жизнь пассажиров на „до” и „после”, а некоторые люди погибли, так и не успев понять, что же произошло. Вскоре выбравшегося из-под обломков вагона-столовой царя Александра III окружили приближенные и начали наперебой винить в крушении революционеров. Фраза монарха, прозвучавшая в ответ, была простой и поразительно правдивой: «Какие там революционеры! Воровать меньше надо!»

Участок железной дороги, ведущий к Харькову через Змиевской уезд, был сдан в эксплуатацию в 1886 году, и почти сразу заслужил сомнительную славу аварийного. Дело в том, что концессионеры, которые имели право контролировать его в течении 60 лет после строительства, были заинтересованы прежде всего в наибольшей прибыли, и в наименьших расходах на строительство и ремонт. Это стало причиной укладки некачественных шпал, плохого укрепления дамбы, в результате чего участок пути около Борок можно было проходить только на малых скоростях, учитывая еще и поворот на дороге. А опаздывающий на полтора часа царский поезд и без того уже задерживал массу чиновников и агентов государственной безопасности, поэтому шел с большим превышением допустимой скорости – 60-70 верст в час вместо положенных по инструкции 30-40. Огромный по протяженности – около 300 метров, поезд был таким же тяжелым (около 30000 пудов), и, кроме того, были нарушены много других требований техники безопасности. Обслуживающий персонал и многие должностные лица знали об этих проблемах, и представляли, чем это может грозить, но никто не хотел накликать на себе недовольство тех министров и высших чиновников, которые забирали себе и своей свите по полвагона, а то и по целому. Все делалось на «авось» - ездит же состав 10 лет, почему же и дальше не будет?

Катастрофа, произошедшая из-за ряда взаимосвязанных между собой причин, стала закономерным следствием халатного отношения к вопросам безопасности многих персон, включая министра путей сообщения, который сам ехал на неисправном вагоне. 21 погибший и 37 раненых (в основном, лакеи и прислуга) – вот та цена, в которую судьба оценила беспечность высших чиновников и воровство управителей железной дороги. Сейчас лишь могильный камень неподалеку от насыпи возле остановочной платформы «Спасов скит» напоминает о тех позабытых людях".


Увидел у ashpi