January 26th, 2010

avmalgin

Еще о писателях в ЖЖ

Когда я пять лет назад завел себе блог в ЖЖ, меня вдохновил пример Сергея Чупринина, который как раз в то время выкладывал у себя в блоге chuprinin свой будущий литературный словарь. То есть в течение года примерно он выкладывал постатейно черновик, а юзеры ему указывали на неточности, советовали что-то добавить, на что-то обратить внимание и т.д. Результат был просто замечательный:

http://www.ozon.ru/context/detail/id/3077227/
http://www.ozon.ru/context/detail/id/3077035/


Писатель Евгений Попов с 1 января сего года тоже начал интересный, на мой взгляд, эксперимент. Он написал некую автобиографическую книгу. В сорока четырех крошечных главках. И все сорок четыре главы намерен выложить в своем блоге и собрать отзывы, замечания, дополнения, а также рассуждения на заданные темы. Пять глав уже выложены. Комментарии принимаются здесь:

http://evgpopov.livejournal.com/22101.html
http://evgpopov.livejournal.com/22346.html
http://evgpopov.livejournal.com/22627.html
http://evgpopov.livejournal.com/22947.html
http://evgpopov.livejournal.com/23156.html
http://evgpopov.livejournal.com/23509.html

Как я понял, побеседовав вчера с автором, в бумажную публикацию войдут не только авторский текст, но и многие комментарии из ЖЖ.
avmalgin

Диалог

Пришел сегодня по морозцу к начальнику, который раньше неподалеку от Литинститута сидел под табличкой "Начальник паспортного стола", а теперь сидит под табличкой "Начальник отделения Федеральной миграционной службы". Табличку поменяли, но кабинет на прежнем месте, и дядька все тот же.

"Сделайте отметку, что разрешаете прописку. Я перепрописываюсь с одного адреса на другой в пределах вашего района".

Дядька посмотрел на меня удивленно: "Это кто ж Вас прислал?" - "Тётки, говорю, с Дмитровки". - "Так они ж мне сами должны были все это принести".

Вывод: тётки сволочи.

Смотрит бумаги: "А как же это вы умудрились отметку в военкомате сделать до моей подписи? А вдруг я не разрешу вашу прописку?"

Отвечаю: "Военкомат принимает по понедельникам, а вы в понедельник не работаете. Вот я съездил к ним и к вам в такой последовательности".

"Ну ладно, говорит, закроем глаза. А вы, небось, сами ко мне пришли, чтобы процесс ускорить? Признайтесь".

На самом деле мне тётка так и сказала: "Во вторник с утра если у начальника отметите, а потом пулей к нам, то в пятницу можете паспорт получать". Но я признаваться не стал. Я теперь, чтобы ни себя, ни людей не волновать, включаю дурачка в подобных конторах. "Не могу знать, говорю, прислали и все тут".

"Ой, хитрец", - пригрозил мне пальцем товарищ в штатском. "И чтоб больше не хитрил, я документы ровно через семь дней выпущу. Как положено. В следующий вторник получите". И раз мои паспорта и прочие бумаги - себе в стол.

"А мне сказали после вашей подписи отнести все на Дмитровку", - говорю с наигранным недоумением.

"А не надо. Зачем вам трудиться. Я им сам все перешлю. Через неделю. Ровно". И в дверь: "Кто следующий?"

Он думал, мне срочно. А мне не срочно. Я только рад: лишний раз на Дмитровку не пилить. Там не запаркуешься.
avmalgin

Как устроена путинская Россия

Говорят, что сайт "Новой газеты" грохнули из-за статьи Ю.Латыниной.
У меня сложное отношение как к "Новой газете", так и к Юлии Леонидовне.
Но эта статья - замечательная. Конечно, как на мой взгляд, она слишком лапидарна; это скорее конспект, чем публицистика. И все же сами формулировки точны.

Collapse )
avmalgin

Бегство Кузнецова

В моей книге "Советник президента" упоминался писатель Кузнечиков, прототипом для которого был автор "Бабьего Яра", преуспевающий литературный чиновник Анатолий Кузнецов, неожиданно в 1969 году оставшийся в Англии. Член редколлегии журнала "Юность" и ответственный секретарь Тульской писательской организации Кузнечиков был близким другом главного героя книги Игнатия Присядкина; Присядкин часто навещал его в Туле, где они устраивали групповухи в кузнечиковской квартире, а также привозил туда к Кузнечикову главного редактора "Юности" Бориса Полевого, под которого подкладывали тамошних девиц; за это Полевой обильно печатал в "Юности" как Кузнечикова, так и Присядкина. Этот сюжет, разумеется, не был высосан из пальца, а базировался на воспоминаниях участников описываемых событий (некоторые из них даже опубликованы).

После того, как моя книга вышла и имела некоторый успех, у меня в ЖЖ нарисовалась вдова Кузнецова, пригрозившая из Америки (где она в конце концов обосновалась) судебным разбирательством. До суда, правда, дело не дошло.

Но и это еще не все. Первое издательство, куда я отнес рукопись "Советника президента", а именно издательство "Вагриус", отдало ее на внутреннюю рецензию Георгию Анджапаридзе, ныне покойному. Гога, с которым мы в незапамятные времена приятельствовали, пожелал со мной встретиться. Обсуждая рукопись, в числе прочего он рассказал мне некоторые детали о бегстве Кузнецова, которых я не знал. Выяснилось, что Гога был приставлен к Кузнецову в качестве переводчика во время его поездки в Англию и от него собственно Кузнецов и убежал, и это не развратный Кузнецов водил Гогу по лондонским стриптиз-клубам (как писал потом Гога в многочисленных объяснениях), а наоборот - прожженный Гога просвещал провинциала Кузнецова. Именно в момент, когда Анджапаридзе был всецело поглощен лицезрением голой девушки на шесте, Кузнецов и сделал ноги.

Сегодня, роясь в архиве Буковского, я обнаружил там вот такое письмо Ю.В.Андропова в ЦК КПСС, в котором председатель КГБ сообщает о бегстве Кузнецова:



Примечателен там следующий абзац: "С октября 1968 года с КУЗНЕЦОВЫМ поддерживал контакт сотрудник органов госбезопасности, которого он информировал о серьезных компрометирующих материалах в отношении группы писателей из своего близкого окружения". То есть, по всей видимости, это надо понимать так: последние восемь месяцев перед бегством из СССР Кузнецов интенсивно стучал на своих приятелей.