July 9th, 2011

avmalgin

Читая новостную ленту

А вот, допустим, судят и сажают нотариуса. Установили, что он в содружестве с продажными ментами или еще с кем подделывал доверенности и заверял подлинность бумаг, которые не были подлинными.

И вот теперь вопрос: будут ли отменены все подписи этого нотариуса под другими бумагами. У каждого нотариуса всегда сидит очередь обычных граждан. Означает ли, что нотариус попался, что их сделки, бумаги, доверенности и т.д. теперь могут быть поставлены под сомнение?

Случай, между прочим, достаточно частый. Погуглил. Полно разоблаченных нотариусов.

Кстати, я сам одного знал (то есть одну), которая была готова на что угодно.
avmalgin

Батурина пыталась судиться с московской мэрией

avmalgin

Перебежчики-бизнесмены

Чтобы получить депутатский мандат в следующей Госдуме, в народный фронт уходят влиятельные эсеры, коммунисты, правые и члены ЛДПР, в основном бизнесмены. Некоторые даже складывают депутатские полномочия.

Сегодня Госдума освободит от депутатских полномочий депутата ЛДПР Михаила Питкевича. Он отказывается от мандата, чтобы в декабре поучаствовать в выборах уже по списку «Единой России» в Удмуртии... еще один член фракции ЛДПР — Олег Колесников (владеет агрохолдингом «Уралбройлер») в конце июня сдал свой партбилет и заявил о присоединении к ОНФ.

В списке ОНФ от Свердловской области фигурирует Алексей Багаряков, работавший во фракции КПРФ, а 1 июля покинувший Госдуму... Секретарь ЦК КПРФ Вадим Соловьев говорит, что в партии уход Багарякова восприняли спокойно: для коммунистов это не первый случай, а Багаряков — бизнесмен и, вероятно, понял, что, находясь в Думе от оппозиции, имеет слишком много проблем.

Идут на праймериз ОНФ депутаты фракции «Справедливая Россия» Игорь Касьянов и Эльмира Глубоковская. Касьянов... возглавлял региональную группу эсеров на прошлых думских выборах, а за несколько дней до голосования вдруг начал агитировать за единороссов, но эсеры уже не успевали вычеркнуть Касьянова из списка.

Бывшие правые идут в ОНФ по спискам «Деловой России», составленным экс-сопредседателем «Правого дела» Борисом Титовым: входивший до середины июня в региональный совет партии Александр Левченко (группа компаний «Инженер») выдвигается в Подмосковье, а вышедший из партии в декабре директор УК «Центр международной торговли» Павел Солодкий — в Нижнем Новгороде.


ОТСЮДА
avmalgin

Шерше ля фам


Kамеры видеонаблюдения засекли чем была занята охрана зала аэропорта Домодедово в тот момент когда в здание заходил 20-летний террорист с бомбой, закрепленной на поясе.

На кадрах хорошо видно, что за несколько секунд до того, как смертник прошел стеклянные двери аэропорта, к сотруднику правоохранительных органов подошла молодая уборщица.

Страж порядка сразу же переключил свое внимание на нее, забыв о проверке входящих в здание людей.

Это было заметно сквозь стеклянные стены аэровокзального комплекса любому человеку, кто находился на улице. И, возможно, террорист тут же сообразил, что это самый подходящий момент, чтобы войти внутрь здания с бомбой.

Пройдя вертушку двери входа №2, Евлоев резко повернул налево. Он обошел рамку металлоискателя как можно дальше, не оборачиваясь, чтобы не привлекать к себе лишних взглядов.

При этом полицейский не обратил внимания и на то, что в здание террорист проник через зону, предназначенную для выхода пассажиров.

Увлеченный разговором с блондинкой коп не заметил у молодого атлетично сложенного мужчины подозрительно выпирающего живота, на котором было закреплено 7 килограмм гексагена, перемешанные с кусками арматуры, гвоздями и болтами.

Следователям не составило труда вычислить полицейского, который в злополучный час 24 января должен был работать на входе №2 - перед началом дежурства для каждого сотрудника определяется зона ответственности...

После прохода металлоискателя Евлоеву практически ничего не угрожало - затеряться среди десятков пассажиров, курсирующих внутри здания, ему не составило труда.

Еще 68 минут Магомед ходил внутри аэровокзала выбирал место взрыва.

В 16.21 Магомед Евлоев занял свое место среди толпы встречающих в зале международного прилета.

Еще 11 минут он находился там, готовясь к взрыву, после чего нажал на кнопку, превратив зал, где ждали встречи сотни людей, в кровавое месиво.


lifenews.ru
avmalgin

Некоторые мысли по возвращении в Тоскану

Домодедово оказалось вполне лояльным. Слухи не подтвердились. Очередей на улице не было, и вообще их не было нигде. У нас везде в ручной клади была вода! Просветили - и оставили. Гонения на жидкости кончились? В паспортах у нас не было вообще никаких действующих виз, - полистали и на регистрации, и потом пограничники - и ни одного вопроса: типа, как раньше спрашивали, куда летим и с какой целью. Самолеты вылетают и прибывают без задержек. И вообще все это очень странно.

Особенно, в свете предыдущего поста, меня интересовал вопрос: можно было бы прошмыгнуть мимо рамки на входе? Можно! Элементарно даже.

На паспортном контроле в Пизе смотрю из соседней очереди меня кто-то приветствует: "Андрей!" Оказалось, один московский главный редактор. Выяснилось, что летели в одном самолете.

Вообще надо сказать, я с младых ногтей много и часто летаю. Почти всегда в самолете находится минимум один знакомый. Однажды в самолете в Рим меня мучил С.Говорухин: мы как раз накануне опубликовали его на обложке в форме общества "Память" (сейчас это назвали бы фотошопом, а тогда такой программы еще не было), и он мне долго, в том числе в бесконечной очереди к паспортному контролю, втирал, как хорошо он относится к евреям и как много у него в друзьях всегда было евреев и причем тут антисемитская "Память".

Однажды, когда я летел в Гармиш_Партен-Кирхен выступать в американской военной разведывательной школе, "совершенно случайно" (а может и случайно?) рядом в соседнем кресле в самолете оказался сотрудник радиостанции "Свобода" Тенгиз Гудава. Причем самолет летел с пересадкой - и он оказался моим соседом в двух самолетах! В Мюнхене процедура встречи затянулась, т.к. я принял форму встречающего меня американского офицера по фамилии Слон за форму немецкого лесника, а он никак не мог поверить, что солидный господин депутат и главный редактор, которого ему надлежало встретить, это какой-то молокосос в джинсах. Когда уже вообще никого в зоне ожидания не осталось, он догадался ко мне подойти. Все это время от меня никак не мог отлипнуть Тенгиз. Пришлось их знакомить друг с другом. А я вообще человек мнительный, и мне показалось, что кто-то мне Тенгиза приставил в качестве сопровождающего. Неважно уж кто, наши, американцы или немцы.

В конце восьмидесятых перед посадкой в самолет в Париж ко мне подошла Катя Рождественская и сказала: "Андрей, я Катя Рождественская". Я был несколько под шофе после шереметьевского буфета, и она правильно сделала, что представилась, потому что я ее не узнал. Но дальше она сказала то, от чего я моментально протрезвел: у Роберта Ивановича, оказывается, нашли опухоль в мозгу, и она летит в Париж на операцию (он там в больнице). Факт его болезни не афишировался, нигде ничего не писали, я знать не знал об этом, а к Рождественскому относился не только с симпатией, а с большим интересом и уважением (к тому времени уже вышла моя книжка о нем). На Кате, конечно, лица не было. А я был так ошарашен, что не нашел каких-то теплых слов человеческих для нее, о чем до сих сор сожалею.

Еще помню летели мы с женой в Лондон встречать Новый год. Это уже при Путине было. На выдаче чемоданов по прилете слышу сзади обсуждают люди, пришлет за ними Березовский кого-нибудь или самим добираться. Голоса знакомые. Обернулся: Виктор Лошак и Михаил Швыдкой с супругами. Ну поздоровались, поговорили, пока чемоданы не выехали на ленте, а все же неловкость была. Михаил Ефимович все же был министром, а Березовский уже врагом народа номер один, и у них, наверное, те же мысли возникли, какие и у меня во время общения с Гудавой. Ну мы, почувствовав это дело, их компанию быстро оставили. Думаю, Борис Абрамович не только их к себе на Новый год позвал.

Или вот летели с семьей из Шарм-эль-Шейха. Дикая задержка рейса. Часов на шесть. И тут же выяснилось, что в самолете наши давние друзья должны лететь - моя сотрудница из "Столицы" Консуэло Сегура и ее муж телеведущий Владимир Молчанов. Причем с собой у них было какое-то немыслимое количество виски (первый раз я столкнулся с тем, что люди везут из Египта в Москву, а не наоборот, вискарь). Незабываемо время провели. Потом у них на даче продолжили, через пару дней.

Вот так сесть повспоминать, с кем я в самолетах оказывался, да о чем толковали. Отдельные большие мемуары бы вышли. Или, может, как ход применить: мемуары, отталкивающиеся от самолетных встреч. Чтоб каждая глава начиналась со встречи в самолете, а потом уж - понеслось.