13 мая 2012

avmalgin

Империя наносит ответный удар

Запад получит ответ на критику в адрес России за нарушения прав человека... В понедельник Госдума проведет слушания «О проблемах с соблюдением прав человека в государствах – членах Европейского союза»...
Депутаты не скрывают, что проводят слушания в пику западным властным структурам, критикующим Россию за нарушения прав человека.
«Будет очень полезно в дополнение к слушаниям по этой тематике в Европарламенте провести и наше встречное мероприятие», – советовал депутатам два месяца назад на «правительственном часе» в Госдуме министр иностранных дел Сергей Лавров.
"Как нам кажется, в европейских странах не все в порядке с правами человека, и эту тему мы будем обсуждать".


ОТСЮДА

Неужели они не понимают, насколько они смешны?

И вообще пропагандистские потуги путинского режима все больше напоминают брежневские времена. Мне тут один мой однокурсник написал недавно, что сейчас в российском МИДе по заданию сверху штудируют западную прессу в поисках новых Анджелы Дэвис, доктора Хайдера и прочих жертв "хваленой западной демократии". Охотно верю.

Если путинский изоляционизм будет и дальше развиваться такими же темпами, скоро мы дождемся бойкота сочинской Олимпиады.
avmalgin

Прогулка писателей

Чтобы понять, сколько гуляло "писателей", следует обратиться к сообщениям ГУВД. По их сообщениям 2.000. Умножаем на известный нам коэффициент 10, получаем 20.000.

Методика до сих пор срабатывала безотказно. Например, на несостоявшийся митинг на Болотную, по оценкам ГУВД, пришло 8.000 человек. Это надо было понимать, что 80.000. Организаторы, правда, говорили, что 100.000. Но я верю полиции. С учетом коэффициента, конечно.


Фото с сайта "Новой газеты"
avmalgin

Беседа

Оказывается, вчера вечером, накануне сегодняшних гуляний, Б.Акунин и председатель Мосгордумы В.Платонов встретились. Выдержки из беседы, появившейся на сайте "Большого города":



Акунин: ...6 мая у нас в Москве произошло очень опасное событие. В последующие дни, 7-го, 8-го и 9-го числа, полиция хватала людей безо всяких на то оснований. Просто за то, что человек шел по бульвару или у него была повязана белая ленточка. Значит, с черно-желтой ленточкой ходить можно, а с белой тебя схватят. Где все это время была Московская городская дума?

Платонов: На Петровке, 22.

Акунин: Что это значит?

Платонов: Это здание Московской городской думы... Я внимательно посмотрел видеозаписи событий 6-го числа. Я считаю, там была организованная провокация. Там было искусственно подготовлено и организовано столкновение с полицией. В последующие дни задерживали, конечно, не всех подряд, а тех, кто был с белыми ленточками...

Акунин: Что происходило дальше?

Платонов: 10 мая я направил запрос, чтобы получить информацию. Ночью 7-го числа мне позвонила Алла Гербер (президент фонда «Холокост», член Общественной палаты. — БГ). Я ей объяснил, что если граждане считают, что их права нарушены, необходимо обратиться в прокуратуру, чтобы представители этого ведомства провели проверку законности действий милиции. На следующий день мне позвонила Лукьянова (адвокат, член Общественной палаты. — БГ) и предложила провести внеочередное заседание Мосгордумы, затем с таким же предложением ко мне обратились коммунисты. Я объяснил, что у меня нет законных оснований проводить такое заседание, для этого нужно получить от органов власти документально оформленное мнение о том, что произошло. Представьте, как бы мы выглядели, если бы собрались в субботу и осудили действия милиции за избиение беременной женщины, учитывая, что это, как оказалось, не беременная женщина, а мужчина. Парламент не может работать на эмоциях...

Акунин: Простите, правильно ли я понял, что вы, Московская городская дума, ничего не решаете? От вас ничего не зависит?

Платонов: Это не правда. У нас огромные полномочия, но в них не входит выезд на место. Для этого есть полиция.

Акунин: Как вела себя полиция, мы все видели и знаем.

Платонов: В какой день?

Акунин: 6-го, 7-го, 8-го и частично 9-го числа.

Платонов: Что касается 6 мая, по статистике сотрудников полиции пострадало больше, чем гражданских лиц. Правда, я не исключаю, что многие граждане занялись самолечением, потому что им невыгодно было сообщать, где они получили травмы.

Акунин: Вот у вас сейчас был шанс. Вы могли в выходной день приехать, посмотреть, что происходит в городе, и встать между полицией и вот этими молодыми людьми, которые вышли на улицы отстаивать свои совершенно законные права. Смотрите, какая у нас интересная ситуация в Москве. Насколько я понимаю, Мосгордума — это 35 человек. Из них 30 — члены партии «Единая Россия».

Платонов: 32.

Акунин: 32. Москва партию «Единая Россия» не любит и не поддерживает.

Платонов: Но выборы в Мосгордуму показали немножечко другое.

Акунин: Тем не менее вы сегодня находитесь в ситуации, когда ваша партия представляет интересы москвичей, которые сегодня придерживаются других взглядов. Вы хоть что-то делаете, чтобы навести мосты? Вы каким-то образом пытаетесь восстановить утраченный контакт?

Платонов: Конечно. Мы в течение двух месяцев создали консультативный совет, куда пригласили представителей всех политических партий, даже и тех, которые не представлены в Госдуме.

Акунин: Я понял. Вы ничего не собираетесь менять. Вы продолжите работать так же, как работали, несмотря на...

Платонов: Секундочку, секундочку.

Акунин: ...несмотря на обострение ситуации в городе.

Платонов: Я вам так скажу: ваши выводы неправильны. Мы совершенствуем свою работу...

Акунин: Скажите, пожалуйста, будет ли Мосгордума инициировать расследование в отношении сотрудников полиции, которые пошли на явное нарушение закона 7-го, 8-го, 9-го числа, а насчет 6 мая — отдельный разговор.

Платонов: И у вас, и у меня нет полномочий определять, что законно, а что незаконно. Мы не имеем на это права. А по поводу расследования, я направил запросы в ГУВД, в прокуратуру, чтобы нас проинформировали.

Акунин: То есть вы просто попросили проинформировать?

Платонов: А что еще?

Акунин: А то, что в Москве было проведено 400 задержаний на неизвестно каких основаниях, у вас чувства протеста и вопросов не вызывает?

Платонов: Ну, по задержаниям разная статистка существует, кто-то говорит о тысяче задержанных. Как только мы получим достоверную информацию, мы проведем расследование. Вернее, это нельзя назвать расследованием, ведь у нас нет контрольных функций за правоохранительными органами.

Акунин: Наш город оказался на пороге гражданской войны. Следующий этап — боевые столкновения.

Платонов: Не соглашусь. Столкновения между людьми, нарушающими закон, и полицией существуют в любом государстве, и это не является первым шагом для гражданской войны.

Акунин: У нас такого не было с 1993 года.

Платонов: У нас много чего не было... Вы хотите вывести людей вне рамок действующего законодательства. Вы избрали форму, не подпадающую под действие законодательства, вы говорите — «Мы идем гулять». Но идут люди гулять с определенными убеждениями. Согласны?

Акунин: Убеждение у всех одно — что мы можем гулять в своем городе — где хотим и когда хотим... Позвольте задать вам вопрос. В городе Москве сегодня люди могут собраться на прогулку и гулять всюду, где им захочется?

Платонов: Конечно, без всяких сомнений.

Акунин: Могут ли они при этом надеть на себя белую ленточку или белый значок?

Платонов: Каких-то законодательных запретов об использовании белого цвета нет. Ни об использовании красного, зеленого или оранжевого. Но ведь людей задерживают не за что, что на них надето, а за то, что они делают.

Акунин: Вот они идут с белой ленточкой, и их задерживают…

Платонов: Единственное основание задержания для правоохранительных органов — это какие-то действия или бездействие.

Акунин: Ну и отлично. Чего вы тогда беспокоитесь? Мы тихие мирные люди, мы писатели, в очках, в основном немолодые. Пройдем по бульварам, поглядим, как в нашем с вами городе с этим обстоит.

Платонов: Я беспокоюсь совершенно о другом. Любое массовое собрание людей — это прекрасное место для провокаций. Преступный мир этим всегда пользовался: когда начинались какие-то революционные движения, тут же появлялись грабители, насильники, и если власти не принимали адекватных мер, города попадали под бесчинства преступников. Мы не можем в Москве этого допустить.

Акунин: Конечно, лучше, когда нельзя собираться больше, чем трем людям, и еще, чтобы был комендантский час…

Платонов: А сколько будет людей?

Акунин: Сколько захотят, столько и придут.

Платонов: Понимаете, это ближе к анархии — сколько захочет, столько и придет. Я не говорю, что власти самоустранятся и ничего не будут делать. В каком-то аварийном порядке будут привлечены все необходимые силы, не допускающие никаких провокаций. Но все равно, вы являетесь невольными организаторами того, что вы сами не знаете, чем закончится.

Акунин: Еще раз, для ясности, — наша акция возникла не от нашей блажи. Она вызвана нашей гражданской обеспокоенностью теми событиями, которые происходили в Москве. Именно поэтому сейчас мы выходим на бульвары и хотим показать москвичам, что они могут ходить там, где им хочется, когда им хочется и с любого цвета ленточками.

Платонов: Москвичи никогда в этом не сомневались. А это, я думаю, ваш пилотный проект.

Акунин: Простите, объясните пожалуйста.

Платонов: Это проверка. Проверка новых форм теми людьми, у которых свое видение того, как нужно изменить ситуацию. Вы считаете, что ситуацию можно изменить таким образом — а я думаю, что на нее можно влиять через парламент и через изменение законодательства.

Акунин: Мы на выборах уже пробовали влиять на изменение парламента. С господином Чуровым это невозможно.

Платонов: Вы знаете, я уже как-то обсуждал это с одним из организаторов митинга — я не понимаю, как можно предлагать гражданам на митингах голосовать за изменения избирательного законодательства? Ведь это невозможно реализовать... А что касается вообще законодательства, то я считаю, что у нас оно излишне либеральное. Я считаю, что наказание в тысячу рублей для организаторов — это смешно. И лучше человека рублем наказать, чем на сутки отправить его на поругание.

Акунин: Владимир, я, кстати, напоследок хочу вам как члену партии, которая уже сейчас пытается изменить законодательство о митингах, сказать еще одну вещь. Это будет очень большая ошибка.

Платонов: В каком плане изменить? Увеличить штрафные санкции?

Акунин: Да, полтора миллиона штрафа и так далее. Знаете, к чему это приведет? Это приведет к тому, что отныне в Москве, когда люди захотят выйти на митинг и на шествие, они будут это делать самопроизвольным образом. Будет проноситься весть — «такого-то числа выходим на Тверскую с белыми ленточками», и туда будет выходить 100 000 человек. Вы как власти города окажетесь в ситуации, когда вообще никто не будет брать на себя за это ответственность, и, случись что, вам не с кем будет разговаривать. Об этом надо задуматься.
avmalgin

"Не могу молчать!"

Все мы с нетерпением ждали, когда на эту тему выскажется Геннадий Онищенко. Ждать пришлось недолго.

Геннадий Онищенко всерьез обеспокоен отсутствием должных санитарных норм на продолжающихся на Чистых прудах народных гуляниях. "На месте длительного пребывания любого количества групп населения одних мобильных биотуалетов недостаточно. Нужны краны для того, чтобы элементарно умыться, почистить зубы и выполнить другие водные процедуры. Ничего этого нет", — сокрушается главный санитарный врач России в интервью «Интерфаксу». Ночевки на таких акциях также небезопасны для горожан: «Если есть системные проблемы со здоровьем, то им нужно иметь человека с медицинским образованием, чтобы он мог организовать минимальный медицинский мониторинг — проверить давление, померить температуру. В случае возникновения простудных заболеваний он мог бы рекомендовать прервать так называемые "гуляния"». Чтобы помочь организаторам подобных мероприятий, господин Онищенко готов прописать санитарные требования: «Впору приступить к регламентации этих явлений, которые могут стать проблемой для ее участников».