June 27th, 2012

avmalgin

Письмо

20 июня Таганский суд Москвы продлил срок содержания под стражей участниц группы Pussy Riot. Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич находятся под арестом в следственном изоляторе с марта с.г. Им предъявлено обвинение по статье 213 УК РФ часть 2, согласно которой им грозит до 7 лет лишения свободы.

Мы, нижеподписавшиеся, по-разному оцениваем морально-этическую сторону действий участниц февральской акции в храме Христа Спасителя, но:

— мы считаем, что действия Pussy Riot не являются уголовным преступлением. Девушки никого не убили, не ограбили, не совершали насилия, не уничтожали и не похищали чужого имущества. Россия — светское государство, и никакие антиклерикальные действия, если они не подпадают под статьи УК, не могут быть причиной уголовного преследования;

— мы полагаем, что уголовное дело против Pussy Riot компрометирует российскую судебную систему и подрывает доверие к институтам власти в целом. Все то время, пока участницы акции находятся под стражей, в обществе нарастает атмосфера нетерпимости, что ведет к его расколу и радикализации;

— мы не видим законных оснований и практического смысла дальнейшей изоляции от общества этих молодых женщин, не представляющих никакой реальной опасности. Тем более что две из них — молодые мамы;

— мы убеждены, что необходимо освободить из-под стражи Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич и прекратить их дело или переквалифицировать его из уголовного в административное.

26.06.2012 г.

Подписали: Олег Басилашвили, актер; Чулпан Хаматова, актриса; Эльдар Рязанов, режиссер; Евгений Миронов, актер; Лия Ахеджакова, актриса; Михаил Жванецкий, писатель; Сергей Юрский, актер; Наталья Тенякова, актриса; Игорь Кваша, актер; Алексей Герман, режиссер; Светлана Кармалита, сценарист; Алексей Герман-младший, режиссер; Роман Виктюк, режиссер; Марк Захаров, режиссер; Андрей Кончаловский, режиссер, продюсер; Андрей Макаревич, музыкант; Павел Чухрай, режиссер; Александр Прошкин, режиссер; Андрей Прошкин, режиссер; Юрий Арабов, писатель; Андрей Смирнов, режиссер; Авдотья Смирнова, режиссер; Кирилл Серебренников, режиссер; Валерий Меладзе, музыкант; Федор Бондарчук, режиссер, продюсер; Светлана Бондарчук, издатель; Эммануил Виторган, актер; Максим Виторган, актер; Иосиф Райхельгауз, режиссер; Кама Гинкас, режиссер; Генриетта Яновская, режиссер; Гарри Бардин, режиссер; Павел Бардин, режиссер; Дмитрий Бертман, режиссер; Григорий Чхартишвили, писатель; Людмила Улицкая, писатель; Вероника Долина, поэт, музыкант; Андрей Звягинцев, режиссер; Владимир Мирзоев, режиссер; Дмитрий Крымов, режиссер; Ефим Шифрин, актер; Николай Цискаридзе, артист балета; Максим Суханов, актер; Евгения Добровольская, актриса; Кирилл Козаков, актер; Елена Коренева, актриса; Юлия Меньшова, актриса; Игорь Гордин, актер; Дарья Мороз, актриса; Наталья Негода, актриса; Юлия Снигирь, актриса; Павел Деревянко, актер; Александр Яценко, актер; Алексей Девотченко, актер; Ирина Рахманова, актриса; Евгений Писарев, режиссер; Дмитрий Черняков, режиссер; Борис Хлебников, режиссер; Алексей Попогребский, режиссер; Константин Богомолов, режиссер; Алексей Федорченко, режиссер; Дарья Екамасова, актриса; Владимир Котт, режиссер; Александр Котт, режиссер; Анна Меликян, режиссер; Ольга Дыховичная, актриса, режиссер; Ангелина Никонова, режиссер; Полина Осетинская, музыкант; Елена Гремина, драматург; Сергей Шаргунов, писатель; Дмитрий Быков, писатель; Виктор Шендерович, писатель; Елена Райская, драматург; Лев Рубинштейн, поэт; Виталий Манский, режиссер; Марина Разбежкина, режиссер; Кирилл Разлогов, историк кино; Александр Зельдович, режиссер, сценарист; Николай Лебедев, режиссер; Диана Арбенина, музыкант; Глеб Самойлов, музыкант; Алексей Романов, музыкант; Лева Би-2, музыкант; Рома Зверь, музыкант; Леонид Барац, актер; Сергей Петрейков, актер; Ростислав Хайт, актер; Максим Курочкин, драматург; Александр Родионов, сценарист; Александр Атанесян, режиссер, продюсер; Алексей Стеблев, музыкант; Наталья Рюрикова, галерист; Михаил Угаров, режиссер, драматург; Вячеслав Дурненков, драматург; Михаил Дурненков, драматург; Борис Гребенщиков, музыкант; Евдокия Германова, актриса; Леонид Десятников, композитор; Олег Дорман, режиссер; Андрей Хржановский, режиссер, сценарист; Александр Расторгуев, режиссер; Павел Костомаров, режиссер, оператор.


У письма нет адресата. Кому они шлют свое послание, непонятно. Суду? Суд скажет: давление. Путину? Он скажет: это суду решать, я даже об обысках и арестах оппозиционеров узнал из телевизора. И вообще, скажет, оторвались вы от народа, маэстры: прислушайтесь к мнению большинства.

avmalgin

Эволюция

Где-то я прочитал, что все мы - еще не люди. Пока еще.

Вот были разные стадии развития человечества. Были всякие там австралопитеки, неандертальцы и так далее. Так и мы сейчас - какая-то ступень ранняя.

Окончательный продукт получится еще очень не скоро. Мы пока что промежуточный этап. Еще не люди.

Чем дальше живу, тем больше в этом убеждаюсь.
avmalgin

Никита Михалков снимает "Лужники"

Оригинал взят у radulova в Никита Михалков снимает "Лужники"
Никита Михалков любит масштаб. Он снимает масштабные фильмы, масштабно мыслит и живет. Теперь вот задумал построить дворец. Для этих целей вытребовал у московской мэрии 8 га - будет где развернуться. Правда, в Лужниках он собирается возводить не только дворец кинофестивалей, но заодно - торговые площади, гостиницы и рестораны. Ну а чего мелочиться-то?

В Лужниках, правда, сейчас на этом месте знаменитая Каштановая аллея, спорткомплекс "Дружба" (с именитой теннисной школой, кортами, здесь проводятся соревнования по волейболу, баскетболу, международные и российские турниры по карате, дзю-до и боксу). Не так давно власти ликвидировали там торговлю, заявив, что это место для отдыха и спорта. И там же, как пишет Коммерсант, запланированы матчи чемпионата мира по футболу в 2018 году. Где ж они теперь пройдут, эти матчи? В ресторане "Мохнатый шмель"? Впрочем, не важно. Главное, чтоб было куда на кинофестиваль Кустурицу пригласить. Чтоб было где с ним посидеть, отдохнуть и, по-барски раскинув руки, воскликнуть, со слезой: "Смотри, Эмир, вот землица моя родная!"


открыть материал ...
Никита Михалков снимает "Лужники"
// Он просит у мэрии 8 га под дворец кинофестивалей и торговлю
Режиссер Никита Михалков хочет построить в "Лужниках" не только дворец кинофестивалей, но и торговые площади, гостиницы и рестораны. Для этого проекта он уже присмотрел себе участок, занятый крытыми кортами и дворцом спорта "Дружба", и теперь пытается заручиться поддержкой мэрии. Год назад мэр Москвы Сергей Собянин, наоборот, приказал ликвидировать в "Лужниках" торговлю, заявив, что это место для отдыха и спорта.
открыть материал…
avmalgin

О том, чего нет

Сегодняшний приговор С.Удальцову - еще одно свидетельство (далеко не первое), что судов у нас нет. Никаких, ни независимых, ни даже зависимых. Потому что, как и в случае с осужденным Навальным и с отклонением исков по очевидным фальсификациям, неправота так называемого "суда" ясна не только участникам процесса, но и любому стороннему наблюдателю. То есть судьи уже не пытаются создать иллюзию объективности. Им это ни к чему.

Такие "судьи", например, могут сколько угодно заявлять, что для них видео не является доказательством. А доказательством, мол, являются фальшивые бумажки, принесенные неважно кем - обычно нашистами или омоновцами (еще вспомним Таисию Осипову, где понятыми на обыске, где подбрасывали наркотики, были нашисты). Но в информационную эпоху заявления таких судей - позорная вонючая порча воздуха, больше ничего. У всех есть глаза и уши, и все видели всё и слышали. В том числе вся история с девкой, которую "побил" Удальцов - она, эта история, ясная и понятная любому, даже этой дуре, которая чуть не описалась от радости: "Меня ударил Удальцов! Удальцов!" Она-то сама знает, что никто ее не бил.

То есть надо признать, что страна существует вообще без судебной системы. Нет судов общей юрисдикции, нет мировых судов, кое-как теплятся арбитражные (только благодаря тому, что там пока еще больший вес, чем звонок от начальства, имеют портфели денег, которые заносят судье стороны), ну еще вроде бы, говорят, в уголовных делах как-то можно надеяться на суд присяжных, но и то в последнее время их решения одним росчерком пера отменяет прокуратура. А для того, чтобы судить всяких физиков и математиков за "шпионаж", вообще теперь набирают присяжных из числа фээсбэшников.

Никаких судов нет. Есть отделы властной вертикали, проще говоря отделы хунты. Отделы по назначению наказаний, я бы так их назвал. Наказания выносятся не в соотвествиии с проступком, а в сответствии с целесообразностью для хунты. Например, ни в чем в данном случае неповинного Удальцова надо было наказать по уголовной статье, чтобы лишить его права выступать организатором митинга, - вот и наказали. А если будет в скором будущем доказано, что он все-таки какое-то массовое мероприятие организовал (он, конечно, организует) - тут уже реальный срок. Теперь он рецидивист. И наказание придумано издевательское: общественные работы. Типа нагадил обществу, теперь давай-ка искупи перед обществом вину. Например, помаши метлой, а мы нагоним нашистов, пусть ходят вокруг, ржут, пальцем показывают.

Кого они решили унизить принудительным трудом? Левака Удальцова? Тупицы! Его ночью разбуди и он скажет: "Мир! Труд! Май!" В девяностые, когда все рухнуло, парень из профессорской семьи кормил себя и семью физическим трудом. Утром учился, а днем и вечером у меня в "Центре плюс" неподъемные тележки с газетами возил, километры прошел с этими тележками, дорос до бригадира и затем до менеджера службы распространения. Вы дали ему 240 часов принудительных работ? Он же не один приходить будет, у него - вот вам сюрприз - соратники есть. Вы заказали себе 240 часов протестных акций, вот что вы себе сделали. Разве что ему дадут поручение подметать внутренний двор на Лубянке. Судья - тупая, но еще тупее заказчики этого позорного приговора.

Уничтожение самого института суда, который и так в России никогда не был сильным местом, это самое серьезное преступление путинского режима. Не воровство миллиардов, ни порабощение бизнеса, ни тотальная коррупция чиновничества, ни фальсификация выборов всех уровней, ничто по своему значению не идет в сравнение с уничтоженем суда как общественного института. Потому что если бы был суд, постепенно можно было бы справиться и с коррупцией, и с воровством, и со всем прочим. Без суда - нельзя.

Но в принципе это пиррова победа. Теперь и сам Путин, и его, так сказать, "команда" не могут надеяться на то, что их будет судить справедливый суд. Откуда ему взяться? Вариантов для себя они оставили два: или стихийный самосуд (как в Ливии), или все тот же далекий от правосудия "суд целесообразности" (как в Египте) - только указания судье поступят от какой-нибудь новой власти. И в том и в другом случае низложенному отцу нации - крышка.

Суд, даже самый поганый, обычно все-таки дает человеку, который туда идет, хоть какую-то надежду на справедливость. Когда исчезает всякая надежда на справедливость, появляется ярость. А это такое чувство, которое вспыхивает как солома, захватывая сразу многих. Я, например, хорошо представляю себе ту силу, которую олицетворяет Удальцов. Примерно представляю тот сегмент общества, который был оскорблен унизительным обыском у Собчак. Знаю, кто жалеет брошенных в тюрьму девушек, спевших в храме. И совершенно недооценены те, кто готов за Навального в огонь и воду. Такое впечатление, что Путин решил раздразнить всех гусей сразу. Харкнул и влево, и вправо, и вперед, и назад. Как только увидел человеческое лицо - так сразу туда и плюнул. Но если ты так откровенно приближаешь свой конец, почему ты не заботишься о том, чтобы попасть в честный суд?