13 июля 2012

avmalgin

Переговорщик

Самолет Путина, который прилетел вчера в Крым на переговоры с Януковичем, опоздал на четыре часа. Несмотря на это, Путин позволил себе заехать в лагерь "Ночных волков", чтобы встретиться с пресловутым Хирургом. "Не предавайте Севастополь", - сказал им Путин.

Украинская сторона терпеливо снесла все эти унижения по одной простой причине: в результате переговоров Путин неожиданно согласился передать Украине остров Тузлу и Керченский пролив (территориальный спор длился уже 20 лет, если не ошибаюсь) в обмен на обещание Украины разрешать России проводить свои суда через пролив. "Мы согласны с украинским подходом,— еще раз признал Владимир Путин.— Надо довести эту работу до логического конца. Вопрос только в юридической технике". Члены украинской делегации торжествующе сообщили журналистам: "Тузла и фарватер — наши... Вход в Керченский пролив тоже украинский. Договорились о совместной эксплуатации пролива. Выход из пролива — под совместным контролем".

avmalgin

По ком звонит колокол

Поправки о клевете - это вовсе не "восстановление статьи о клевете в уголовном кодексе". То, что принято, гораздо круче, чем было. Это не восстановление, это полностью новая статья, цинично противоречащая принципам свободы слова.

Уголовная ответственность хуже, чем административная, вовсе не размером наказания. Просто, пока клевета находилась вне сферы уголовного права, любой гражданин, почувствовавший, что его оклеветали, мог прийти в суд и подать иск к обидчику. Точной статистики не знаю, но, судя по сообщениям печати, во многих случаях такие иски отклонялись. Теперь же обиженные должны приходить не в суд, а сначала в полицию или прокуратуру. Туда же широким потоком пойдут депутатские письма с требованием привлечь того или иного блогера или журналиста. Туда же будут названивать чиновники, которых попытались вывести на чистую воду. То есть суду будет предшествовать возбуждение уголовного дела. Чем сопровождаются уголовные дела, все мы знаем: например, даже если следователь понимает, что дело заведомо проигрышное в суде, он вправе применить меру пресечения для того, чтобы помучать будущего ответчика еще до суда. И мучать можно месяцами. Например, взять подписку о невыезде - и сиди кукуй, пока сроки следствия будут сто раз продлеваться.

Принятие поправок о клевете практически ликвидирует такой жанр, как журналистское расследование. Потому что фигурант такого расследования обязательно сочтет его клеветой на том основании, что решение суда о его виновности еще не принято. И если федеральные СМИ, может быть, смогут находить какие-то выходы из положения, то для местной печати - это крышка. Учитывая, что чиновники местных администраций полностью контролируют органы, в функции которых входит возбуждение уголовных дел, любое местное инакомыслие будет пресечено раз и навсегда. Уголовные дела можно возбуждать на следующий день после появления нежелательной публикации. Или - можно ничего не возбуждать, если клеветники - единороссы, всё в руках следователя, он вправе закрыть глаза на любые факты ("оснований для возбуждения не вижу").

С другой стороны, в принятии этого и подобных законов есть и положительная сторона. Как только прозвучат первые приговоры в отношении журналистов, блогеров и целых СМИ, как только начнут запрещаться общественные организации, как только заработает в полную силу новое законодательство о митингах и начнутся преследования рядовых участников акций протеста - всё может взорваться очень быстро. Никакой стибильности, на которую так рассчитывают жулики и воры, протаскивая драконовские законы, не будет. Фактически они своими руками эту стабильность разрушают. И это неплохо.
avmalgin

Наткнулся в бумагах

Десять лет я проработал в советских газетах. И не было ни одного случая, чтобы из отдела писем поступил конверт с иностранной маркой. Вырезали, потом дома отпаривали над кипящей кастрюлей. Филателисты, блин.



В конверте, кстати, было вот что: Читать дальше...Свернуть )
avmalgin

"Отвлечь молодежь от подлинных проблем..."



Литгазета, 1974.
Я помню, кстати, эту Бельскую. Такая была бабушка божий одуванчик, старая кагэбэшница в паричке, у нее был допуск к иностранной печати, все ей завидовали. "Роллинг Стоун" она читала, хер что там понимая.