December 27th, 2012

avmalgin

И хорошее настроение настроение не покинет больше их

Репортаж "Дождя":

Под звуки симфонического оркестра и песню «И хорошее настроение не покинет больше вас» Совет федерации единодушно и единогласно проголосовал за закон подлости – или закон Димы Яковлева – как его официально именуют в России.

Всего в Совете 166 сенаторов. За закон проголосовали 143. 19 человек просто не пришли на заседание, но шесть из них передали доверенности на голосование...

Законопроект принимали в прямом смысле с песнями и танцами – в фойе Совета федерации распевался оркестр, а журналисты пытались услышать, что же говорит докладчик по этому документу – сенатор Андрей Клишас – но это было практически невозможно.

Оркестр репетировал, журналисты пытались что-то услышать и записать, а вот у самих сенаторов все было уже готово. На голосование все те, кто пришли сегодня в Совфед – а из 166 человек 19 по каким-то причинам не явились – пришли с четким пониманием того, как они будут голосовать.

Светлана Орлова, вице-спикер Совета Федерации: Я поддерживаю закон, который мы сегодня голосуем. И раз американцы не могут защитить наших детей от насилия и действуют двойными стандартами, мы сегодня проголосуем за поддержку этого законопроекта. Пусть они тоже учатся демократии, нормальной демократии.

В какой-то момент в Совфеде начались танцы, оркестр гремел все громче и громче. Но, к счастью журналистов, их в итоге увели в тихое помещение, где можно было уже слушать выступления сенаторов без музыкального сопровождения. Сенаторы были единодушны – закон надо принять, но о том, что он принимается в пользу детей, почему-то говорили мало: в основном напирали на суверенитет России и высказывали претензии к США.

Руслан Гаттаров, член Совета Федерации: Америка по всем направлениям последняя - по всем, что касается политики, что касается экономики. Какая страна последняя подписала Киотский протокол, знаете? Обама, потому что он такой модный эколог. Но до этого времени – нет, не будем. И много чего еще они заставляют весь мир делать, а сами не делают.

Светлана Журова, сенатор от Кировской области: Американцы обсуждали свой «Магнитский»? Они что, обсуждали широко, с общественностью и сильно тоже кого-то спрашивали? Думаю, что нет. Понимаете, тут вопрос каких-то политических действий и наш ответ был да, на «закон Магнитского». Но всех беспокоит только эта поправка, по большому счету...

Теперь документ отправляется на подпись к президенту и уже видимо после этого станет ясно, что же будет с теми 49 сиротами, по которым уже есть решения на усыновление, поскольку одни сенаторы сегодня заявляли, что запрет на усыновление будет действовать с 1 января следующего года, а другие – что эти дети все же смогут уехать в приемные семьи, несмотря на принятие закона.


ВИДЕО

98.17 КБ
портрет

Перспектива

Людоеды по-всякому пытались оправдаться в эти две недели.

Сначала они говорили, что принятие поправки о запрете усыновления иностранцами только в отдаленном будущем отразится на судьбе сирот, так как существует двустороннее соглашение и оно еще год выполняться. Ложь: с первого января ни одного решения судов об усыновлени принято не будет. Судьи нарушать федеральный закон не будут.

Потом они стали говорить, что наоборот - запрет вводится временно, и после того, как Аммеркиа будетдостаточно наказана, все вернется на круги своя.

Теперь звели другую песню: мол, запрет злодеям-американцам усыновлять детей никак не связано с ответом на "акт Магнитского". Мол, вопрос назрел давно. Ложь. Достаточно прочитать законопроект, включая, в частности норму, что аналогичные меры будут приняты против всех стран, где будут реагировать на нарушение прав человека в России. Да и несчастье с Димой Яковлевым случилось в 2008 году, и в последнее время ничего подобного не происходило. Зато два месяца назад вступило в действие двухсторонне соглашение об усыновлении. Если вопрос зрел давно, зачем было корпеть и заключать соглашение?

Думаю, поняв, что сели в лужу, они и дальше будут раздвигать эти две проблемы: проблему усыновления и проблему реакции на "список Магнитского". Во всяком случае, вся путинская пропаганда последние дни нацелена на то, чтобы скомпрометировать не именно американское, а вообще любое иностранное усыновление. В этом случае в самое ближайшее время следует ожидать полного запрета на выезд сирот зарубеж. Я лично в этом нисколько не сомневаюсь. К тому же это будет вполне в рамках общего тренда на возвращение к советским нормам (в СССР усыновление иностранцами было запрещено).

Интересно, в холодильнике у Путина есть человечинка?
avmalgin

Одна из многих

Несколько фрагментов из дневника американской приемной мамы. Владеющие английским могут прочесть дневник ТУТ. А это выдержки в переводе на русский.



"Я всегда думала, что нет ничего страшнее, чем смерть своего ребенка. Больше я так не считаю. То, что я сейчас говорю, кому-то может показаться кошмарным. Но если вы дочитаете до конца, вы меня поймете.

Честное слово, мне было бы легче пережить смерть моей дочери, чем ее жизнь в государственном "доме инвалидов", где она живет сейчас. Просто вдумайтесь в это словосочетание - "дом инвалидов"...

Моей дочери пять с половиной лет. Она знает, что я - ее мама. Она знает, что я люблю ее. Но она не знает одного - КАК я ее люблю. Она не знает, что такое БЕЗУСЛОВНАЯ любовь.

Воспитатели в детском доме постоянно повторяют ей, что я не приеду за ней, если она сделает что-то не так. И она верит в это. И вот теперь, после того, как я обещала, что вернусь ровно через месяц и заберу ее домой (в дом, фотографии которого она каждый день пересматривает, где у нее будет старший братик и любящая семья), этого может не произойти! Ей могут сказать, что я не приехала, потому что она вела себя плохо или говорила плохие слова или просто была не такой, как надо.

Она может на всю жизнь лишиться семьи и остаться в детском доме, если "анти-закон", который сегодня ляжет на стол президента Путина, будет принят.

Я сидела в зале суда и слушала, как зачитывали отказное письмо ее биологической матери: "Я отказываюсь заботится о моей дочери", "Я отказываюсь забирать ее домой" и еще несколько раз "я отказываюсь". Потом зачитывали письма российских агентств по усыновлению, где слова "отказ" звучали уже от имени потенциальных российских семей-усыновителей. Документы из Дома ребенка и Дома инвалидов подтверждали, что НИКТО и НИКОГДА не навещал ее и не звонил, чтобы навести о ней справки. Мы были первыми...

"Почему вы хотите усыновить ребенка, у которого столько проблем?" - раз за разом задавала нам вопрос судья. "Вы говорите, что все понимаете, но я еще раз спрашиваю: вы уверены, что осознаете свою ответственность и готовы взять ее на себя?"

Да, уважаемый суд, мы все понимаем. Да, мы хотим забрать ее. Да, мы знаем, что все будет непросто, и тем не менее мы все равно хотим забрать ее. Мы понимаем, что если мы ее не усыновим, то скорее всего она никогда не обретет ни русских, ни иностранных родителей. Кроме того, мы просто любим ее. Мы уже считаем ее своей дочерью, она - частичка наших сердец. У меня на шее висит цепочка с двумя подвесками - это инициалы имен моего сына и моей дочери.

И вот 24 декабря, в Рождественский Сочельник, суд постановил удовлетворить наше прошение об усыновлении. В свидетельстве о рождении отныне будет написано, что я - ее мама, мой муж - ее папа, а ее имя отныне - Полина Джой Скаггс.

Но мы пока не можем забрать ее домой. По российскому закону мы должны выдержать 30-дневный "период тишины", в течение которого все участники процесса усыновления могут изменить свое решение. За это время биологическая мать может заявить права на дочь и опротестовать решение суда. Но я почему-то уверена, что этого не произойдет. У нас уже куплены билеты в Россию на 28 января, а наша встреча с Полиной назначена на 29. После этого она уже никогда не будет сиротой, и ее никогда никто не будет называть инвалидом.

Или?..

Если президент Путин подпишет этот закон, то наше (и все другие, уже одобренные) решение об усыновлении будет аннулировано.

Мы не сможем забрать свою дочь и не сможем ничего ей объяснить (да наши объяснения и не имели бы уже никакого значения).

И хотя одна мысль о том, что я никогда больше не смогу обнять свою дочь, наполняет всю меня болью, по-настоящему я схожу с ума, понимая, что это может означать для нее.

Самое страшное - крушение надежд. Не только отсутствие семьи, но и предательство тех, кто однажды назвался ее мамой и папой, но так никогда и не вернулся за ней.

Когда она вырастет и покинет стены детского дома, о ней никто не будет заботится. Российское правительство декларирует, что каждый ребенок-сирота по достижении совершеннолетия может получить жилплощадь. Но вездесущая коррупция приводит к тому, что большинство этих детей в конце концов оказываются на улице.

Ну что, слова, с которых я начала, уже не кажутся такими кошмарными? Смерть по сравнению со всем этим покажется милостью.

Я сейчас на другом конце света, и я не могу обнять и утешить мою дочь, ожидая приговора, который может навеки разлучить меня с ней. Мне ничего не остается, как отдать все в руки Божьи. Все что я могу - молиться.


ОТСЮДА