February 24th, 2013

портрет

Кто лучше?

Песня Sailing написана братьями Гевином и Йэном Сазерлэндами в 1972 году и тогда же была записана ими на пластинке. Она прошла абсолютно незамеченной, пока в 1975 году ее не перепел Род Стюарт - она продержалась на первом месте британского хит-парада на протяжении четырех недель и обошла весь мир. Этот успех не смог повторить ни один из десятков исполнителей этой песни, хотя были весьма достойные интерпретации.

1972 Sutherland Brothers & Quiver - Sailing
1975 Rod Stewart - Sailing
1975 Joe Dassin - Ma musique
1976 I Dik Dik - Volando
1977 Joan Baez - Sailing
1997 Montserrat Caballé & Khadja Nin - Sailing



портрет

Большая государственная ложь

В славной ПЕДЕРАЧЕ Михаила Зеленского про "исправившуюся маму" настоящим героем была как раз женщина из органа опеки, мужественно отражавшая атаки сброда пропагандистов. Те сотрудницы органов опеки, с которыми мне лично приходилось иметь дело, были честными, чуткими людьми. У них была совесть, как и у этой женщины. Вся зараза, по моему ощущению, сидит ниже - это руководство и некоторые сотрудники детских учреждений. Исключения, конечно, бывают, но в целом коррупция и бездушие - это на уровне домов ребенка. Но, похоже, собак решили спустить именно на органы опеки. Уже вроде Турчак уголовные дела заводит на тех, кто курировал усыновление Димы Яковлева и других псковских детей, уехавших в Штаты. Следственный комитет копает в этом направлении в других регионах. Поставлена задача - найти примеры "коррупции на местах", чтобы доказать, что здоровых ребятишек отнимали у социально здоровых родителей и "продавали" иностранцам. На это дело наняты и горе-пропагандисты типа Маши Арбатовой. Причем Арбатова даже утверждает, что это делается "под заказ" и что зачастую детей просто крадут в семьях в отсутствие родителей, сажают в самолет и увозят в Штаты на поругание.

Я думаю, она прекрасно понимает, как устроена процедура зарубежного усыновления и сознательно врет.

А устроена процедура так, что да, место для коррупции есть. Обычно это бывает так. Зарубежный усыновитель поставлен в условия, когда ему приходится действовать только через российскую фирму-посредника. Ее услуги непомерно дорогие (это всегда десятки тысяч долларов). Усыновителю прямо не объясняют: ничего не поделать, это взятки, чтобы все прошло хорошо. Но он, возможно, догадывается. Согласно российским правилам, иностранцам не могут отдать ребенка, который попал в Государственный банк данных (доступен ЗДЕСЬ) в последние 6 месяцев (то есть у российских усыновителей есть полгода, чтобы выбрать себе ребенка без конкуренции со стороны иностранцев). Более того - от него должны несколько раз отказаться потенциальные российские усыновители, познакомившиеся с ребенком по направлению органа опеки (в Москве, я точно знаю, должно быть минимум два отказа). Разумеется, здоровых детей (их в общем количестве меньшинство) прежде всего разбирают россияне. Случаи, когда иностранцы просят отдать им непременно инвалида, редки. Но им просто некуда деваться. В отличие от россиян, право согласиться (или отказаться) от ребенка им предоставляется только один раз. Отказался - езжай обратно, и начинай всю бюрократическую волокиту с нуля (большую часть денег тоже никто не вернет, естественно). Задача российских фирм-посредников - свести к минимуму риски, сделать так, чтобы клиент остался доволен. Не надо их за это осуждать, по другому коммерческая компания работать с клиентом не может.

А вот что происходит в детских учреждениях. Иногда директрисы сами все держат в своих руках, лично общаясь с усыновительскими агентствами. Но чаще эта роль возложена на специального человека: это либо замдиректора, либо главврач, либо социальный работник, либо штатный психолог (если такая должность предусмотрена). Этот человек, конечно, на подсосе у агентств. Задача его - чтобы как можно больше здоровых детей добралось до этапа иностранного усыновления. Самое простое тут - навешивание диагнозов. В одном из органов опеки Центрального округа Москвы мне попался усыновитель - доктор медицинских наук, которому руководство дома ребенка, не зная, кто перед ними, дружно впаривало версию о том, что у девочки, которую они с женой пытались удочерить, отсутствует половина мозга. Они стояли настолько крепко, что усыновителю при поддержке органа опеки (там женщины оказались на высоте) пришлось писать заявление в прокуратуру о фальсификации медицинских документов. Иностранные усыновители подтвердят, что они привозили из России детей с медицинскими карточками, забитыми самыми страшными диагнозами, внутренне готовясь к долгим врачебным войнам за жизнь и здоровье ребенка, а оказывалось, что диагнозы - ложные. Например, мальчику из знакомой итальянской семьи написали, что он перенес операцию на сердце, между тем никаких следов этой "операции" не было найдено. Другое дело, что в Италии у него сразу же появилось множество новых диагнозов - но это по той причине, что в России вообще плохо с диагностикой, тем более в детских домах. Иногда, когда потенциальные российские родители уж особенно прикипают к какому-нибудь ребенку, его надолго отправляют куда подальше - в больницу, и там усиленно лечат - совершенно здорового.

В свое время мы с женой, с кровью собрав все бумаги, в территориальном органе опеки получили направление в дом ребенка. Нам вынесли одиннадцатимесячного мальчика (мы вообще-то просили постарше). Collapse )
портрет

А теперь выслушаем "православную точку зрения"

Снимок экрана 2013-02-24 в 14.03.30

Владимир Букарский - политолог, старший эксперт Совета по национальной стратегии России, живет в Приднестровье.

UPD. Интересные детали биографии прислали в комментах. Оказывается, "православный эксперт" Букарский - бывший сионистский деятель, гражданин Израиля, учился на факультете политологии Хайфского университета. В 1997-1999 годах проходил срочную службу в оперативном подразделении ЦАХАЛа.