July 8th, 2013

портрет

Новости с зоны



Администрация колонии №28 в городе Березники Пермского края, где отбывает срок осужденная участница Pussy Riot Мария Алехина, лишила заключенных права на самостоятельные телефонные звонки...
Ранее звонки заключенных были организованы следующим образом: они пополняли счет специальных карт, которые давали им возможность позвонить близким с лагерных телефонных автоматов. Теперь разрешены только звонки с воли, сами заключенные звонить не имеют права. Администрация колонии дала понять, что запрет связан с Алехиной, тем самым настраивая заключенных против нее. "Их возмущение может принять угрожающие формы"...
Ранее был изменен график работы ПТУ, где учится Алехина. Позже администрация колонии закрыла на замки бараки трех отрядов, так что заключенные не могли выйти наружу без конвоя.


ОТСЮДА
портрет

Обменялись опытом

Сегодня в Пекине состоялась встреча президента ОАО "Российские железные дороги" Владимира Якунина и Министра железных дорог КНР Лю Чжизюня.
В ходе встречи стороны обменялись мнениями и достигли полного взаимопонимания по вопросам дальнейшего развития сотрудничества между российскими и китайскими железными дорогами.


ОТСЮДА

Бывший министр железных дорог Китая Лю Чжизюнь приговорен к смертной казни за коррупцию и злоупотребление служебным положением. Взятки в особо крупных размерах, которые брал министр, не только привели к серьезным убыткам, но и нанесли ущерб имиджу партии и государства, сообщает агентство "Интерфакс" со ссылкой на китайские СМИ.

ОТСЮДА

портрет

Добро пожаловать в Сочи

Лента пестрит сообщениями: "На Кубани сошли с рельсов пять вагонов пассажирского поезда", "Стали известны версии крушения поезда на Кубани", "Железнодорожная катастрофа в Краснодарском крае", "Крушение поезда Новосибирск - Адлер".

Но нигде почему-то не упоминается, что Адлер - это район города Сочи, и в Адлере этом через полгода будут проводиться многочисленные мероприятия Олимпийских игр.

А ведь это главное в этой новости.



Причиной схода вагонов могло стать экстренное торможение, предпринятое машинистом, сообщили в правоохранительных органах региона.
Машинист пассажирского поезда, следовавшего из Новосибирска в Адлер, на Кубани применил экстренное торможение из-за деформации рельсов в результате жары. "Он заметил, что вследствие жары деформированы рельсы, и ему пришлось применить экстренное торможение", - сказал источник. Он пояснил, что в противном случае "последствия могли быть намного тяжелее".
ОТСЮДА
портрет

Письма Довлатова

Копаясь сегодня в своем архиве, обнаружил несколько писем Сергея Довлатова 1989-1990 годов. Выложу их здесь. Раньше они не публиковались и не воспроизводились (за исключением одного, которое я в 2006 году выкладывал у себя в ЖЖ). Письма касаются главным образом его публикаций в газете "Неделя", где я в те годы заведовал отделом литературы и искусства.



Collapse )
портрет

О потерпевших и пострадавших

Хороший текст Ильи Мильштейна на "Гранях" в связи с так называемым Болотным делом:

Пострадавший Архипов не чувствует себя пострадавшим. Он мрачно оглядывает зал и подсудимых, сидящих в стеклянной клетке, он неохотно сознается в том, что кто-то из демонстрантов швырнул в него куском асфальта и попал, но жертвой себя упорно не признает. Во всяком случае ни к кому из тех, кого судят в Мосгорсуде, он не имеет претензий. Он их видит впервые в жизни.

При этом Андрей Архипов, бритый наголо здоровенный омоновец, явно страдает. От духоты в зале и, похоже, от того, что творится у него на глазах. Все-таки одно дело раcшвыривать толпу на той проклятой площади год с лишним назад и гоняться, рассвирепев, за каким-нибудь неуловимым несогласным, и совсем другое – отвечать на вопросы прокуроров и адвокатов и рассматривать томящихся в клетке совершенно незнакомых людей. Поневоле смутишься и затоскуешь.

Вообще это вечная проблема в наших политических судах – с потерпевшими. Это прямо какой-то парадокс: подсудимые имеются и даже осужденные есть, а потерпевших – днем с огнем... Это уже хочется назвать доброй традицией, да язык не поворачивается.

Тут вспоминаются разные исторические казусы.

Помнится, года три назад, когда Ходорковского судили за то, что он украл всю нефть, вдруг обозначился явный дефицит пострадавших от деятельности "ЮКОСа". "В общем, все потерпевшие у нас рассосались", – резюмировал один из адвокатов. "Выбирайте выражения!" – тут же вызверился прокурор Лахтин. "Вы потерпевших выбирайте!" – откликнулся адвокат Клювгант.

Или вот еще был случай - в 2008 году, когда Леонида Невзлина заочно судили за организацию покушений и убийств. Тогда, помнится, в марте из двадцати свидетелей обвинения на заседание явилась лишь одна дама, да и та отказалась давать показания. А приходивший ранее потерпевший Колесов вообще перестал ощущать себя жертвой, утверждая, что Невзлину незачем было покушаться на его жизнь. "Такого не бывает!" – воскликнул потрясенный судья, но с чувствами своими позже справился и приговорил Невзлина к пожизненному.

Самый яркий пример из последних – суд над Алексеем Навальным. Сама Кировская область в лице губернатора Белых утверждает, что претензий к Навальному нет. Большая группа лесников, то есть директоров КОГУП "Кировлес", явившись в суд, единодушно заявляет, что никто их не заставлял сотрудничать с подсудимыми и цены не диктовались. Тем не менее прокуроры уже высказались насчет шестерочки и пятерочки, и судья Блинов, ушедший обдумывать приговор, не производит впечатления человека, склонного доверять потерпевшим, которые вступаются за обвиняемых. Скорее он производит впечатление человека, которого потерпевшие огорчили.

Дело тут, по-видимому, вот в чем. "Пострадавшие" от Ходорковского, Невзлина, Навального, узников Болотной – живые люди. А живому человеку, даже омоновцу в свободное от службы время, не хочется брать грех на душу и калечить судьбы незнакомых и невиновных. Люди государственные – это совершенно иная статья. Порой кажется, особенно когда наблюдаешь политические процессы, что это не люди вовсе, но бесчувственные роботы. Робот-следователь, робот-судья, робот-прокурор, робот-судебный пристав. Мертвые машины, чуждые состраданию и начисто лишенные того, что у живых людей называется совестью. Впрочем, по свидетельству Натальи Васильевой, судья Данилкин все-таки мучился, вынося свой знаменитый приговор. Однако в целом, как показывает опыт, эта машина отечественной сборки работает бесперебойно. И свидетели обвинения, не желающие ни о чем свидетельствовать и не признающие себя потерпевшими, не мешают ей заглатывать людей. Ничего, свидетель, потерпишь.

Два дня назад, когда своими чистосердечными воспоминаниями делился с судьей Никишиной прапорщик полиции Архипов, это подтвердилось в полной мере. Адвокаты подсудимых попросили судью перевести омоновца из потерпевших в свидетели, в ходатайстве было отказано. Он сохранил свой статус и стал в этом качестве фигурой прямо символичной. Живым олицетворением карательного политического суда, в котором даже пострадавшие становятся такими же жертвами беззакония, как и осужденные. Машина пожирает их всех, не отличая полицейского от подсудимых.


ОТСЮДА
портрет

За что?

И это тоже советую прочитать. Георгий Сатаров о Болотном деле:

Два судилища над Ходорковским и Лебедевым имели «узко профессиональные» цели: припугнуть небольшой круг олигархов старой волны и прибрать к рукам жирные куски собственности. В качестве побочного эффекта страна получила новый стандарт репрессивного давления власти на бизнес вместе с гигантским взлетом личных богатств членов «вертикали власти». Последствия: десятки тысяч невиновных предпринимателей по тюрьмам страны, бегство капиталов и предприимчивых, талантливых людей, которые могли бы сделать страну богаче. И еще – беспрецедентный взлет зависимости нашей экономики и нашего бюджета от торговли минеральными ресурсами. Короче говоря, пропасть финансово-экономической катастрофы, в которую толкает нашу страну путинский режим, стала много глубже и неизмеримо опаснее, чем пятнадцать лет назад.
Суды над участниками майского шествия 6 мая 2012 года имеют совершенно новую природу. Обвиняемые в иных судебных процессах легко опознаются по конкретным действиям, которыми они навредили нынешней власти, с ее точки зрения, естественно. В данном случае все по-другому. Когда начиналась открытая часть процесса и судья опрашивала подсудимых, намереваясь получить подтверждение того, что им понятна суть обвинения, все как один ответили отрицательно. Судья не упустила случая порезвиться, осведомляясь об образовании подсудимых и об их знакомстве с русской лексикой. Но недоумение подсудимых было понятно, и было ясно выражено: они не увидели в обвинительных заключениях, какие именно их собственные действия им инкриминируются.
В это трудно поверить, но это так. Хотите убедиться сами? Это легко.


ЧИТАТЬ ЦЕЛИКОМ
портрет

Кошки-мышки

Следственный комитет окончательно отказал Сергею Удальцову в посещении Мосгоризбиркома для регистрации на выборах мэра Москвы. Об этом говорится в Twitter оппозиционера.

«СК РФ окончательно отказал Сергею Удальцову в удовлетворении ходатайства о личном посещении Мосгоризбиркома для выдвижения на выборах мэра. Ответ из СК РФ был получен по почте адвокатами Удальцова только сегодня», — говорится в сообщении.

В ответе представители СК указывают, что изменить порядок домашнего ареста может только суд, однако Басманный суд ранее отклонил ходатайство, направив его для рассмотрения именно в Следственный комитет.

Ранее оппозиционер передал документы для выдвижения через своих адвокатов, но в Мосгоризбиркоме их не приняли и пояснили, что необходимо личное присутствие Удальцова.


ОТСЮДА

Они уже издеваются просто в открытую. "Делаем, что хотим, и нам за это ничего не будет".
портрет

На Ленту-ру наехали

Роскомнадзор потребовал от «Ленты.ру» удалить или отредактировать материалы, в которых содержится нецензурная брань. Письмо об этом поступило в редакцию 8 июля.

В документе, датированном 5 числом, упомянуты три материала, опубликованные с февраля по апрель 2013 года. В частности, в список попало интервью с доктором филологических наук, ведущим научным сотрудником Института мировой культуры МГУ имени Ломоносова Игорем Пильщиковым о происхождении русского мата. Еще два заинтересовавших Роскомнадзор материала — репортаж с протестной акции на Красной площади, участники которой скандировали нецензурные лозунги, и свидетельства очевидцев падения метеорита в Челябинске (брань содержится в прикрепленных к статье видеороликах).

Как отмечается в письме Роскомнадзора, несмотря на то, что все эти материалы были опубликованы до вступления в силу поправок к закону «О средствах массовой информации», которые запрещают употребление в СМИ нецензурной брани, на данный момент информация «находится в открытом доступе» и, следовательно, противоречит закону. При этом все эти статьи являются архивными, то есть открыть их можно только по прямой ссылке или с помощью поиска по ключевым словам.


ОТСЮДА
портрет

О нас пишут

В журнале "Коммерсантъ-Деньги" решили рассказать об итальянском житье-бытье нескольких русских. Был в их списке и я. После случая с вломившимся ко мне НТВ я отнесся к их предложению сначала настороженно, но потом сдался. Из длинной беседы они выбрали совсем не то, что мне хотелось бы увидеть в печати, а про личные дела я с ними вообще не говорил - это они почерпнули из моего ЖЖ. Но уж что вышло, то вышло.



"Дом у Андрея Мальгина большой и довольно старый. Пожилой хозяин продал его вместе с антикварной мебелью (за сколько — нынешний хозяин не сообщает). Прошлое у дома тоже непростое, богемное: тут одно время жила французская певица Далида, гостила Лайза Миннелли. Мальгину пришлось поменять кухню и отопление, а спальни оставили как есть, и ставни тоже (зеленые, как по всей Тоскане). Вся терраса в цветах, поют птицы, светит солнце, на соседней горе виднеется старинный поселок Буджано — рай, да и только".

ОТСЮДА
портрет

"Они об этом не думают"

Уехавший экономист Сергей Гуриев написал прощальную колонку для русского Forbes. Прощальную в том смысле, что решил больше никаких колонок для российской прессы не писать.

"Перед тем как уехать, я пытался понять, насколько высоки мои риски, насколько может человек, который ничего плохого не сделал, быть уверен в своей безопасности. Я пытался разобраться в стимулах и моделях поведения российских следователей и судей. Я пытался выяснить, до какой степени беззакония и аморальности они могут дойти, насколько их может остановить очевидный — и мне, и им — факт, что я не нарушил закона и абсолютно ничего плохого не сделал ни для них, ни для России.

Очень многие (хотя и не все) мои коллеги сказали мне, что не стоит надеяться на нормы закона и приличия. В сегодняшней России гарантий нет ни у кого. Для меня вероятность быть арестованным ниже, чем для менее известного человека, но и в моем случае она существенно отличается от нуля.

Коллеги привели мне ряд примеров, как и в их случаях следователи, прокуроры и судьи без колебаний нарушали закон — с ясным пониманием незаконности своего поведения. В каждом из этих случаев я спрашивал себя и коллег: «О чем думают эти люди? Неужели они не понимают, что такое положение дел не может продлиться вечно? Неужели они не боятся моральной или юридической ответственности за свои откровенно преступные действия?»

Я всегда получал один и тот же ответ: «Они об этом не думают».

После отъезда из России я посмотрел фильм «Ханна Арендт» — про ключевой эпизод биографии великого политического философа Ханны Арендт. В 1961 году она писала для журнала New Yorker репортаж о процессе над Адольфом Эйхманом, одним из руководителей СС, отвечавшим за «окончательное решение еврейского вопроса». На основании этих репортажей Арендт написала свою самую знаменитую книгу о «банальности зла».

Арендт пыталась понять, почему этот человек, не производивший впечатления социопата, фанатика или даже антисемита, совершил такие ужасные преступления. На суде Эйхман говорил, что он всего лишь делал свою работу и выполнял приказы. Ключевой разгадкой для Арендт стали как раз слова Эйхмана о том, что он не думал о том, что он делает. Арендт написала, что многие преступления — в том числе и страшные преступления против человечества — были совершены нормальными людьми просто потому, что они «отказались думать». Именно в этом и заключается «банальность зла».

Работа людей, отказавшихся думать, имеет серьезные долгосрочные последствия для нашей страны. Я много писал о том, насколько для развития экономики и общества важен так называемый социальный капитал — насколько люди готовы сотрудничать друг с другом, действовать в интересах других людей и всего общества. Основной показатель социального капитала — доверие к незнакомым людям. До допросов я всегда разговаривал с людьми, пытаясь понять, что мы могли бы вместе сделать, чем мы могли бы помочь друг другу. Именно из такого общения и возникают новые идеи и проекты.

На допросах надо вести себя совсем наоборот.

Напротив вас сидит процессуальный противник, допрос — это игра с нулевой суммой. Все то, что хорошо для него, — плохо для вас. Ни в коем случае нельзя говорить больше того, что спрашивают, пытаться помочь собеседнику. Допросы — лучший способ разрушить доверие. Неудивительно, что десятилетия советской жизни создали общество, которое всего боится. Поэтому страшно, что допросы и обыски становятся нормой в России. Это удар по нашему социальному капиталу, который будет иметь долгосрочные последствия — поколение людей, которые будут считать нормой недоверие и страх. Даже после того как репрессивная машина рухнет, недоверие и страх исчезнут не сразу — нам еще долго придется учиться доверять друг другу".


ОТСЮДА