August 23rd, 2013

портрет

ТАСС уполномочен заявить

Еще один обыск по заявлению Левичева:

МОСКВА, 23 августа. /ИТАР-ТАСС/. Руководство "Московского издательского дома" вызвано в полицию для дачи показаний при проверке заявления о нарушениях выборного законодательства. Об этом сегодня ИТАР-ТАСС сообщили в столичной полиции.
На этой неделе полиция по заявлению кандидата в мэры Москвы Николая Левичева провела обыск в типографии "Московский издательский дом", где изготавливается печатная продукция для кандидатов на пост столичного градоначальника блогера Алексея Навального и выдвиженца КПРФ Ивана Мельникова.


А также:

МОСКВА, 23 августа. /ИТАР-ТАСС/. "Главное управление МВД России по Москве располагает информацией о том, что предвыборный штаб одного из кандидатов на должность мэра столицы, не дожидаясь результатов голосования, готовит протестные акции по итогам выборов. Представители штаба организуют прибытие в столицу и проживание на съемных квартирах жителей других регионов с целью их участия 8-9 сентября в акциях протеста, в связи с несогласием с результатами подсчета голосов на выборах московского градоначальника", - сообщили ИТАР-ТАСС в ведомстве.
портрет

История правильная и неправильная

Ситуация с фильмом А.Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр» продолжает развиваться. Фильм должен был рассказывать о дружбе, завязавшейся между немецким и совестким инженерами осенью 1940 года, на пике дружественных отношений между Советской Россией и гитлеровской Германией. Это международная копродукция, но министр Мединский неожиданно отказался участвовать в долевом финансировании картины, так как "В этом фильме может быть немного не тот взгляд, которого ждут ветераны Великой Отечественной войны". На Миндадзе спустили свору "экспертов", которым поручили "правильно" расставить акценты в сценарии.

Сегодняшее сообщение:

"Александр Миндадзе согласился изменить время действия в своем новом фильме «Милый Ханс, дорогой Петр» с 1940-го на 1930-е годы. Об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на Михаила Мягкова, научного руководителя Российского военно-исторического общества (РВИО)...
По мнению Мягкова, в первоначальном сценарии Миндадзе «исторические реалии одного времени перенесены в другое время». Научный руководитель РВИО отметил, что накануне войны между Германией и СССР «не было такого активного сотрудничества». Как отмечает Мягков, Миндадзе согласился с такой точкой зрения".


Про теснейшее военно-техническое сотрудничество между СССР и Германией накануне второй мировой войны профессиональным историкам хорошо известно. Тут Мединскому ничего замазать не удастся. Но с массовым сознанием ему поработать хочется.

Не буду лезть в военно-технические дебри. Напомню кое-что из той сферы, что мне близка.

У меня на полочке стоит сборник документов «Цензура в Советском Союзе. 1917-1991».

Поразительно, с каким рвением Главлит в период с 23 августа 1939 года (подписание пакта с Германией) по 22 июня 1941 запрещал все, что могло бы бросить хоть малейшую тень на Германию, ее руководителей или идеологию фашизма. Под раздачу попал даже верноподданный В.И.Лебедев-Кумач, книга которого «Москва майская» (Музгиз, 1937) была «списана в макулатуру книготорговой сети в связи с наличием в ней в песне «Нас не трогай» нескольких абзацев антигерманского характера» (из отчета начальника Главлита Садчикова, направленного в ЦК ВКП(б).

В «Списке книг, подлежащих изъятию из продажи и библиотек» от 10 февраля 1940 г. (это, кстати, список за номером 171, что говорит о масштабах изъятий) находим названия изъятых книг и мотивацию:

«Корнев Н. Третья империя в лицах. М., «Художественная литература», 1937. Автор очень остро говорит об изуверстве германского фашизма и непрочности той базы, на которой держится фашизм. В условиях настоящего времени описываемое содержание книги не соответствует нашей внешней политике».

«Отвальд Э. Путь Гитлера к власти. М., «Соцэкгиз», 1933. В книге имеется ряд мест, которые сейчас, после заключения СССР договора о дружбе с Германией, нежелательны. Приводится ряд мест типа: «Теперь фашизм торжествует. Он справляет кровавые оргии по всей стране, истребляя коммунизм». Плохо говорится о Гитлере (на многих страницах)».

Ужасный, конечно, криминал: «плохо говорится о Гитлере». Книгу запретить, изъять, уничтожить!

Не менее бдительно относились цензоры к книгам, которые еще только готовились к печати. Из «Сводки вычерков и конфискаций Ленгорлита» от 31 октября 1939 г.:

«Труды Ленинградской конференции по типизации технологических процессов. Машгиз, 1939. Снята выдержка с резкими возражениями против фашизма, как например: «В то время, когда разъяренный фашизм уничтожает достижения науки и техники и ведет свои страны к ужасам средневековья…» … «Справка о программах по экономической географии Ленингр. Гос. Университета, новой истории Ленингр. Политико-просветительного института им. Крупской. Допущено много неверных, ошибочных положений, например, Германия рассматривается как главный виновник войны 1914 г. Германия выступает как агрессор против стран «демократии» Западной Европы. Англия и Франция показаны как страны – защитницы демократических свобод и ряд других положений. Зав.кафедрой экономической географии ЛГУ указано на безответственное отношение к составлению программ. Предложено программы изъять.»

Из находившегося в типографии журнала «Литературный современник» №7-8 за 1939 г. была изъята статья академика Е.В.Тарле «Фашистская фальсификация исторической науки в Германии».

11 июня 1940 г. первый зам наркома иностранных дел Вышинский сообщил своему начальнику Молотову, чья подпись стоит под Пактом с Германией: «Я прослушал в театре им. К.С.Станиславского (в закрытом спектакле) оперу С.С.Прокофьева «Семен Котко». Считаю целесообразным внести с либретто изменения, устранив эпизоды с австро-германскими оккупантами… Тов.Прокофьев с этими предложениями согласен». Немедленно подключается цензура, которая отменяет уже назначенную премьеру «Семена Котко», до тех пор, пока автор либретто Валентин Катаев не вычеркнул из либретто всех "немецких оккупантов".

Ну и так далее. Страница за страницей. Немцы, фашизм, Гитлер все два года перед войной могли упоминаться только в положительном контексте.

В "Записках об Анне Ахматовой" Лидии Корнеевны Чуковской есть такой эпизод. В поезде по дороге в эвакуацию Ахматова и Чуковская, обливаясь слезами, читают письма из Ленинграда от их общей подруги. Речь в письмах идет о судьбе ее мужа, И.И.Гинзбурга, арестованного за месяц до начала войны.

Если заглянуть в примечания, можно прочитать, что Гинзбурга действительно арестовали 22 мая 1941 года за то, что в присутствии сослуживцев он осуждал пакт Молотова-Риббентропа и называл немцев врагами. Характерно, что нападение Германии на СССР ничуть не облегчило его судьбу. Он погиб в карагандинском лагере в мае 1945 года!