October 27th, 2013

портрет

Встать! Суд идет

Слушания по делу Arctic Sunrise в Международном трибунале ООН по морскому праву, как ожидается, продлятся только один день. Ранее глава трибунала Шуньи Янай сообщил, что слушания назначены на 6 ноября. На них не будет представителя от России, которая от участия в разбирательстве отказалась.
«Судья Шуньи Янай, президент трибунала, будет председательствовать на слушаниях. Слушания, как ожидается, будут проведены в течение одного дня», — сообщила «РИА Новости» по телефону представительница суда.


ОТСЮДА

Короче, у Путина есть десять дней, чтобы освободить судно и хотя бы тех членов экипажа, которые не участвовали в событиях на платформе и к которым по этой причине невозможно притянуть статью о хулиганстве. Если время будет упущено и трибунал состоится, а решение будет не в пользу России, ясно, что Путин не сможет переступить через себя и это решение выполнить. Начнутся жуткие обиды на весь мир и очередная кампания по поиску врагов внутри страны. А гринписовцам сидеть не пересидеть - назло врагу.
портрет

Норд-Ост. 11 лет назад. Свидетельство заложника

норд1норд

Оригинал взят у valery_kichin в “Норд-Ост”, 11 лет назад. Свидетельство заложника

Этого нельзя забывать. Хотя сделано всё, чтобы забыли. О трагедии октября 2002 года не вспоминает наше телевидение – как ежегодно вспоминает телевидение США о трагедии 11 сентября 2001 года. Даже спектакль уничтожили – чтобы не напоминал.

Это интервью состоялось по горячим следам, через пару дней после освобождения заложников Дубровки. В нем – сбивчивое дыхание только что пережитого, не остывшего, не отстоявшегося. Оно было тогда же напечатано в “Российской газете”, а потом вошло в мою “ленту встреч” – в книгу “Там, где бродит Глория Мунди”.

Газетный номер живет один день. Книга вышла мизерным тиражом. Я хочу, чтобы это интервью не забывалось. Вот, еще раз, эта публикация.

Трагедия, которая в течение трех суток октября 2002 года разворачивалась в Театральном центре на Дубровке, уже описана многократно. Но каждый раз мы видели события глазами тех, кто был вне здания. Сейчас мы получим возможность увидеть их глазами человека, который все эти дни находился среди заложников и пытался изменить их участь. Эксклюзивное интервью, которое дал мне Георгий Васильев, один из авторов и продюсеров патриотического мюзикла "Норд-Ост", - это взгляд человека, смотревшего в глаза смерти, человека, который потерял многих своих друзей, был свидетелем сцен невообразимых и запредельных, и без которого жертв было бы гораздо больше.

Но прежде я хочу вернуться в тот счастливый миг, когда весь отечественный музыкальный театр с появлением на свет «Норд-Оста» совершил гигантский качественный скачок – в новое измерение. Когда впервые на нашей сцене возник настоящий русский мюзикл – не калька с заграничных образцов, а полностью укорененный в нашей истории. Я хочу вернуться в этот миг, чтобы стало очевиднее: с трагедией «Норд-Оста» мы потеряли не только десятки ни в чем не повинных людей. Мы подрубили росток, который мог бы стать началом нового театрального мира в России.

Вот что я писал в газете «Известия» в октябре 2001 года, разгоряченный и воодушевленный увиденным на Дубровке чудом.

«Это тот случай, когда "радость безмерная". Афиши, вот уже полгода интригующие Москву, не соврали ни в чем. Обещанный самолет со страшным гулом двигателей садится в тайге у чукчей. Обещанные пилоты лихо бьют чечетку на лыжах. Обещанный финал-сюрприз поражает воображение и исторгает у зрителей светлые слезы. Роман Каверина "Два капитана" чудом уложился в конгениальное ему музыкальное зрелище, не потеряв в серьезности, но приобретя в энергетике. Проза чудом перешла в стихи, умные и остроумные, стихи чудом легли на музыку, которую хочется слушать снова. И я давно не видел более счастливого зала, чем на этих предварительных просмотрах, которые по-заграничному назвали "превью".
Но это единственное заграничное, что бросается в глаза. Остальное заграничное спрятано за кулисами, под сценой, в компрьютерных хард-дисках, откуда управляется невиданное у нас зрелище. Это тот технологический опыт, который на Западе вырабатывался весь ХХ век и достиг совершенства

- в организации дела и его раскрутке, в способе совместить полет творчества с жестким расчетом всего, от движения декораций до системы продажи театральных билетов. Это первый у нас случай создания театра для одного спектакля - мощная машинерия запрятана в фундаменте Театрального центра на Дубровке, она, как и сам спектакль, будет действовать ежевечерне несколько лет, пока ходит публика. И каждый вечер девиз "Бороться и искать, найти и не сдаваться!" будет нас возвращать от сумрака к свету, от апатии к действию, от упаднических стонов к жизни. Потому что и сами авторы спектакля действовали по этой формуле - шли со своей командой в толпе закоренелых скептиков, которые были уверены: мюзикл не наш жанр, ничего не выйдет. И победили с сухим счетом.
Взяв западные технологии, они создали российское патриотическое, хоть и без пафоса, сочинение. Сами написали стихи и музыку, сами поставили спектакль, сами его раскрутили. И в спектакле ожила наша история, наш способ ее чувствовать, наш мелодический строй. А значит, русский мюзикл родился - событие, без преувеличения, историческое.
Это также день рождения новых композиторов большой сценической формы - Иващенко и Васильева. Ни в чем не подражая Уэбберу, они взяли за основу традиции Дунаевского и Милютина, а также русской бардовской песни, русского романса. Это день рождения театральных режиссеров,javascript:// уверенно владеющих и сценическим пространством и условностью жанра, до сих пор нам не поддававшегося - Иващенко и Васильева. Так вообще-то не бывает, но так случилось. Спектакль вышел сюжетно напряженным, в нем сильные и яркие характеры, в нем музыкальные диалоги, за которыми следишь, как за детективом. В нем есть несколько абсолютных шедевров - детские сцены, коммунальная квартира, остроумно придуманный октет (!) четырех (!) героев, квинтет машинисток "Широка страна моя родная". В нем смелая сценография Зиновия Марголина и оригинальные танцы Елены Богданович. В нем есть отличные актерские работы.
Мне даже не хочется сейчас выискивать недостатки - они случаются и на Бродвее, потому что мюзикл сложная машина, сложнее, чем пресловутый ТУ-2, который садится на сцену новой театральной Мекки на Дубровке. Да здравствует!».

Но судьба распорядилась иначе. То, что случилось в эти три октябрьских дня – громадная трагедия нашей страны. То, что произошло потом – ее несмываемый позор.

Наш разговор с Георгием Васильевым состоялся сразу после штурма театрального здания на Дубровке.

- Где вас застало вторжение террористов и какова была ваша первая реакция?

Collapse )

портрет

(no subject)

Как я понял, Россия-матушка опять решила прожить зиму по летнему времени?
Проснувшись утром, обнаружил, что Родина за ночь отъехала от нас еще на час.
В принципе в целях национальной безопасности можно было бы еще пару часов накинуть.
портрет

Шествие



В Москве началось шествие в поддержку политзаключенных. Илья Васюнин передает, что к нему подошло милицейское начальство, с удивлением обнаружившее, что прямой эфир "Дождя" стал платным. Это мешает им решать оперативные задачи.

Снимок экрана 2013-10-27 в 12.15.28

ро