November 30th, 2013

портрет

Из глубины московских руд

На днях мы сравнивали условия домашнего ареста Евгении Васильевой и Сергея Удальцова. К нам как будто прислушались, но не стали ничего послаблять Удальцову - ужесточили Васильевой. Правда, говорят, это не забота о справедливости, а наказание за то, что в последнее время она стала много болтать в СМИ.

Следственный комитет лишил мадам прогулок - того, чего она добивалась в ходе многих судебных заседаний. Как и Удальцову, ей теперь нельзя пользоваться интернетом, телефоном и отправлять письма и посылки. При этом генерал Маркин добавил: не сделает выводов - вообще посадим.

Несмотря на ужесточение условий, Васильева, как сообщает ее адвокат Хасан-Али Бороков, не сломлена. Она даже, несмотря на запрет, передала на волю из своего домашнего узилища стихотворение (его публикует "Коммерсантъ"):

Справедливость

А солнце шторы прожигает
И дырками богата ткань.
А справедливость засыпает
На подиуме сизых ран

А дыры жженые зияют
И изрыгают терпкий дым.
И окна уж не занавесить,
Гуляет там из грязи пыль.

О справедливость, что с тобою?
Прошу, очнись, твоя стезя!
Тряхни кудрявою главою
И освети весь мир, трубя.

Но только пыльная поземка
На стол ложится не спеша.
А дырки алые зияют,
Как паруса от сквозняка.
портрет

Раньше были "sputnik" и "matryoshka". Теперь: «nary», «zona» и «sledak».

В пятницу Greenpeace устроил «неформальный брифинг» в Петербурге, на котором выступили члены команды ледокола Arctic Sunrise. Сейчас иностранцы проживают в петербургской гостинице в центре города. Кто-то общается с семьей, кто-то ходит по музеям, многие продолжают работать на Greenpeace, держат связь с коллегами, разрабатывают новые проекты, программы и стратегии борьбы с корпорациями, загрязняющими природу.

Занятия у активистов разные, но обязанности одинаковые. Почти каждый день они ходят на «следственные мероприятия» в управление СК...

Многие активисты пока не видели своих родных и близких, которые никак не могут получить российскую визу. Жена и дочь Питера Уилкокса сейчас в США, готовят запрос на визу. «Наверное, это будет долгий процесс, — грустно размышляет Уилкокс, — Ведь Куми Найду, руководителю Greenpeace, уже отказали в визе, сейчас он пытается получить ее еще раз».

Такие же проблемы у британского журналиста Кирона Брайана. Его семья уже третью неделю пытается получить визу, хотя обычно этот процесс занимает один день. «Не знаю, что происходит, но надеюсь, на следующей неделе они смогут приехать», — говорит Кирон...

По словам юриста Greenpeace Антона Бенеславского, сейчас никто не знает, смогут ли экологи отправиться домой в ближайшее время или им придется дожидаться суда в отелях Петербурга.

Активистов привезли в Россию без документов, дающих право на въезд. Сейчас они находятся в стране формально нелегально, но при этом не считаются таковыми.

Сложилась патовая ситуация. Пока УФМС выдало гринписовцам временную регистрацию в Петербурге. Официально за активистами нет никакого надзора. Однако покинуть страну им пока нельзя.

Вполне может оказаться, что на границе их задержат и объявят беглецами...

За короткий срок эконевольники выучили русские слова, которые часто слышали в СИЗО. Там было много новых слов — «kura», «kresty», «nary», «zona», «sledak», «dachka» (передача с воли. — «Газета.Ru»).

Но общения на английском языке, информации, что происходит за стенами СИЗО, им все равно не хватало. Вербально-информационный дефицит восполнялся теплым отношением соседей-арестантов. О российских сидельцах у экологов остались приятнейшие воспоминания.

«Люди были потрясающие, они к нам относились как к братьям, все с нами делили, — рассказал помощник капитана Мигель Эрнан Орси. — Когда я попал в СИЗО, у меня ничего с собой не было. Мне дали одежду — новые штаны, футболку, обувь. Как только я переоделся, увидел, что меня ждет большая тарелка с макаронами. Я очень благодарен этим людям и буду помнить их всю жизнь».

Питер Уилкокс, капитан Arctic Sunrise, заявил, что самый лучший сокамерник был у него в Петербурге — каждый вечер готовил ему вегетарианский суп.

По словам капитана, условия в тюрьме не были плохими. Самое трудное, что пришлось пережить, — известие о том, что членам команды может грозить до 18 лет заключения за «пиратство».

Энтони Перетт, эколог из Британии, занимающийся проблемами возобновляемой энергии, говорит, что сначала волновался — сидеть же придется с преступниками, но опасения развеялись. «Никаких проблем не возникло, — рассказывает Энтони. — Все люди были замечательные, даже не знаю, почему вообще они там сидят. Я вегетарианец, пришлось бы плохо, но у моих соседей был, наверное, годовой запас сухого картофельного пюре, они со мной делились…»

Кирон Брайан пошутил, что для вегетарианца еда в Крестах все равно полезнее, чем фастфуд:

«Еда была кошмарная, но лучше, чем в МcDonalds. Единственный суп, который я ел, был с «kura». Многие люди в СИЗО, прощаясь, говорили, что нас любят. Я их никогда не забуду, мое отношение к России сильно изменилось в лучшую сторону, хотя мы никогда и не были против России, мы выступаем только против нефтяных корпораций…»


ОТСЮДА

verdict