9 ноября 2018

avmalgin

Провал ГРУ в Австрии

Снимок экрана 2018-08-23 в 18.55.39.png Австрийские спецслужбы задержали 70-летнего полковника вооруженных сил страны в отставке. Офицера заподозрили в работе на российскую разведку.

Австрийское издание Kronen Zeitung пишет со ссылкой на Минобороны страны, что полковник якобы работал на Москву на протяжении 20 лет.

Он, по данным журналистов, с конца 90-х годов передал российской стороне данные об артиллерийских системах и военной авиации Австрии, а также информацию о миграционном кризисе.

За свои услуги житель Зальцбурга получал вознаграждение. Всего за годы работы на российскую разведку полковник якобы получил 300 тысяч евро.

Также отмечается, что мужчина каждые две недели выходил на связь со своим связным «Юрием» и передавал тому секретные документы, при этом российская сторона успела предупредить агента о том, что австрийские спецслужбы его раскрыли.

Как сообщает ТАСС, Канцлер Австрии Себастьян Курц и министр обороны Марио Кунасек в ближайшее время выступят со срочным заявлением в связи с арестом шпиона.

В свою очередь посольство России в Вене информацию о задержании полковника никак не комментирует.


ОТСЮДА

Неудивительно, что наряду с военной авиацией и артиллерией здесь упомянут миграционный кризис. Миграционный кризис - секретное оружие Путина в Европе.
avmalgin

Суд по делу «Седьмой студии». День третий

В изложении "Коммерсанта":

10:12. Пришел адвокат Александр Лебедев. Он что-то обсудил с другим представителем Минкульта, отошел в сторону и что-то начал смотреть в телефоне. Из-за Лебедева было прервано прошлое заседание. Сторона защиты заявила, что Лебедев был адвокатом сотрудников Минкульта, а сейчас является представителем ведомства. Находясь на заседании, он может корректировать позицию своих клиентов, сказали защитники и заявили Лебедеву отвод. В начале сегодняшнего заседания судья Аккуратова решит, оставлять Лебедева в зале или нет...

10:46. Судья спрашивает подсудимых об отводе адвоката Лебедева. Итин поддерживает ходатайство об отводе. Малобродский, Серебренников — также поддерживают. Адвокат Поверинова говорит, что свидетель Махмутова, когда ее допрашивали без адвоката Лебедева, давала одни показания, а когда с адвокатом, ее показания изменились в сторону обвинения. «Я считаю, что было бы более правильно, чтобы интересы потерпевшего (Минкульта), представлял другой человек»,— сказала Поверинова. Все остальные адвокаты также поддержали ходатайство.

10:49. Адвокат Лебедев возражает. Он говорит, что интересы его клиентов не расходятся с интересами Минкульта. Просит не поддерживать ходатайство. Прокурор Игнатова выступает против ходатайства. «Интересы свидетеля не могут противоречить интересам участников процесса»,— говорит Игнатова.

10:49. Судья удалилась для вынесения решения.

10:53. Судья Аккуратова читает решение. «Отвод не подлежит удовлетворению»,— говорит судья.

«Отвод отклонить как необоснованный»,— заявила судья Аккуратова.

Адвокат Лебедев остается в зале.

10:54. Продолжается допрос Кирилла Серебренникова. Вопросы ему задает его адвокат Дмитрий Харитонов.

11:05. - Говорили о госконтракте 2011 года. Обсуждали ли вы вопросы заключения контракта с Апфельбаум? — спрашивает адвокат Харитонов.

- Нет. Для меня это темный лес. Мы не обсуждали нюансы этого контракта,— отвечает Серебренников.

- Я про Апфельбаум…

- Встречались и обсуждали.

- Обсуждали ли вы с Итиным вопросы получения госконтракта?

- Нет. Со мной это не обсуждалось. Сам факт, что госконтракт будет, я знал.

- Обсуждали ли вы с Итиным и Малобродским вопросы заключения госконтракта?

- Нет.

- Обсуждали ли подготовку субсидии на 2011-2012 годы?

- Я обсуждал мероприятия. Далее составлялись бумаги.

Как бумаги составлялись, я не знаю. Я составлял только творческую программу. Она составлялась с кураторами.

Эта работа занимала время, надо было проверить возможности художников, артистов. Это надо было делать заранее. Мы обсуждали, я предлагал список уже согласованных и обсужденных мероприятий. Этот список я отдавал продюсерам.

11:12. - Как определялась стоимость мероприятий в субсидии? — спрашивает адвокат Харитонов.

- Это были предварительные сметы, они не были проработаны до мелочей. Это были предположения, сколько мероприятие может стоить. Они были примерные. У нас субсидия была фиксированная. Мы в рамках этой субсидии должны были распределить мероприятие,— объясняет Серебренников.

- Кто определял стоимость мероприятий?

- Соглашение по субсидии писали линейные продюсеры, продюсеры, гендиректор.

- Вы участвовали в определении стоимости мероприятий, которые указывались в приложении к соглашению о субсудии?

- Нет. Я работал, когда по факту надо было делать мероприятие.

- Финансовые отчеты готовили?

- Нет. Конечно, нет.

- Кто готовил финансовые отчеты?

- Я полагаю, что это проюсеры, гендиректор, бухгалтерия.

- Вы давали указания внесения в финотчеты недостоверных сведений?

- Нет, конечно.

- Знакомились вы с содержанием финансовых отчетов по результатам года?

- Когда мне нужно было подписывать отчеты, там прилагался список мероприятий.

Я видел, что все мероприятия проведены, и подписывал документы.


- Почему вы подписывали?

- Минкульт попросил. Сделали доверенность, чтобы я подписывал эти документы. Они хотели видеть мою фамилию.

- Представлялись ли в министерство творческие отчеты?

- Да.

- Кто готовил эти отчеты?

- Линейные продюсеры.

11:13. Серебренников говорит, что «Платформа» не была скрытым проектом, он был представлен в соцсетях, «отчетность была на регулярной основе».

11:22. - Имела ли «Седьмая студия» свою площадку до «Платформы»?

- Нет. Это была основная задача. «Винзавод» и «Цех Белого» — это было спасение, мы были и этому рады.

- Вы арендовали это помещение?

- У нас было соглашение: мы там играем, а они за это что-то делают. Когда мы туда зашли, ничего не было: не было правильной акустики, не было стульев, не было инструментов, не было гримерок. Все это нужно было оборудовать за короткое время.

- Имела ли «Седьмая студия» собственное световое, звуковое, любое иное оборудование?

- Нет, ничего не было.

- Как была решена проблема отсутствия оборудования?

- Какие-то вещи арендовали, какие-то вещи покупали. Например, этот рояль, за который следствие нас пытало каленым железом, мы купили от отчаяния, потому что, работая ежедневно с современной музыкой, стало понятно, что без рояля ничего не возможно. Арендовать его, привозить, каждый день настраивать — это было адски невозможно.

11:23. Серебренников говорит, что кто-то в какой-то момент сказал, что им ничего нельзя покупать для «Платформы».

- Расскажите о рояле,— продолжает адвокат Харитонов.

- Я не знаю про деньги. Я знаю, что Малобродский подошел, сказал, что музыканты жалуются, говорят, что нужен рояль.

Нам рояль надо не арендовать каждый раз, потому что это будет огромная сумма, нужно его купить»,— пересказывает слова Малобродского Серебренников.

- Стоимость рояля можете сказать?

- Я не помню. Пять миллионов или шесть.

11:41. - Как составлялись сметы? — спрашивает адвокат Харитонов.

- Как все было устроено? Например, «Сон в летнюю ночь». Ко мне приходит исполнительный продюсер Катя Воронова и говорит: что это за спектакль? Когда она ко мне приходит, вся информация есть только у меня в голове. Я говорю ей: это будет вольная интерпретация Шекспира. Я говорю: вы знаете, я хочу, чтобы это был перфоманс, чтобы зритель перемещался в пространстве. Хорошо, говорит она. А что это будет за объект? Я говорю: ну, вот есть архитектор, свяжитесь с ним. А еще, говорю я, у нас будет музыка, электронная и сложная, нам нужно поговорить со звукачами, как нам это сделать. Значит, на нужно много наушников. А если это будет вольная интерпретация Шекспира, значит, нам нужен драматург. <...> Я говорю: еще нужны костюмы, а вот тут нужны японские кимоно, или реквизит — старый контрабас, его нужно у кого-то купить. Воронова получает от меня информацию, затем начинает думать, где все это достать. <...> Она получает всю эту информацию, понимает, сколько все это стоит. Я же не знаю все эти цены. Не знаю, сколько будет стоить покупка или аренда микрофона. Я просто даю идеи. Она все это считает и говорит: Кирилл Семенович, знаете, а мы вообще не влезаем во все эти сметы, вообще ни в какие. Я говорю: хорошо, давайте сократим,— рассказывает Серебренников.

- В этой работе обсуждался гонорар тех, кто не входит в «Седьмую студию»?

- Разумеется. С ними встречается продюсер и говорит: уважаемый хореограф, сколько вы хотите получить за этот проект? Мы можем столько заплатить.

- Как утверждались сметы?

- Я не знаю. Продюсер говорит: вот такая смета, если мы это вычеркнем, вы согласны? Я говорю: на это согласен, на это нет, потому что без этого не будет спектакля.

- Кому передавались сметы?

- В бухгалтерию.

- Как исполнялись сметы?

- Я полагаю, разным людям выдавались деньги в бухгалтерии на реализацию проекта. <...>

- Знали ли вы, что в «Седьмой студии» использовались наличные?

- Да. Мы все получали зарплату наличными. Или, например, я купил кимоно на личные деньги, принес чек, отдал чек Кате (Вороной), она говорит: хорошо, я возьму деньги в бухгалтерии.

- Задачи по использованию наличных денег ставились ли специально?

- Нет. Мне было все равно, какие деньги использовались, мне главное, чтобы проект был сделан честно.

11:42. - Вам было известно, как Масляева получала наличность? – продолжает допрос Серебренникова адвокат Харитонов.

- Нет. Ничего не было известно,— отвечает режиссер.

- Сообщала ли вам Масляева о получении наличных средств на корпоративную банковскую карту АНО «Седьмая студия»?

- Нет. Я узнал это только сейчас из материалов дела.

11:47. - Известно ли вам о заключении Масляевой и Итиным договора с Синельниковым? –спрашивает адвокат Харитонов.

- Нет,— отвечает Серебренников.

- Давали ли вы указания Масляевой и Итину о заключении договора с Синельниковым?

- Нет.

- Знаете ли вы Синельникова?

- Нет.

11:47. Далее Харитонов перечисляет контрагентов, через которых «Седьмая студия», обналичивала деньги. Серебренников говорит, что ни один из этих контрагентов ему неизвестен. Также он говорит, что никаких указаний о заключении договоров с этими контрагентами не давал. Итин и Масляева ему не сообщали об этих договорах, говорит Серебренников. Когда Серебренников отвечает на эти вопросы, Итин что-то записывает на листе А4.

11:48. - Давали ли вы указания использовать наличные средства? — уточняет у Серебренникова адвокат Харитонов.

Читать дальше...Свернуть )
avmalgin

За "приватизацию" Роснефти заплатило государство

рол

Значительная часть сделки по приобретению катарским фондом Qatar Investment Authority (QIA) 14,16% «Роснефти» (на эту долю изначально претендовала китайская CEFC) была профинансирована банком ВТБ, сообщает Reuters со ссылкой на девять источников. Среди них источник, близкий к руководству ВТБ, сотрудник Центрального банка, а также источник в правительстве России, который знаком с иностранными инвестициями. Все источники согласились говорить на условиях анонимности.

Кредитование сделки по покупке доли в «Роснефти» было проведено «вопреки заявленной цели привлечь в Россию иностранные деньги», пишет агентство.

Пять источников Reuters уточнили, что QIA получил российский кредит в $6 млрд. «ВТБ не выделял и не планирует выделять кредит QIA на финансирование приобретения», — приводит агентство позицию банка. В то же время авторы статьи отмечают, что в отчетности ВТБ за сентябрь указано, что банк «одолжил неназванным иностранным заемщикам 434 млрд рублей ($6,7 млрд) на срок до трех лет после того, как сам занял у ЦБР 350 млрд руб». Как минимум четыре собеседника были прямо вовлечены в подготовку кредита.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев отказался комментировать кредит ВТБ для покупателей 14,16% компании, сославшись на то, что она не отвечает за переговоры своих покупателей с банками по условиям кредитования сделки.

Отчетность ВТБ за сентябрь, размещенная на сайте ЦБ РФ, показала, что ВТБ одолжил неназванным иностранным заемщикам 434 млрд руб. ($6,7 млрд) на срок до трех лет, после того как сам занял у ЦБР 350 млрд руб. В опубликованных в ноябре финансовых результатах есть данные, что за третий квартал объем кредитов 10 крупнейшим заемщикам банка вырос на 403 млрд руб. (около $6 млрд).​


ОТСЮДА
avmalgin

Повар Путина провел переговоры с военной делегацией Ливии





Совладелец группы компаний «Конкорд» Евгений Пригожин, которого неоднократно называли связанным с ЧВК Вагнера (предприниматель свою причастность к деятельности компании отрицает), присутствовал на переговорах в Москве в составе российского делегации во главе с министром обороны Сергеем Шойгу с командующим Ливийской национальной армии, маршалом Халифой Хафтаром. Видеозапись опубликовало Минобороны Ливии на своем Youtube-канале.

На кадрах видно, что возглавляемая Хафтаром делегация подъезжает на переговоры, заходит в здание Минобороны России. Сначала делегацию встречает глава Генштаба ВС России Валерий Герасимов, в зале ливийскую делегацию приветствует глава Минобороны России Сергей Шойгу. Пригожин появляется на кадрах по меньшей мере трижды — у дверей, когда делегация входит в одно из помещений, и несколько раз за столом в составе российской делегации во время самих переговорах...

Связанные с Пригожиным компании поставляют питание для Управления делами президента России, московских школ и структур Минобороны, а также занимаются кейтерингом, строительством и клинингом в казармах и учебных заведениях оборонного ведомства.

Визит командующего Ливийской национальной армии в Москву состоялся 7 ноября. На переговорах обсуждались вопросы безопасности на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также борьба с терроризмом и урегулирование кризиса в Ливии.


ОТСЮДА
avmalgin

Соломоново решение

Забавные подробности посещения Путиным туристической выставки в Казахстане:

Накануне визита Путина и Назарбаева на выставке кипели нешуточные страсти. Служба протокола казахского президента пришла в ужас, когда обнаружила на стенде черноморских курортов гигантскую фотографию Крымского моста. (Напомним, что Казахстан, как, собственно, и другие страны СНГ не признал присоединение полуострова к России) "И вы хотите, чтобы наш президент появился на этом фоне? Так дело не пойдет", - возмутились чиновники.

Провокационный с их точки зрения снимок решено было заделать панелями с искусственной растительностью. Но когда работы по маскировке практически закончились, пришел черед возмущаться российской стороне. Организаторам было объявлено, что Крымский мост для России - это повод не для стыда, а для гордости. И Владимир Путин вряд ли обрадуется, когда узнает, как с его изображением обошлись в дружественном Казахстане.

В итоге после нескольких часов пререканий, было принято соломоново решение: оформление стенда восстановить, но в ходе экскурсии президентов мимо него не проводить. Вроде как есть Крымский мост на выставке, а вроде как его и нет.

Вместо "Черноморских курортов" Путин и Назарбаев посетили более безобидные с политической точки зрения экспозиции - Ямало-Ненецкого округа, куда их заманили шаманскими бубнами, и Омской области, где бил фонтан сгущенки, а также нескольких казахских регионов.


ОТСЮДА