15 июня 2019

avmalgin

Согласовывать или не согласовывать?

Десять лет назад, 31 мая 2009 года, на Триумфальной площади собрались активисты, протестовавшие против ущемления свободы собраний. Разумеется, разрешения на свой митинг они у власти принципиально не испрашивали. Ведь главным требованием была как раз отмена любых согласований и разрешений. В защиту 31-й статьи Конституции тогда вышли около двух сотен человек. И потом, по инициативе Эдуарда Лимонова, поддержанной на разных флангах российской оппозиции, эти мероприятия на Триумфальной стали происходить регулярно – 31-го числа каждого месяца (если только в этом месяце было 31-е число). Каждый раз дело заканчивалось задержаниями. А организаторы первое время даже подавали на московские власти в суд, требуя признать запрет на митинг незаконным. То есть не на них подавали, а это делали они. Суды, разумеется, в исках отказывали.

Каждый раз запрет акции на Триумфальной площади власти мотивировали необходимостью проведения именно в этом месте и в это время ранее согласованного мероприятия. То это был День донора, то спортивные состязания школьников, то автомотофестиваль, то праздник "Зимние забавы"… Ради "Зимних забав" Людмила Алексеева оделась Снегурочкой, но это ей не помогло. После трех минут пребывания на площади Снегурочку уволокли в автозак. Милицейское начальство, узнав, кого арестовали подчиненные, распорядились выпустить ее на все четыре стороны, но теперь уже Снегурочка отказалась выходить, пока вместе с ней не будут выпущены остальные. Дело в тот же миг получило международный резонанс. Колокольцеву, который тогда еще не был министром, а был начальником московского ГУВД, пришлось лично обзванивать и объезжать отделения, открывая двери перед арестованными.

Порой это казалось веселым карнавалом. Над нелепой Снегурочкой Алексеевой подшучивали, как и над случайным прохожим, который в новогодний вечер вышел из дома за шампанским, не подозревая о существовании какой-то "Стратегии 31", но попал в гущу событий и вместо новогоднего вечера в теплой компании был вынужден провести ночь в ментовке. Прохожего звали Сергей Мохнаткин, и мы тогда не знали, что ему как следствие того карнавала предстоят длительные тюремные сроки, разнообразные и чудовищные репрессии на зонах и в конечном итоге перелом позвоночника в колонии строгого режима.

Да, прошло десять лет. И за это время многое изменилось. Бывали, конечно, исключения, когда власти вдруг разгоняли согласованную акцию или, напротив, равнодушно взирали на несогласованную. Но в целом нас уже приучили к тому, что надо идти к начальству и испрашивать разрешения на протест. А если ты пришел протестовать без разрешения, ну, значит, ты сознательно нарушаешь закон. Ты преступник. И чего ты тогда удивляешься, что тебя увезли в автозаке?

Год назад, в июне 2018 года, Верховный суд выпустил специальное разъяснение по поводу правил согласования митингов и других массовых акций. Оно еще более сузило рамки разрешенного. Организаторы должны обратиться за разрешением не раньше чем за 15 дней, но не позже чем за 10 дней до акции. То есть закон начисто отметает даже саму возможность для общества реагировать на резонансные события на улицах. Вариант "сегодня случилось – завтра выходим протестовать" полностью исключен из правового поля. А организаторы должны точно сообщить, сколько к ним придет на митинг народу. Ошиблись в численности – будут наказаны. Затянули время проведения – будут наказаны. Развернули лозунги, отличные от обозначенной в разрешении темы, – будут наказаны. И так далее.

Сама идея идти за разрешением на протест к тому, против кого ты собираешься протестовать, многим уже не кажется абсурдной. Привыкли.

Привыкли и к тому, что полиция избивает и задерживает собравшихся не потому, что те нарушают общественный порядок, а просто потому, что у них не было разрешения от властей протестовать.

"Разрешите мне протестовать против вас?" Нормальная просьба. Не стыдно с такой обратиться. "Ведь везде так делают".

Везде ли?

В Италии, например, существует прекрасный Закон об охране общественного порядка от 1975 года, где и прописаны все требования к митингам и шествиям. Закон основан на статье 17 Конституции Италии, согласно которой граждане имеют право собираться мирно и без оружия.

В законе зафиксировано, что для собрания граждан, в том числе такого, куда приглашается неограниченное количество участников, не нужно ни согласования, ни даже уведомления каких-либо властей. Однако если речь идет о собрании или митинге в общественном месте, к какому относятся площадь, парк, где могут оказаться обычные граждане, не подозревающие о митинге, не говоря об улицах, где придется ограничить движение, то тут организаторы должны отправить в полицию уведомление минимум за три дня. Заявку можно отправить по почте или факсу, не забыв указать цели и характер манифестации, время, место и маршрут, состав и число участников, способ связи с организаторами.

Теоретически организаторы могут получить ответ, что в данном месте или в данное время проводить мероприятие нельзя, но это бывает крайне редко, и причины властями должны быть указаны достаточно веские. Тогда или начинаются переговоры, или готовится новая заявка. Никакой ответственности за превышение числа участников нет, содержание лозунгов и призывов этим законом не регламентируется, поскольку существует уголовное законодательство, где все сказано. Также и ответственность за вред здоровью людей или материальный ущерб наступают согласно уголовному кодексу, а не закону о митингах. Но самое главное: митинги и собрания, связанные с выборами и с итогами выборов, вообще не подпадают под действие Закона об охране общественного порядка. Такие мероприятия можно проводить где угодно, когда угодно и без предварительного извещения властей.

А что в Германии? "В немецком законе, – разъясняют юристы, – который охватывает уличные акции, нет такого понятия, как разрешение на демонстрацию. Есть только понятие регистрации. По немецкому законодательству человек, который хочет организовать демонстрацию или какое-то уличное собрание, должен предупредить (не спросить разрешения, а именно предупредить) власти об этой акции за 48 часов до нее. Но даже и это не обязательно. Конституционный суд Германии много лет назад разъяснил, что все немцы имеют право без разрешения и без предупреждения мирно собираться и что детали могут быть конкретизированы в законе. И в этом законе есть даже такое понятие, как спонтанная демонстрация. То есть если неожиданно возникает повод для демонстрации, то немецкий гражданин, если ситуация этого требует, имеет право сразу выйти на улицу".

Российское телевидение обожает показывать репортажи из Европы и Америки, в которых полицейские заламывают руки демонстрантам, распыляют слезоточивый газ, разгоняют толпы водометами. Но при этом сознательно опускается тот факт, что бунтовщики перед этим разбивали витрины, переворачивали машины, бросали в полицию булыжники. Ничего подобного на протестных акциях, жестоко разогнанных российскими силовиками, не наблюдалось даже близко. Вот и приходится придумывать истории о пострадавших полицейских, испытавших неимоверные страдания из-за скола зубной эмали.

Итак, миновало десятилетие дискуссий, идти ли к властям за согласованиями. Сколько еще десятилетий должно пройти, пока гражданское общество осознает свои права и решится поставить власть на место, которое ей надлежит занимать?


ОТСЮДА