August 26th, 2020

avmalgin

Печальное происшествие в стране лжецов

Анастасия Васильева - лечащий врач Алексей Навального - о том, как омские медики под руководством ФСБ лечили пациента. По-моему, картина ясна.

С вашего позволения я все-таки выступлю здесь неким медицинским экспертом по реанимации правды о диагнозах отравления-нарушения обмена веществ-поиска алкоголя и кофеина в плазме крови у Алексея Навального, и попробую как некий Джельсомино из страны лжецов претендовать на возрождение правды и вероятно правдивый сценарий всего произошедшего.
А вообще читали ли вы сказку Джанни Родари «Джельсомино в Стране лжецов»? Помните, там по приказу короля Джакомоне, вместе со своей бандой захватившего власть, все, даже животные, обязаны были постоянно лгать. В булочной там продавали чернила, которые называли хлебом, в ходу были только фальшивые монеты, а обо всех событиях жители страны узнавали из газеты «Образцовый лжец».
И вы знаете, у меня вот сложилось абсолютное ощущение за последние несколько дней, что мы все вдруг попали в ту самую страну лжецов, у которых нет ни стыда, ни совести.
Почему я так думаю и даже уверена - да потому, что в этой омской больнице тот самый Джакомоне обязал всех также лгать. Множественные и совершенно бесстыжие подмены понятий, вводившие в заблуждение весь мир, поразили мое воображение чудовищной по своей глупости и нелепости ложью.
Скорее всего за кадром нашего понимания развивались события следующим образом:
Когда скорая привезла Алексея в БСМП1 Омска с входящим диагнозом кома неясного генеза и токсическое отравление с определенным очень характерным симптомокомплексом, спустя некоторое время, омские врачи-токсикологи-реаниматологи установили предварительный диагноз «отравление ФОС» и начали незамедлительное лечение, за что им огромное спасибо.
Они большие молодцы и действительно спасли Алексею жизнь. Почему я так думаю? Да потому что если бы предварительный диагноз не был установлен и не начата антидотная терапия Атропином - Алексей бы не выжил, скорее всего.
Далее доктора сообщили главному врачу о положении дел, о том, что это вероятное отравление.
Главный в свою очередь сообщил куда надо.
И тут появились мы.
Главному было тут же дано указание - никого никуда не пускать.
У Юли потребовали свидетельство о браке, у меня - диплом врача.
Но дальше опять новые указания: меня к Алексею ни в коем случае не пускать, ни к врачам, ни на консилиумы, никуда. К нему можно пускать только жену и брата, а врачам было дано задание объяснять состояние Алексея непонятными терминами и то неполностью и также без меня.
Ну конечно, я же офтальмолог. А при отравлении ФОС очевидный и патогмоничный признак - миоз (сужение зрачка).
При моих вопросах о реакции зрачков на свет замглавного врача рассеянно кивал и переводил разговор на найденный алкоголь в крови. Тут без комментариев.
На следующий день больница наполнилась силовиками-советчиками-суфлерами главного врача и его зама. Сверху был спущен приказ - говорить все, что угодно, но про отравление - ни за что и никогда, поступила разнарядка: хлеб - это чернила.
Как хотите выкручивайтесь, но убедите их, что это не отравление. И тут началось занимательное и удивительное по своей глупости путешествие в страну дураков и лжецов. Выдумывались диагнозы с такой дичайшей подменой понятий, что мне даже начало казаться, что это я попала в какое-то идиотское кино, где диагноз «нарушение обмена веществ» и «нарушение углеводного обмена» реально может претендовать на причину комы с 5 баллами по шкале Глазго (терминальная кома). Изначальный диагноз "кома неясного генеза" звучал бы намного более убедительно и правильно, если бы не эти странные его превращения, явно скрывающие правду.
Главный врач и его заместитель, получив четкие указания, как верные псы выполняли поручения и не будучи сильны в выдумывании диагнозов просто напросто некоторые вовсе не основные симптомы, а сопутствующие признаки, превращали в сногсшибательные слова-диагнозы, которые призваны были шокировать несведующую в медицине публику.
Алкоголь и кофеин, найденные в крови, тоже, видимо должны были дополнить картину измененного обмена веществ и превратить никогда не злоупотребляющего алкоголем Алексея в загадочного человека, который втайне от всего окружения выпивает литрами водку на ночь, а утром запивает ее огромными чашками черного кофе и в итоге впадает в кому. Причем это заявление было сделано через 3 дня публично (такой анализ делается за пару часов), хотя ранее омский главный врач и его зам напирали на понятие "врачебная тайна".
Но весьма неуклюжие попытки превратить нас в дебилов, упрямое нежелание сотрудничать, вести конструктивные и коллегиальные диалоги в консилиуме, рьяное нежелание показать хоть какую-то медицинскую документацию, недоброжелательное отношение, даже рукоприкладство к жене Алексея и его окружению, как раз обернулись именно тем, что это вранье и попытка скрыть факт отравления стали ну совсем очевидными.
Ну раз так себя ведут - это же ясно как день, хотят что-то скрыть.
А что тут можно скрыть? Ну конечно, отравление.
Потом это совершенно дикое противостояние встречи Юлии с немцами, которые приехали в больницу, вероятно, чтобы дать свое заключение о возможности транспортировки. И опять вранье о том, что они мол признали его нетранспортабельным, хотя мы все понимали и понимаем, что нетранспортабельным Алексей никак не был, если только у него было массивное кровотечение. А его точно не было.
Потом Иван Жданов и вся команда Алексея написала и отправила иск в ЕСПЧ, Юлия написала письмо Путину, поднялась общественность, за Алексея вступились европейские лидеры.
А когда услышанные все-таки от одного честного и хорошего доктора симптомы сложились у меня в голове в картину отравления ФОС из учебника токсикологии, мы задали вопросы замглавного врача об оценке уровня холинэстеразы и введения атропина.
И получив положительный ответ о проводимой терапии Атропином, напрашивался только один вопрос: а зачем нужен Атропин, если это не оно?
Что по поводу проводимых анализов на уровень холинэстеразы - у меня огромные сомнения по поводу его проведения в принципе. Тут реальную ситуацию предположить сложно, но учитывая убитость больницы, можно только догадываться, насколько оснащены там лаборатории необходимыми реагентами. Что по поводу двух лабораторий, которые якобы не выявили никаких токсических веществ - с большой вероятностью могу сказать, что они просто соврали. Почему? Да потому что надеялись на авось, что прошло уже достаточно времени и немцы не смогут токсин опознать, а клиническая картина будет уже стерта.
Ну а потом Алексея отпустили в Берлин.
И установленный немцами правильный диагноз глубоко и надолго отправил в нокаут всех наших врунов и лжецов, заставив их теперь судорожно придумывать и искать причины этой несостыковки также как они выдумывали диагнозы вместо отравления.
Ну честно - прямо как в сказке, ну зачем вот такой блокбастер устраивать, который только подтвердил их вину в умышленном отравлении Алексея, которое они хотели вот так глупо скрыть? Ведь если бы наоборот правду говорили, ничего не скрывали, честно бы бумаги медицинские показали - не пала бы на них и на их правителя Джакомоне тень этого преступления.
Но они все-таки действительно прибыли из страны дураков, лжецов и преступников, и к нашему счастью это настолько очевидно, что добавило только всем таким Джельсомино сил и уверенности в своей правоте и правде.
А Алексей, я не сомневаюсь нисколько, скоро выздоровеет, поправится и обязательно победит и болезнь, и лжецов.
"Друзья узнают тайну короля Джакомона: оказывается, король врёт, будто у него чудесные рыжие волосы, на самом же деле он лыс и носит парик, чтобы скрыть лысину. С помощью своего дара и новых друзей Джельсомино разоблачает короля и возвращает в город правду".


ОТСЮДА
avmalgin

Омские врачи рассуждают об этике



После того, как "омские врачи" (в лице лживого главврача Мураховского) посетовали на отсутствие благодарностей от семьи Навального, идея показалась Кремлю перспективной. Прокатившихся по соцсетям писем трудящихся о неблагодарных либералах показалось мало, и на публику выкатили целое коллективное письмо от "омских врачей". Среди подписавших, правда, не оказалось тех, кто лечил Навального, зато во главе униженных и оскорбленных встал лично сопредседатель Омского регионального штаба Общенародного народного фронта, главврач Клинического кожно-венерологического диспансера Юрий Новиков. "Резкая реакция либеральной общественности на действия омских врачей при спасении Алексея Навального переходит все границы этики и здравого смысла" - говорится в письме, родившемся в недрах этого штаба.

Не удивлюсь, что теперь по стране прокатятся собрания трудящихся в поддержку омских врачей. Тех самых врачей, которые из последних сил пытались изолировать отравленного Навального от семьи, от его лечащего врача, которые не давали его вывезти в независимую клинику, которые под предлогом "врачебной тайны" не допускали близких до результатов исследований, но зато охотно сливали эти результаты пригожинским помойкам, те самые врачи, которые выходили к прессе с безумными диагнозами, а потом, ссылаясь на мнение немецких врачей, делали вывод о нетранспортабельности Навального (при том, что немцы сделали прямо противоположный вывод).

И как вишенка на торте: пришло сообщение, что "омские врачи" требуют от немецкой клиники обосновать свои выводы и держать их, "омских врачей", в курсе расследования. Очень-очень хочется "омским врачам" поскорее узнать, что же в Берлине удалось выяснить.

«Предлагаем обменяться образцами биологических жидкостей Навального», — главврач Омской больницы обратился к врачам «Шарите».

Господи, да после того, как вы ловко обменивались биологическими жидкостями на Олимпиаде в Сочи, вашим образцам грош цена. Успокойтесь уже.