December 11th, 2020

avmalgin

"Если человек чуть не умер, это не значит, что нужно по любому случаю открывать уголовное дело"



В.Путин: Не могу не предоставить слово Сванидзе Николаю Карловичу. Пожалуйста, прошу Вас.

Н.Сванидзе: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

У меня три вопроса, которые считаю важными. Прежде всего, хотел бы обратить ваше внимание на ряд резонансных дел. Я занимался делом «Нового величия» и докладывал Вам о нем неоднократно. Кроме того, что дело было сфабриковано внедренным провокатором, там есть еще одна составляющая – пытки. Руслан Костыленков был избит и изнасилован молотком. Я прошу прощения за натурализм. Это было медицински зафиксировано при поступлении в СИЗО. Документы есть у адвоката. Цель – принудить к самооговору.

Пытки уже, к сожалению, не исключение, а норма, система. Я предлагаю поручить прокуратуре в процессе апелляции по этому делу, будет апелляция, тщательно проверить информацию о пытках. Суд этой информацией пренебрег.

Кстати, вот к делу «Нового величия» и вообще к этим резонансным делам: на сайте «Эха Москвы» висит обращение к Вам, подписанное рядом известных правозащитников, собравшее много просмотров. То есть людей эта тема волнует. Попросите, пожалуйста, чтобы Вам показали это обращение, там речь идет о разных делах.

Дело Александра Шестуна, бывшего главы Серпуховского района. За экономические преступления обвинение затребовало 20 лет. За убийство, за изнасилование меньше дают. Я знаю, что Вы не вмешиваетесь в судебные решения, но Вы могли бы дать поручение Генеральной прокуратуре изучить обстоятельства и дать правовую оценку.

То же самое по делу Алексея Навального. Дело крайне одиозное, как мы все знаем, но я предлагаю от этого отвлечься. Не важно, как его зовут, он – гражданин Российской Федерации, общественный и политический деятель, один из лидеров оппозиции, он чуть не умер и, очевидно, что не от гриппа.

Если открыть расследование по этому делу, то можно тогда будет найти – это все-таки интересно – что случилось. Отравлен ли он? Кем отравлен: Индирой Ганди покойной или сам себя отравил? Или съел турецких пельменей, или помидоров плохих? Что с ним случилось-то?

Отсутствие уголовного расследования по делу Алексея Навального в нашей стране имеет не только репутационные последствия, но и умаляет право граждан на защиту со стороны государства.

Второй пункт. В последние годы государственный интерес к исторической тематике очень велик, и Вы этим занимаетесь очень много, Владимир Владимирович. Но он грозит принятием, может быть, уже принял сильно избыточной формы, этот интерес, следствием чего может стать разрушение исторической науки в нашей стране, которая снова попадает под начальственную диктовку.

Это чревато казенным, формальным, безразличным отношением молодого поколения к прошлому страны. Мы уже проходили это в советские времена, когда слова были отдельно, а мысли и чувства людей – отдельно. Недавно, в сентябре, в Следственном комитете решено было создать структуру, которая должна заниматься фальсификациями истории и наказывать за них.

Следователи и прокуроры были на своем месте в Нюрнберге, где судили нацистских преступников и сам нацизм, и нацистские преступления досконально расследованы и осуждены, но следователи, прокуроры и политики не должны курировать историков и историю. Это как раз и приводит к фальсификациям, дозированию информации.

Мы фальсифицируем, искажаем нашу историю, особенно историю XX века. Мы до сих пор мнемся и шарахаемся в оценке сталинизма, который не исчерпывается одним Сталиным и не заканчивается на нем, мы упрощаем события Второй мировой войны (то, что было до нее и после нее).

В связи с этим, мне кажется, целесообразным был бы поручить Федеральному архивному агентству совместно с ФСБ и МВД подготовить предложения по обеспечению доступа к историческим архивам. Это самый главный, верный путь к борьбе с фальсификациями истории.

И последнее, Владимир Владимирович. В прошлом году Вы подписали распоряжение о праздновании 100-летия Андрея Дмитриевича Сахарова, великого гражданина нашей страны, 21 мая 100 лет ему исполняется. Хорошо было бы успеть поставить памятник Андрею Дмитриевичу, но пока памятника нет, и не утверждено место его установки. Очень хочется, чтобы памятник Сахарову стоял на проспекте, названном его именем. Большая просьба к Вам оказать содействие.

У меня всё. Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

По поводу памятников – я тоже за. Только эти вопросы решаются соответствующими местными властями, в данном случае городскими властями. Но в принципе я с Вами согласен.

Н.Сванидзе: Московскими властями, да, конечно.

В.Путин: Да, я скажу. Выдающийся соотечественник наш.

Теперь – разрушение исторической науки. Я не очень понял, Николай Карлович, что там происходит. Я даже не понимаю, о чем Вы сейчас сказали. Следственный комитет и следователи что делают?

Н.Сванидзе: Они создали департамент, который будет заниматься фальсификациями истории и наказаниями за эти фальсификации. Просто, на мой взгляд, это получается курирование со стороны прокуроров, курирование исторической науки. Это плохо кончится для исторической науки.

В.Путин: Да, понял. Здесь, понимаете, с одной стороны, сейчас коллеги говорили о том, что надо защищать наши интересы за границей, с другой стороны – есть такая опасность. Да, Вы правы, такая опасность, наверное, теоретически существует, что следственные органы будут как-то сами интерпретировать факты истории.

Да, я понимаю. Над этим надо подумать. Но вызвано это «благими» намерениями, как Вы догадываетесь, попытками обелить преступников, нацистов, их пособников. Вот чем это вызвано. Но угрозы, о которых Вы сказали, тоже, наверное, имеют место быть. Надо над этим подумать, согласен.

Теперь по поводу этих резонансных дел, по поводу отравления известного фигуранта. Проверка проводится. Просто мы не можем в рамках уголовного дела это делать, потому что нет материалов. Прокуратура Российской Федерации неоднократно обращалась к своим коллегам с просьбой прислать хотя бы письменное официальное заключение по результатам их исследования. А по большому счету надо бы допустить наших специалистов, о чем я говорил и просил это сделать, наших специалистов допустить для совместной работы. Наши готовы приехать за границу – и во Францию, и в Германию, и в Нидерланды, к специалистам, которые утверждают, что там отравляющие боевые вещества найдены. Никто же нас не приглашает. Мы пригласили к себе. К нам не едут. Официальных материалов не дают. Биологических материалов не дают. Что нам делать-то?

Н.Сванидзе: Владимир Владимирович, извините, что перебиваю Вас. Но мужик чуть не умер.

В.Путин: Я понимаю.

Н.Сванидзе: Мы можем уголовное дело открыть у себя?

В.Путин: Нет, нельзя. Потому что, если человек чуть не умер, это не значит, что нужно по любому случаю открывать уголовное дело. Но проверка проводится, Николай Карлович. Я просил это сделать, и Прокуратура этим занимается, и Следственный комитет. Анализируются материалы, которые находятся в распоряжении наших следственных органов. Мы готовы это сделать.

Я много раз говорил и своим коллегам, и Вам еще раз хочу сказать. Вы это знаете. Известное убийство Старовойтовой Галины, тоже петербурженки, все найдены, посажены и понесли ответственность. Убийство Немцова. Недавно я с коллегами еще это обсуждал, надо дорабатывать, наверное, и там, но в целом все понятно, исполнители найдены, да и заказчики.

Н.Сванидзе: Организаторы – нет.

В.Путин: Они понесли достаточно суровое наказание, сидят все в тюрьме, за решеткой.

Н.Сванидзе: Организаторы не найдены.

В.Путин: Николай Карлович, мы и здесь готовы работать, но материалы-то хоть кто-нибудь даст? Никто не может объяснить, почему не дают. На мой вопрос: «Почему не даете материалы? Вам что, трудно прислать бумажку, что ли? «Новичок», где он? Покажите нам».

Никто ничего не дает. И главное, объяснить не могут – почему. Я совсем недавно только разговаривал с одним из коллег, дайте, говорю, бумаги, документы. Не дают. Передали в международную организацию по запрещению химического оружия. Мы готовы их принять, приезжайте с материалами, покажите нам, где этот «новичок».

Ясно, что это может быть все, что угодно. У нас и случаи отравления в нашей новейшей истории были. Но давайте разберемся, покажите нам, что это такое. Но никто же ничего не дает. Николай Карлович, в этом же проблема. Мы с удовольствием расследуем это дело, причем тщательно. Это что касается этого дела.

Теперь по поводу поручения Прокуратуре расследовать факты незаконного воздействия на людей, которые находились под следствием. Обязательно сделаю, обещаю Вам, обязательно. И Генеральному прокурору такое поручение будет, мы обязательно посмотрим.

Что касается «Нового величия», мы с Вами много раз говорили, но насколько я понимаю, все судебные инстанции пройдены, суд признал их виновными. И если речь идет о каких-то таких серьезных нарушениях, связанных с возможным применением насилия с их стороны, – это серьезные вещи. Там коллега справа от Вас головой качает, что нет решения суда по этим вопросам. Дайте, пожалуйста, ей слово.

Н.Сванидзе: Нет, решение суда есть, Владимир Владимирович.

Е.Винокурова: Одна инстанция есть, но там дело в том, что не было никакого насилия, ни единой акции, ничего не было, Владимир Владимирович.

Более того, была осуждена девушка, которая открыто давала показания и писала в чате, что «я категорически против любого насилия». Это Мария Дубовик. И которая оттуда вообще ушла. Эта девушка почему-то получила огромный условный срок, хотя человек, я видела это, открытым текстом говорил. У нее условный, да.

Реплика: Роль провокации там не оценена.

В.Путин: Вы знаете, это тонкая вещь, где провокация, а где намерения, связанные с подготовкой каких-то боевых акций, с наличием взрывчатых веществ либо боевого оружия, тренировок в лесах и так далее. Я там уже деталей не помню, знаю только, что судебные инстанции пройдены. Давайте посмотрим еще раз.

Вы знаете, нет никакого желания, абсолютно, поверьте мне, никакого желания хватать и не пущать, как я уже говорил. Но есть желание оградить общество от каких-то проявлений экстремизма, от взрывов в метро и проявлений подобного рода. Вот о чем речь. Вот мы от чего должны защитить наших людей.

Ну, давайте посмотрим еще раз. Хорошо, я пометил это все. Спасибо, что обратили на это внимание, спасибо Вам.


ОТСЮДА
avmalgin

Италия. Коронавирус

За сутки в Италии выявлено 18.727 новых случаев заражения коронавирусом (вчера было 16.998, позавчера 12.755). Однако число тяжелых больных всю неделю ощутимо снижалось. За последние сутки число госпитализированных с коронавирусом снизилось на 526 человек, в том числе в отделениях интенсивной терапии снижение составило 26 человек. За сутки скончался 761 человек. К сожалению, растут жертвы среди медиков, с начала эпидемии умерло уже 255 работников здравоохранения, из них 76 - во время второй волны.

Как всегда, по пятницам сообщается индекс заражаемости Rt. За неделю национальный Rt упал с 0,91 до 0,82. В Лацио он составил 0,67, в Пьемонте и в Калабрии - 0,64, в Лигурии - 0,63, в Ломбардии - 0,82, в Тоскане - 0,76, в Венето - 0,91. То есть в Италии не осталось регионов, где индекс превышает единицу (т.е. каждый новый заразившийся заражает менее чем одного человека). Это позволит, начиная с воскресенья, перевести многие регионы в "желтую зону" с минимальными ограничениями, а последний "красный" регион - Абруццо - становится "оранжевым". Больше в Италии "красных зон" с повышенным уровнем опасности не остается. Хотя ситуация в Венето внушает тревогу: область снова лидирует по числу новых заражений (за сутки 3.883).

Конечно, все с нетерпением ожидают начала вакцинации. В принципе все готово, но европейские инстанции вроде бы дадут официальное разрешение на первую вакцину 29 декабря. После чего в Италии начнут вакцинировать приоритетные категории: 1.404.000 медицинских и социальных работников, 570 тысяч сотрудников и гостей домов престарелых, 4.442.000 пожилых людей (старше 80 лет). На первом этапе на проведение вакцинации будут брошены 20 тысяч человек (включая врачей, медсестер, фельдшеров, социальных и административных работников). Впоследствии этот персонал будет даже увеличен за счет привлечения врачей на пенсии, медиков-стажеров и аптекарей. Все 202 миллиона доз, которые закупила Италия, будут прибывать на военный аэродром Пратика-ди-Маре, где они будут с помощью армии разгружаться, храниться, распределяться. На первом этапе вакцину будут развозить по 300 центрам вакцинации, но постепенно число таких центров будет доведено до 1500. Для всех категорий населения и на всех этапах вакцинирование будет бесплатным и добровольным. Пожилые и люди с проблемами со здоровьем будут вакцинированы на дому.