November 11th, 2021

avmalgin

Мать Евтушенко

В начале восьмидесятых, будучи совсем молодым человеком, я начинал свою карьеру в "Литературной газете". Благодаря чему познакомился со многими известными советскими литераторами. И я поставил перед собой задачу написать три книги о трех "шестидесятниках": Роберте Рождественском, Евгении Евтушенко и Андрее Вознесенском. Именно в таком порядке, так как у меня были основания предполагать, что монографию о Рождественском мне легче будет протолкнуть в печать, затем в порядке убывания следовали двое других. И действительно в издательстве "Советский писатель" вышла моя книга о Роберте Рождественском. Я вовсю готовился к следующему этапу: когда Евтушенко бывал на родине (а это бывало не часто), я виделся с ним чуть не ежедневно, съездил даже на станцию Зима, где кто-то помнил его еще мальчиком. Потом я узнал, что в киоске "Союзпечати" на площади Рижского вокзала сидит его мама, Зинаида Ермолаевна. Несмотря на пожилой возраст, она продолжала работать, продавала газеты, сохранила интерес к жизни и ясность ума. Я пришел туда и попытался договориться о беседе, объяснив, что это не интервью, а просто мне нужно собрать материалы для книжки. Она согласилась не сразу, но когда Евгений Александрович ей позвонил, мы все-таки встретились, причем дважды.
Запись второй нашей беседы, состоявшейся в 1988 году, вы можете сейчас услышать. Она рассказывает о событиях шестидесятых, семидесятых и восьмидесятых годов. Здесь много личной информации. Как выяснилось, она контролировала жизнь сына довольно плотно. В частности, с размаху дала оценку всем четырем его женам, из которых положительно выделяла только Беллу Ахмадулину и англичанку Джан Батлер (кстати, в британском паспорте она именовалась как "Джан Евгений Евтушенко", я это видел). Больше всего досталось Галине Семеновне Сокол-Лукониной. А относительно Маши, на которой Евтушенко женился за пару месяцев до нашей беседы, она ошибалась: это не был "временный вариант", они прожили долго и счастливо вплоть до смерти поэта в 2017 году.
Книга не была написана и соответственно издана по причине перестройки. Меня закрутил вихрь исторических событий, я принял активное участие в политической жизни, избрался депутатом демократического Моссовета, в 1990 году основал журнал "Столица", ну и так далее. Было не до литературы. Однако в "Столице" я все-таки опубликовал большой биографический очерк о Евгении Евтушенко, на который он смертельно обиделся, перестал здороваться и при каждом удобном случае поливал меня грязью, вплоть до того, что рассказывал некоторым общим знакомым (а они передавали мне, естественно), что меня к нему подослал КГБ, чтобы я побольше узнал о его личной жизни. Зинаида Ермолаевна умерла в 2002 году, Галина Семёновна Сокол-Луконина в 2013, усыновленный ими Петя скончался в 2015 году в психиатрической клинике.
Я нашел кассету с записью этой беседы случайно, разбирая архив. Думаю, что и запись первой беседы, где Зинаида Ермолаевна рассказывает о его детстве и первых шагах в литературе, тоже найдется.