Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Category:

Мужское - женское

Композитор Оскар Фельцман весьма вольно обошелся с текстом песни "На тебе сошелся клином белый свет", которую ему принесли два начинающих поэта-песенника - Михаил Танич и Игорь Шаферан. Они принесли балладу - четыре куплета по двенадцать строк в каждом. Фельцман поморщился, и механически взял из каждого куплета по две первых и по две последних строчки, чем лишил песню вообще всякого смысла. Что, впрочем, не отразилось на ее популярности.

И что еще интересно, по настоянию композитора песня была придумана сразу в двух вариантах - "женском" и "мужском". В первом случае пелось "Я могла бы побежать за поворот", во втором - "Мне бы взять да побежать за поворот". Первым исполнителем "женского" варианта была совсем молодая Алла Пугачева, но она пела песню в концертах, а на радио и ТВ ее тогда еще не пускали. Поэтому большинству песня запомнилась в исполнении Эдиты Пьехи.

Ну а "мужской" вариант (еще раньше Пьехи) исполнил Иосиф Кобзон.

А в начале перестройки, когда в телевизоре не знали, чем еще удивить публику, нам показали эту песню, записанную Васей Шумовым с друзьями. И неплохо так получилось, текст оказался вполне панковский. Причем Вася не знал про существование авторского "мужского варианта", поэтому ему пришлось самостоятельно переделывать Пьеху. Получилось у него так: "Я бы мог и убежать за поворот".

Вообще подобные вещи не редкость. Та же Пугачева, когда записывала песни на лирику Мандельштама, не моргнув глазом, все мужские окончания переделывала на женские (не говоря о том, что она не осмелилась спеть "У меня еще есть адреса, по которым найду мертвецов голоса" - пела: "по которым найду голоса", "мертвецы" как-то не вписывались в стилистику бодрого брежневского времени).
Или вот "Течет река Волга".
Вообще-то ее первым исполнителем был Вадим Трошин, вторым - Марк Бернес, и это песня действительно для исполнителя-мужчины ("Сказала мать: "Бывает все, сынок"). Но почти сразу ее практически приватизировала Людмила Зыкина. Причем она ничего не стала переделывать в тексте, и тем самым лишила песню ее лирического смысла. Вместо воспоминаний исполнителя о разговоре с матерью получилось какое-то непонятное единичное упоминание диалога между некой матерью и каким-то сынком, и больше они в песне не встречаются, потому что о любви-то дальше Зыкина поет от первого лица. Неудивительно, что в наши дни большинство исполнителей этой песни - мужчины: и Барыкин, и "Любэ"... Кстати, когда у Зыкиной спрашивали об этом несоответствии, она говорила так: я пою от лица реки. Что совсем уж все запутывало.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments