Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Некоторые мысли по возвращении в Тоскану

Домодедово оказалось вполне лояльным. Слухи не подтвердились. Очередей на улице не было, и вообще их не было нигде. У нас везде в ручной клади была вода! Просветили - и оставили. Гонения на жидкости кончились? В паспортах у нас не было вообще никаких действующих виз, - полистали и на регистрации, и потом пограничники - и ни одного вопроса: типа, как раньше спрашивали, куда летим и с какой целью. Самолеты вылетают и прибывают без задержек. И вообще все это очень странно.

Особенно, в свете предыдущего поста, меня интересовал вопрос: можно было бы прошмыгнуть мимо рамки на входе? Можно! Элементарно даже.

На паспортном контроле в Пизе смотрю из соседней очереди меня кто-то приветствует: "Андрей!" Оказалось, один московский главный редактор. Выяснилось, что летели в одном самолете.

Вообще надо сказать, я с младых ногтей много и часто летаю. Почти всегда в самолете находится минимум один знакомый. Однажды в самолете в Рим меня мучил С.Говорухин: мы как раз накануне опубликовали его на обложке в форме общества "Память" (сейчас это назвали бы фотошопом, а тогда такой программы еще не было), и он мне долго, в том числе в бесконечной очереди к паспортному контролю, втирал, как хорошо он относится к евреям и как много у него в друзьях всегда было евреев и причем тут антисемитская "Память".

Однажды, когда я летел в Гармиш_Партен-Кирхен выступать в американской военной разведывательной школе, "совершенно случайно" (а может и случайно?) рядом в соседнем кресле в самолете оказался сотрудник радиостанции "Свобода" Тенгиз Гудава. Причем самолет летел с пересадкой - и он оказался моим соседом в двух самолетах! В Мюнхене процедура встречи затянулась, т.к. я принял форму встречающего меня американского офицера по фамилии Слон за форму немецкого лесника, а он никак не мог поверить, что солидный господин депутат и главный редактор, которого ему надлежало встретить, это какой-то молокосос в джинсах. Когда уже вообще никого в зоне ожидания не осталось, он догадался ко мне подойти. Все это время от меня никак не мог отлипнуть Тенгиз. Пришлось их знакомить друг с другом. А я вообще человек мнительный, и мне показалось, что кто-то мне Тенгиза приставил в качестве сопровождающего. Неважно уж кто, наши, американцы или немцы.

В конце восьмидесятых перед посадкой в самолет в Париж ко мне подошла Катя Рождественская и сказала: "Андрей, я Катя Рождественская". Я был несколько под шофе после шереметьевского буфета, и она правильно сделала, что представилась, потому что я ее не узнал. Но дальше она сказала то, от чего я моментально протрезвел: у Роберта Ивановича, оказывается, нашли опухоль в мозгу, и она летит в Париж на операцию (он там в больнице). Факт его болезни не афишировался, нигде ничего не писали, я знать не знал об этом, а к Рождественскому относился не только с симпатией, а с большим интересом и уважением (к тому времени уже вышла моя книжка о нем). На Кате, конечно, лица не было. А я был так ошарашен, что не нашел каких-то теплых слов человеческих для нее, о чем до сих сор сожалею.

Еще помню летели мы с женой в Лондон встречать Новый год. Это уже при Путине было. На выдаче чемоданов по прилете слышу сзади обсуждают люди, пришлет за ними Березовский кого-нибудь или самим добираться. Голоса знакомые. Обернулся: Виктор Лошак и Михаил Швыдкой с супругами. Ну поздоровались, поговорили, пока чемоданы не выехали на ленте, а все же неловкость была. Михаил Ефимович все же был министром, а Березовский уже врагом народа номер один, и у них, наверное, те же мысли возникли, какие и у меня во время общения с Гудавой. Ну мы, почувствовав это дело, их компанию быстро оставили. Думаю, Борис Абрамович не только их к себе на Новый год позвал.

Или вот летели с семьей из Шарм-эль-Шейха. Дикая задержка рейса. Часов на шесть. И тут же выяснилось, что в самолете наши давние друзья должны лететь - моя сотрудница из "Столицы" Консуэло Сегура и ее муж телеведущий Владимир Молчанов. Причем с собой у них было какое-то немыслимое количество виски (первый раз я столкнулся с тем, что люди везут из Египта в Москву, а не наоборот, вискарь). Незабываемо время провели. Потом у них на даче продолжили, через пару дней.

Вот так сесть повспоминать, с кем я в самолетах оказывался, да о чем толковали. Отдельные большие мемуары бы вышли. Или, может, как ход применить: мемуары, отталкивающиеся от самолетных встреч. Чтоб каждая глава начиналась со встречи в самолете, а потом уж - понеслось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments