Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Category:

Заключительные выступления адвокатов

Из сегодняшних выступлений защитников:

15:29 Адвокат Волкова тоже начинает с обращения к адвокату Плевако и переиначивает его знаменитую речь в современный контекст: «Веками Русь хранила свои православные традиции, хранила и оберегала наследие Сергия Радонежского и Тихона. 21 февраля 2012 года три девушки на солее Храма Христа Спасителя за 30 секунд разрушили все...»

15:31 Волкова: «Мне безумно стыдно слушать речь государственного прокурора. Как будто мы не в России 21 века, а в Зазеркалье. Как будто это все рассыплется сейчас, и три девушки-узницы пойдет домой... В каком кодексе прокурор взял термины «кощунство», «святотатство», «вульгарно задранные ноги»... А, это из письма ключаря ХХС, совета муфтиев, Трульского и Лаодекийского собора... »

15:35 «Здание храма принадлежит фонду ХХС. В уставе фонда нет религиозной деятельности. То есть, в ХХС проходят нелегальные религиозные обряды. Верхний храм — это имитация культового сооружения, как бывает иммитация человека. Руки есть, ноги есть, а духа нет...»

15:36 Волкова: «Девушки много месяцев находятся в тюрьме. Они не видят своих семей, своих детей, они не видят свет, их пытают. А что им вменяется? Не того цвета платья, не там стояли, не так молились, слишком быстро и не в ту сторону крестились, повернулись попами к священному гвоздю. И обвалили все устои!..»

15:38 «Следствие изначально действовало так, что если девушки не признают свою вину, то не имеют права задавать вопросы, участвовать в деле. О всех экспертизах нам сообщали сильно после... При этом следствие так и не выяснило, кто монтировал видеоролик, кем он был выложен. А всё следстве прошло по художественному произведению!»

15:41 Волкова: «Нам было отказано в знакомстве с уголовным делом. 7 томов, 13 дисков с видео, 5 носителей с более 1,5 террабайтов информации. Мы посчитали — нам бы потребовалось 90 дней непрерывной работы! А вещдоки подсудимым не предъявлялись вообще никогда! Зачем им знать, в чем их обвиняют? Режим СИЗО не предполагает проноса аппаратуры для воспроизведения видео. Следователь знает, что отправляя девушек в СИЗО, он не даст возможности им ознакомиться с делом — и сделала это. Мне не дали скопировать содержимое компьютеров Алехиной, Самуцевич, Врзилова. При этом суды — и этот суд — утверждают, что с делом мы ознакомились. Мои коллеги Полозов и Фейгин вообще не были допущены в здание к следователю в момент подписания протокола об ознакомлении с делом. Я видела, как следователь подделывал протоколы об ознакомлении с делом девушек...»

15:42 «За все время судебного следствия нам не было придоставлено ни одного конфиденциального свидания с девушками! Даже сейчас. Мы не можем готовиться к делу в зале и спокойно разговаривать, когда рядом конвоир, приставы, собака!»

15:44 Волкова: «За две недели мы стали свидетелями пыток. Им [Обвиняемым — Прим. ред.] не давали спать — процесс шел более чем 10 часов в день. Не обеспечивали горячим питанием. Их унижали. И это найдет оценку в ЕСПЧ. Обвинение переходило на личности адвокатов, оскорбляло нас. Суд не допусткал в зал свидетелей, экспертов, специалистов. Суд занимался обеспечением их недопуска, и этому есть доказательство. Шло системное нарушение норм УПК, мы говорили об этом практически не останавливаясь. Вы считаете происходящее судом? Вы действительно считаете, что это правосудие?»

15:47 Волкова: «Этим процессом именно власть, а не девушки, нанесла сокрушительный удар по РПЦ, по духовным нормам. От этого удара, к моему сожалению, Церковь оправится не скоро. Только серьезное духовное служение сможет затянуть гниющую рану — в лице ее предстоящих и высших чинов, ушедших из нравственности в сторону политики. 90 лет в России не было процесса по богохульству, с 1917 года! Время провернулось вспять!»

15:49 Волкова: «Суд пытается уйти от политики в криминальную сферу, однако девушек судят не за яркие платья и неправильное крестное знамение — их судят за молитву, и молитва это политическая. Этот гвоздь, к которому грешно повернуться спиной, сейчас забит в Конституцию, и она истекает кровью. Церковь превращена в памятник на могиле правосудия, законности и прав человека, которые были глумливо нарушены»...

15:52 Слово берет адвокат Марк Фейгин: «С чего все началось? В период избирательной кампании девушки пришли в храм на одну из политических акций. Не все ее поддержали. Но и юристы, и просто образованные люди с самого начала понимали, что уголовного дела нет. 213-ая статья требует нарушения общественного порядка. Но нарушение не было целью, не было объектом деяния. Зато идеально подходит другая статья — из Закона «О свободе совести и религиозных объединений»...»

15:55 Фейгин: «Хулиганство должно иметь насильственных характер. При этом девушки не проявляли агрессию, не сопротивлялись, когда их сводили с амвона — да, они продолжали выкрикивать, но это речевое действие. Охранниками ЧОП Колокол инструкция исполнена не была — закрыть храм и задержать преступника до приезда правоохранительных органов. Почему? Потому что преступления не было!»

15:57 «Оказывается, мотив можно определить по высказываниям потерпевших. Они все разные. Потанькин вообще сначала заявил, что действия «не задели». Белоглазов мне симпатичен, и те, кто хотел проявить свою гуманность, проявили. Но их отношение не может определять мотив».

16:03 Фейгин: «В феврале ГУП ЦИАТ проводит экспертизу. Экспертизу заказывает следователь Цедов. Эксперты находит только «оскорбление» — ни ненависти, ни вражды. Приходит следователь Ранченков и видит: не вытанцовывается состав статьи 213 ч.2. Давайте новую экспертизу! До ее итога — 16 мая — следователь снова понимает, что с составом не получается. Заряжает третью экспертизу, из своих. Подбирают экспертов, вероятно, близких в Фонду ХХС. Посколько времени мало, ошибаются: приглашают юриста, который не может вообще по закону участвовать в экспертизе, и со связями с адвокатом потерпевших. Подписка о неразглашении подписана 23 мая, хотя должна быть 14, что значит, что материалы могли свободно гулять между посторонними людьми. С самого начала мы пытаемся извлечь экспертизу из дела. Но нет, надо посадить, экспертиза очень необходима...»

16:14 «От них требуют не только извиниться — а они это сделали! Нет, они должны лизать ботинок судьи, унижаться, плакать, дать возможность государству разорвать себя на части. Ничего не изменилось с советских лет: можно рассчитывать на снисхождение, на гуманность, только полностью уничножив свою личность!».

16:15 Фейгин завершает очень эмоционально: «У государства ничего не получилось. Девушки не пошли на сделку со следствием, на сделку с совестью. Они личности, свободные личности! Они бы скорее помогли Иисусу нести крест, чем те, кто их обвиняет. (Прокурору) В них больше христианства чем в вас! И если их осудят, общество никогда не простит этого государству!».

16:16 В зале аплодисменты. Судья: «Мы не в цирке. Прекратить!»

16:18. С места поднялся адвокат Николай Полозов: «Я бы хотел напомнить об «эффекте бабочки». Последствия малого непредсказуемы. Уже, наверное, нет уголка на свете, где не знают о группе Pussy Riot. Знаете, я тоже оскорблен их поступком. Но в этом нет уголовного состава».

16:20 Полозов: «Сейчас Конституция РФ стала буквами на бумажке. Мы приняли ее через большие страдания, через 70 лет Советского союза, через ГУЛАГ, через Великую Отечественную войну и миллионы жертв. Она действет везде, исключений нет. На рынке, на вокзале, в квартире, в мечети и храме, на всей территории от Калиниграда и Владивостока. И на территории ХХС тоже!»

16:22 Полозов: «Статья 13 — об отсутствии единой идеологии. Феминизм — это не ругательство, как некоторые думают, а идеология, абсолютно равная с православием! Статья 14 — о том, что Россия — светское государство. Послушайте, у нас самая большая страна в мире, много народов, много конфессий. Все религии должны быть равноудалены от государства. Иначе нам не выжить!»

16:24 Полозов: «Тут ссылаются на Трульский и Лаодикийский соборы. Но по ст. 15 ч.3 действуют только опубликованные нормы. Где опубликован Трульский собор? Почему мы ссылаемся на древние нормы права? Мы не можеми жить по нормам Хамураппи, потому что там за воровство руки отрубают, а это не соответствует нашим представлениям о гуманизме»

16:27 Полозов: «Статья 19 — о равенстве граждан. Нам тут говорили про «свой монастырь». Хорошо, но Конституция действует и там. Почему мужчинам можно заходить на амвон, а женщине — нет? Это может быть предметом договора между верующими, но не предметом уголовного разбирательства!»

16:29 Полозов: «Статья о недопустимости пыток. Ну, про пытки тут говорили уже. На дыбе их пока не вздергивали. Но время, кажется, идет вспять, и скоро дыбы могут появиться в тихих двориках СИЗО!» Судья вмешивается: «Повернитель к суду!» Полозов: «Я на прокурора смотрю!»

16:32 Полозов дальше аппелирует к Конституции: «28-ая статья — о свободе совести. Их принуждают к принятию религиозных ценностей, религия навязывается. Статья 44 — о свободе творчества. Вот, у них есть панк-группа. Играют там. И тут государство решает: плохо играют! неправильно! И просит реальный срок!»

16:34 «Потерпевшие показали, что в храме в тот момент никто не молился. Все исполняли свои рабочие обязанности, прописанные в трудовом договоре, Истомин иконку зашел купить. Молитву девушки не прервали. Да, потом кто-то деньги не мог считать, и что теперь? Вместо нормального аргументирования у прокурора льется какая-то теологическая вода».

16:39 Полозов: «О храме. Да, он был памятником падшим. Там имена на стенах. Там имя моего предка, военачальника, князя Труцкого Михаила Васильевича. И меня оскорбляет не песня на амвоне — я это прощаю, потому что Христос заповедовал прощать, а не гнать и преследовать. Меня оскорбляет то, что теперь в храме проводятся банкеты и корпоративы. Почему выступление Pussy Riot мы разбираем в суде, а группа «Бони-М», поющая на корпортативе в десяти метрах от алтаря, в суд не привлечена? Ах, они про Путина не пели?»

16:45 Полозов: «Суд пытается исключить из дела политику, но это невозможно. Девушки пели и до ХХС и в ХХС о том, что некоторые российские политики уничтожают нашу страну!»

16:46 Полозов завершает: «Я не буду дальше отвлекать суд перечислением статей Конституции. Их еще много. Хотел сказать еще про две статьи: статья 120 — о независимости судей. И статья 123 — о равноправии сторон и состязательности процесса. Я прошу суд при вынесении приговора руководствоваться ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО Конституцией РФ. И требую полного оправдания!»


ОТСЮДА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 164 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →