Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Categories:

Век "Свободы" не видать

Прежде, чем "Радио Свобода" уйдет в небытие, стоит послушать их последние эфиры.

Вот вышедшая в эфир на днях передача, посвященная годовщине взрывов домов:

Андрей Пионтковский: ...все эти факты бесспорно указывают, что ФСБ совершала в Рязани акт терроризма против российского народа.
Владимир Кара-Мурза: Что настораживало вас в официальной версии?
Михаил Кригер: Да, для меня факт номер один – это Рязань. И помимо Рязани, чтобы в передаче прозвучало, я бы хотел как минимум два факта. Первый – это, если вы помните, история с запиской Селезневу. Когда вел совет думы 13 сентября, когда рвануло на Каширке, тут ему приносят записку, которую потом послал Жириновскому, которую никто не опроверг о том, что взрыв в Волгодонске. Потом выясняется, что это была ошибка, и взрывали на Каширке. А через три дня рвануло в Волгодонске. Это какая-то утечка получается. Море всяких версий может быть, почему это произошло, но тем не менее, за три дня до события был предсказан взрыв в Волгодонске. Это очень серьезная, на мой взгляд, улика, если хотите.
Даже в той же самой Москве, где взрывы прошли, никого не поймали, там тоже было много поводов для сомнений. Например, первоначальный робот некоего Лайпанова, который был создан по показаниям свидетелей, он стал со временем меняться, а в самом предполагаемом Лайпанове Михаил Трепашкин опознал своего бывшего коллегу, которого потом благополучно погиб на Кипре в автокатастрофе, все, как в классическом кино. Поэтому много всяких нестыковок там было. Даже если предположить, что учения, вы знаете, что на ворованной машине, на угнанной машине, «Жигулях» горе-террористы приехали. Если для своих учений ФСБ машины ворует у граждан, я думаю, могли бы посерьезнее отнестись к этому...
Еще короткий эпизод, который должен обязательно прозвучать в сегодняшней передаче. Это, если вы помните, история с солдатом Пиняевым, который был часовым на складе ВДВ в Рязани, который обнаружил на складе охраняемом мешки с надписью «сахар» и решил чайку попить в караулке. Штыком ковырнул мешок, и оттуда посыпался гексоген. По этому поводу был неимоверный скандал, слава богу, вся эта история просочилась в прессу, правда, после этого солдата Пиняева, насколько я знаю, в Чечню отправили и его командира тоже, и больше о них ничего не слышно и не видно. То есть мы имеем факт: мешки с надписью «сахар» на складе в Рязани на складе ВДВ. То есть ни у каких не чеченских террористов...
Владимир Кара-Мурза: Наводит ли вас на какие-то мысли, что членами этой комиссии были от думы Сергей Юшенков, Головлев и Юрий Щекочихин, а сотрудничали с ней Анна Политковская и Александр Литвиненко?
Андрей Пионтковский: Да, наводит. Еще активное участие в расследовании принимал адвокат Трепашкин, который 4 года отсидел в тюрьме и чудом остался жив.
Михаил Кригер: Если позволите, я еще по поводу того, что может быть я бы не поверил в эту версию, но такая атмосфера была в стране. Ведь все это укладывалось в ход мероприятий - и поход Басаева в Дагестан, и куча всяких недоразумений, когда они оттуда вышли чуть ли не с развернутыми знаменами, сначала повоевали. И куча свидетельств о том, что они чуть ли не переговаривались с противником, о том, что какие-то договоренности были у них. Еще много всяких событий, понятное дело, предвыборная кампания. И поэтому этот эпизод в Рязани, и все эти взрывы нельзя рассматривать отдельно – это был комплекс мероприятий. Так я тогда это воспринимал. И если погрузиться в ту атмосферу, которая в стране творилась, атмосфера истерии, которая подогревалась, то совершенно очевидно, что это было частью комплекса мероприятий.
...И я подумал, что если люди ради своих каких-то интересов, которые не лежат на поверхности, которые скрыты от нас, могут в целую войну, на которой погибают сотни и сотни людей, то почему эти люди должны вдруг призадуматься о сохранности жизни трехсот или четырехсот жителей, каких-то неведомых им Печатников или улицы Гурьянова, про которую никогда не слышали. Что для них плюс-минус четыреста человек, для этих людей? И потом это подтвердилось в том же самом Беслане, когда ради того, чтобы Путин, не дай бог, не попал в неловкое положение, чтобы, не дай бог, Масхадов, террорист номер один, не вызволил детишек, то этих детишек принесли в жертву, чтобы, не дай бог, Путину неловкость такую не доставить. Расстреляли школу и начали штурм только для того, чтобы Масхадов ни в коем случае не выглядел спасителем детей. Поэтому нет таких тормозов для этих людей, и триста, четыреста, тысяча человек для них – это мусор, пыль. Я думаю, что для решения своих задач они перед этим не остановятся...
Андрей Пионтковский: Мы сейчас обсуждаем российские дела, я не хочу вообще комментировать американские, об этом можно поговорить специально. Мне кажется, в этом контексте полезнее проводить аналогии с другими серьезными катастрофами и трагедиями, в которых так или иначе участвовало ФСБ, которые сегодня прозвучали несколько раз, мы упомянули Беслан, «Норд-Ост». Давайте вспомним «Норд-Ост», ведь известно, что террористов перевозил в бронированном инкассаторском автомобиле никто начальник охраны «Прима-банка», который курировали спецслужбы. Кроме того, никто не мог ответить на вопрос, почему все террористки, так эффективно наряженные женщины, были уничтожены. Газ шел в течение нескольких часов. Я помню, по «Эхо Москвы» говорила по телефону женщина-заложница: вот начался газ, вот идет и так далее. И более того, один из террористов вышел оттуда, дал интервью «Новой газете», а потом уже погиб при странных обстоятельствах на Кавказе. То есть стиль провокаций очевиден совершенно и в «Норд-Осте». В Беслане, уже говорили о том, что начался штурм первым ударом по школе из огнемета. Кроме того забывают часто об очень важном факте, он известен был официально и комиссии, что шесть или семь из террористов, которые были внутри школы, включая одного из главарей, были за несколько месяцев или недель специально выпущены из мест заключения, они были арестованы и с какой-то целью специально выпущены. Тот же провокационный почерк просматривается в массе событий.
Михаил Кригер: Извините, одна деталь. Покойный Юрий Щекочихин говорил, что один его знакомый чеченец сказал, что узнал в одной из террористок свою племянницу, которая должна была сидеть в кемеровской тюрьме.


ОТСЮДА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →