Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Categories:

"Жизнь и судьба"

Вы знаете, а мне первые серии "Жизни и судьбы" понравилась. Досмотрю, может быть, выскажусь подробнее. Хорошее кино, эпичное, красивое, со вниманием к деталям, намного выше обычного сериального уровня, замечательная игра актеров, режиссер чертовски талантлив и так далее. Настоящее событие для нашего телевидения, которое профессионалы оценят по достоинству.

Но - это не Гроссман. Я бы посоветовал каналу не указывать его в титрах.

И вот почему.

Из интервью сценариста фильма Э.Володарского газете "Культура":

"Культура": Скажите, Вы сразу согласились делать сценарий для «Жизни и судьбы»?

Володарский: Сразу согласился, потому что я до того романа не читал...

"Культура": По моим субъективным впечатлениям, книга Гроссмана гнилая. Причем эта гнилость очень умело вплетена в ткань повествования. Как Вам удалось обойти эти места ?

Володарский: А я их выкинул. Там есть характеры. Березкин — командир полка — очень хороший такой русский характер... Но в остальном, я тебе скажу, хотя моя фамилия и стоит в титрах, это действительно гнилой писатель. Писатель, не любящий страну, в которой он родился и жил.


Из интервью режиссера фильма С.Урсуляка "Комсомольской правде":

"КП": Гроссман впервые поставил в романе знак равенства между фашизмом и коммунизмом. Эта мысль прозвучала в диалоге гестаповца Лисса и большевика Мостовского, и во многом из-за нее роман был запрещен. Сегодня зрители готовы это услышать?

Урсуляк: Да, Лисс говорит: «Вы наши учителя». В книге это есть, но в фильме этого эпизода не будет. Объясню почему. Можно утверждать, что тоталитарные государства схожи: у Германии времен Гитлера и СССР времен Сталина есть общие родовые черты. Но нельзя ставить знак равенства между идеями фашизма и коммунизма, потому что прежде всего я сам с этим не согласен. Как не согласен с тем, что можно поставить знак равенства между Германией и СССР, когда заходит речь об их вине в развязывании Второй мировой войны.

"КП": От каких сюжетных линий в итоге пришлось отказаться?

Урсуляк: Мы отказались от концлагерей - и фашистского, и советского. Нет у нас и линии Сталина, он представлен лишь закадровым голосом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →