Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Categories:

Хроника репрессий

Следственный комитет в пятницу утром провел обыск у режиссера Павла Костомарова, в последние месяцы работавшего над проектом «Срок» — документальным фильмом о российской политике, сообщил один из авторов проекта журналист Алексей Пивоваров. Как уточнил в Facebook документалист Виталий Манский (он не принимает участия в «Сроке»), все отснятые материалы проекта хранились именно в квартире Костомарова. Информацию об обыске позднее подтвердили в самом Следственном комитете.

«В отношении Павла Костомарова, проходящего свидетелем по делу о беспорядках на Болотной площади, проводятся следственные действия», — цитирует РИА «Новости» представителя СК.

В понедельник режиссер вызван на допрос в ведомство.

В рамках подготовки проекта «Срок» документалисты снимали митинг оппозиции 6 мая, завершившийся столкновениями с полицией на Болотной площади. Всего в распоряжении авторов фильма сейчас находятся сотни часов документальной съемки оппозиционных акций.

Сам Костомаров сообщил «Газете.Ru», что ничего не знал о своем статусе свидетеля в «болотном деле». Об нем он узнал от сотрудников правоохранительных органов, явившихся к нему домой рано утром, около семи часов.

До этого Костомарова не вызывали в Следственный комитет в связи с уголовным делом о массовых беспорядках 6 мая. Он отказался рассказывать подробности о следственных действиях из-за данной им подписки о неразглашении обстоятельств обыска. Впрочем, документалист сообщил, что таких деталей «много: вкусных, интересных, разных».

Костомаров также не имеет права говорить о том, были ли изъяты во время обыска какие-либо материалы документального проекта.

Проект «Срок» Костомаров делает вместе с режиссером Александром Расторгуевым и журналистом Алексеем Пивоваровым. Авторы ежедневно выкладывают на LiveJournal и на YouTube короткие ролики, отснятые ими при подготовке финального документального фильма. Часть материалов снята непосредственно оппозиционными и гражданскими активистами. Авторы «Срока» раздали им компактные видеокамеры, чтобы те самостоятельно документировали события, происходящие в их жизни.

Подобный прием уже применялся Костомаровым и Расторгуевым при подготовке предыдущего документального фильма «Я тебя люблю» о жизни молодых людей в провинции. К политической тематике Костомаров и Расторгуев обращаются впервые.

«Это такой формат документальных новостей, где нет ведущих, где нет закадрового голоса, а где снимается кусок документальной жизни, связанной с социальной активностью и социальными проявлениями российской жизни», — описал проект Костомаров.

«К сожалению, я не имел права снимать обыск, поэтому ролика об этом я не сделал», — с сожалением заметил Костомаров в разговоре с «Газетой.Ru».

Коллега режиссера журналист Алексей Пивоваров в пятницу задал вопрос об обыске у Костомарова премьер-министру Дмитрию Медведеву. «К Павлу пришли с обыском, сказали, что он свидетель. Как журналистам работать, если к нам приходят с обысками?» — спросил Пивоваров, представлявший НТВ во время интервью Медведева с журналистами пяти телеканалов.

«Зачем было приходить в 8 утра, я не знаю, — ответил премьер-министр. — Мне кажется, можно было записи истребовать обычным методом. Но решили прийти с обыском. Ваш коллега может обратиться с жалобой. Там хроника, ничего сверхъестественного там нет, но может, что-либо нашли. Ему никаких обвинений не предъявлено, я думаю, и не будет. Речь идет о сборе некой архивной базы».

Комментируя обыск у Костомарова, Медведев напомнил, что «в 90-е годы было еще круче: чтобы забрать какую-то пленку, всех заставляли ложиться лицом на пол».

«Следственные действия у свидетеля – честно говоря, это больше нонсенс, если только свидетель не будет потом подозреваемым по уголовному делу, — подчеркнул адвокат правозащитной ассоциации «Агора» Дмитрий Динзе, представляющий интересы одного из фигурантов «болотного дела» Дениса Луцкевича. — Ни для кого ни секрет, что проект «Срок» очень политизирован».

Динзе предположил, что обыск у документалиста может быть связан с желанием следователей найти новые доказательства на «узников 6 мая», дела которых в ближайшее время направят в суд.

Динзе также напомнил о заявлениях следователей, которые утверждали, что в «болотном деле» по-прежнему могут появиться новые фигуранты. Материалы «Срока» в этом случае, возможно, будут использоваться как доказательная база по появившимся делам. «Это также может быть, чтобы придать политической окраски делу Развозжаева», — предположил Динзе.

Адвокат Алексея Навального Вадим Кобзев считает, что следствие может использовать видеозаписями как против старых, так и новых «болотных узников».

«Срок» снимает много, аппаратура у них хорошая, лица хорошо видно. Тут нельзя исключать, что какие-то записи могут подтвердить старых и еще и обнаружить каких-то новых фигурантов», — сказал он.

По словам Кобзева, в действии следователей странно то, что они захотели заполучить видеозаписи «Срока» именно сейчас, когда дела 12 фигурантов переданы в суд, а также вынесен первый приговор (Максим Лузянин получил 4,5 года колонии). Логичнее было бы просить эти записи в июне или даже в мае, считает адвокат. Кроме того, смущает и то, как проводилась вся процедура.

«Ведь можно было вызвать Костомарова на допрос и спросить: «Вы снимали 6 мая?» Он бы сказал: «Снимал». А потом сказать: «А выдайте нам, пожалуйста, видеозаписи, они нам нужны». Он бы их взял бы и им отдал. Это один вариант. А второй – это то, что они сейчас сделали. Такой силовой вариант и немножко беспардонный. Но с точки зрения закона абсолютно нормальный», — говорит адвокат.

По мнению Сергея Власова, координатора правозащитного проекта «Росузник», оказывающего поддержку фигурантам «болотного дела», интерес следователей к видеоматериалам «Срока» вряд ли связан с желанием найти новые материалы на действующих фигурантов вроде Степана Зимина и Артема Савелова. «При этом надо понимать, что если они на этом видео найдут какие-то свидетельства в отношении новых участников, то вполне возможно, что кто-то из них может оказаться новым фигурантом по статье «Участие», — уверен координатор «Росузника».

Однако скорее всего, СК намерен доказать причастность лидеров протеста к организации беспорядков, предположил Власов.

«Мне кажется, это поиск информации для того, чтобы в деле в статусе обвиняемых появились люди, обвиняемые в организации. А это любой условный лидер (оппозиции), — предположил Власов. — Что делал «Срок»? «Срок» снимал то, что происходило на акции. Пристальное внимание он уделял некоторым личностям: Навальный, Удальцов, Яшин, прочие».

В отличие от большинства гражданских журналистов и видеоблогеров, «Срок» целенаправленно работал с лидерами протеста: оппозиционеры знали, что они являются участниками проекта. Они также пристегивали к одежде микрофоны-петлички, чтобы в кадре были хорошо слышны их реплики и разговоры с окружением. Одним из первых роликов, опубликованных авторами проекта на YouTube, стал сюжет о задержании на Болотной площади Алексея Навального. Микрофон на одежде оппозиционера позволяет услышать, как полицейский, заламывая оппозиционеру руки, говорит: «Брат, не дергайся, а то сломаю руку на х..р».


ОТСЮДА

Вообще-то Костомаров с Пивоваровым собрали богатейший материал даже не об оппозиционных акциях, а о политических репрессиях. Хоть сейчас в Гаагский суд посылай. Не говоря о пополнении списка Магнитского. Если они не озаботились о копировании этих материалов, можно быть уверенным: их никогда не вернут.

Снимок экрана 2012-12-07 в 12.03.47
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments