Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Норвежские новости

Правительственная "Российская газета" сегодня опубликовала интервью Ирины "КостюмПутина" Бергсет. Подчеркиваю: правительственная. Из интервью мы узнаем, что:

- Норвегия поставила перед собой задачу превратиться на 90 процентов в "гомообщество" к 2050 году; но уже сейчас "натуралы в меньшинстве, здесь они вымирающий класс".

- норвежские правозащитники убеждают Ирину: "забудь о педофилии, в Норвегии это вид сексуальной ориентации, предпочтения, не надо пытаться с этим бороться. Это нормально";

- министр по делам детей Норвегии основал фонд пропаганды сексуального разнообразия среди младенцев, который финансируется правительством;

- детям в Норвегии читают роман "Король и король", в котором принц влюбляется в короля, а принцесса в королеву;

- в одной только деревушке Бьюгн изнасиловали 100 детей; в деревушке Ромерике, где жила сама Ирина, сейчас в разгаре два суда над педофилами: над семейной парой, применявшей насилие к детям, и над директором гимназии, насиловавшим своих учеников в гардеробе;

- один из местных губернаторов был судим за то, что водил к норвежскому министру девочку 12 лет;

- Ирина увезла из Норвегии своего сына Сашу после того, как узнала, что "по норвежским законам Саша принадлежит Норвегии, и до 23 лет должен сидеть в детдоме".


Ну и все в таком духе. Кровь в жилах стынет. Вот ссылка, если кто не верит: ТУТ

В былые времена, когда я работал в советской прессе, цензура, конечно, существовала, но в каждой уважающей себя газете были специальные люди, которые фактчекингом. Они бы прежде всего выяснили из Википедии, что "дело Бьюгна", имевшее место в 1992-1993 годах, было тщательно расследовано и завершилось полным оправданием подозреваемых и в настоящее время стало классикой - как пример массового психоза. Ромерике - вовсе не деревушка, а крупная территория, включающая в себяь13 административных единиц (коммун), и живут там четверть миллиона человек, среди которых, вероятно, есть и педофилы, как и другие преступники. Директор гимназии приставал к старшеклассникам (а вовсе не насиловал) в 2001-2006 годах, а семья, подозреваемая в жестоком отношении и сексуальных домогательствах к своим детям, находится под следствиям и до решения суда там еще очень далеко. Кстати, газеты пишут, что если обвинения подтвердятся, им грозит по 21 году тюрьмы (это к вопросу о безнаказанности педофилов). Вышедшая в Голландии книга "Король и король" (Линда де Хаан), которая якобы стала обязательным чтением для норвежских детей, на норвежский язык вообще не переведена и ее вы не найдете ни в одном норвежском интернет-магазине. И так далее...

Историю с девочкой, которую "водил к министру губернатор", вообще ясна как день. Ее желтая пресса обсосала до мельчайших подробностей. Между губернатором и этой девочкой (14-летней) был страстный роман, который был подтверждён в суде, на основании их СМС-переписки, электронных писем и общения через Скайп. Губернатор - старый похотливый козёл, реально в неё влюбился, и таскал её везде с собой, по всем мероприятиям. Один раз даже привел на официальный обед к министру Йенсу Столтенбергу. Кстати, в полицию заявления написала сама эта новоявленная Лолита, когда у неё появился новый молодой друг, а губернатор стал дико ревновать и доставать её. Ну она и сдала его с потрохами. Так что губернатор получил по заслугам, влепили четыре года (хотя сексуальную связь доказать не смогли, а только ухаживания), а девица (уже 17-летняя) отсудила себе 150.000 крон компенсации за моральный вред.

Рыться в этих кучах дерьма, которые Ирина Бергсет регулярно выкладывает в российских СМИ, занятие сомнительное. Ну давайте в ответ надергаем из криминальной хроники сто историй про российских педофилов - что это докажет? Опровергать "информацию" о государственных фондах по превращению младенцев в геев? Вообще-то это называется - вовлечение в бред. Городская сумасшедшая лепит, что ей придет в голову, и с серьезным видом разбирать ее поток сознания просто глупо.

Другое дело - разобраться, что же произошло с ее детьми в Норвегии, почему собственно ее лишили родительских прав. В принципе психическое состояние, которое она демонстрирует ежедневно и уже чуть ли не ежечасно, красноречивее любых документов. И, кстати, после того, как я первый раз написал об этой даме, судебные документы мне прислали, и я их внимательно прочел (у меня есть и сканы на норвежском языке, и перевод на русский, если прессе интересно - обращайтесь). Так вот. Суд подошел к этому делу с чрезвычайно осторожностью, и окончательное решение принял только после того, как были предъявлены записи, которые она сама распространяет по СМИ (в том числе был переведен на норвежский язык и аккуратно лег на стол судье и рассказ про костюм Путина с прикрепленными к нему маленькими членами, и пылесос, с помощью которого из заднего прохода детей выкачивал сперму злоумышленник, и все прочее - пардон за подробности). Суд обратил внимание и на то, что все эти эротические фантазии она озвучивала в присутствии детей (они иногда мелькают в кадре), и на то, что в присутствии работников органов опеки она заявляла, что лучше ее дети умрут, чем будут жить с мужем, и так далее, и так далее. То есть она фактически сама себя закопала на этом суде. Не говоря о том, что она выкрала и вывезла из страны старшего сына; кто ж ей поверит, что она не сделает так же с младшим? На одном из заседаний она не нашла ничего лучше, как вызвать из России в качестве свидетеля представителя Бастрыкина, который всех сильно удивил, привезя с собой диск с детским порно - но какое оно отношение имеет к семье Бергсет, никто так и не понял.

Причем поначалу к ее заявлениям органы опеки и полиция отнеслись чрезвычайно серьезно. Например, насколько я знаю, прошлись по деревне и у всех изъяли компьютеры, надеясь обнаружить там следы педофильского заговора. Ничего, конечно, не нашли. Провели медицинское обследование детей, и не раз (ничего у Ирины не дрогнуло, когда она их туда посылала), тоже результатов ноль (если дошкольника насилуют целой деревней, да еще на протяжении длительного времени, должен же врач что-то увидеть, нет?). Но Остапа уже понесло: она сообщала все больше и больше смачных подробностей, и только срочный отъезд из страны спас ее от психиатрического освидетельствования.

Вчера вечером я связался с ее бывшим мужем, Куртом Бергсетом, которого она объявила педофилом. Убедить его дать интервью стоило определенных усилий. Вот что он дословно (по-английски) ответил на мои вопросы:

- Как вы познакомились с Ириной?

- Через Интернет.

- С помощью сайта знакомств?

- Да.

- Правильно ли я понял, что она дала объявление о поиске иностранного мужа, а вы как раз искали русскую жену?

- Да, это так.

- Объясните мне, пожалуйста, почему вы решили поискать в Интернете именно русскую жену? Может быть, у ваших друзей был удачный опыт, и они таким образом нашли себе прекрасных жен...

- Да, у меня есть друзья и коллеги, которые вполне счастливы со своими русскими женами.

- Я слышал, что Ирина в тот момент работала в Государственной Думе? Что вообще она вам рассказывала, когда вы стали переписываться, о себе? Была ли у нее раньше семья, муж? Сообщила ли она вам, что у нее есть ребенок?

- Да, действительно, она работала в Думе, но я точно не знаю, на какой должности, наверное, что-то вроде секретаря. Она говорила, что страстно желает покинуть Россию, потому что жизнь там тяжела и она не собирается там жить. Она раньше не была замужем. У нее был ребенок от женатого мужчины, который, как она говорила, не желал его видеть и никогда не видел. Да, она честно сказала мне о ребенке с самого начала. У нее в Москве также есть старший брат, у него есть семья, но у них с Ириной прохладные отношения.

- Вы не могли бы поточнее назвать дату, когда вы увидели ее объявление. И как долго вы обменивались письмами, пока не произошла встреча в реале?

- На самом деле я не помню точную дату. Я бы посмотрел в своем копьютере, но она его у меня украла. Мы потом действительно переписывались несколько месяцев, и впервые встретились зимой 2005 года.

- Сколько лет было вам и ей в момент вашей встречи?

- Мне 48, ей сорок.

- Возможно, она не говорила прямо о замужестве, и вела речь о романтических отношениях?

- Нет, речь сразу стала идти о замужестве.

- Вы были у нее дома в Москве? В каких условиях она жила? Можно сказать, что она жила в нищете? Кстати, ребенка вы видели при вашей первой встрече?

- Да, я был в ее квартире. Это в центре Москвы, очень хорошая, только что отремонтированная квартира, в современном стиле, с новой обстановкой. Она объяснила, что квартиру ей подарил отец мальчика. Он же заплатил за ремонт. Сейчас я думаю, что она шантажировала его, угрожая сообщить его жене о ребенке. Мальчику тогда было шесть лет. У нее была еще одна квартира в Москве, она ее сдавала.

- Шантаж - это ваше предположение или она сама вам об этом рассказывала?

- Я так думаю. После того, как она поступила со мной, я в этом просто уверен. Она реально добивается всего, чего захочет, любыми средствами.

- То есть она шантажировала и вас?

- Да, это был своего рода шантаж. Когда я завел речь о том, что нам лучше развестись, она посмотрела мне прямо в глаза и сказала: если так, я тебя уничтожу, психологически и экономически. И первым ее шагом было обращение в суд с требованием отдать ей половину моего состояния, дом и автомобили. Она проиграла этот суд, и ничего не получила. Тогда она решила зайти с другой стороны.

- Вы долго прожили вместе?

- Мы женились осенью 2005 года и разъехались осенью 2008-го. В Норвегии развод длится не менее двух лет, поэтому окончательно развелись мы в 2010 году. Это было мое решение.

- Сколько было вашего сыну, когда вы приняли это решение?

- Ему было полтора года.

- А почему вы решили развестись?

- Главной причиной развода было то, что она категорически не приняла моих старших детей, сына и дочь. Первое время они часто приезжали ко мне, как это привыкли делать все предыдущие годы. Но Ирина заявила, что она вышла замуж за меня, а не за моих детей.

- При этом сама она приехала со своим сыном?

- Однажды, когда приехали мои дети, она заклеила холодильник скотчем и вывесила записку: "Продукты принадлежат семье, а если вы голодны, покупайте себе еду сами"... Были и другие причины. Она вообще вела себя странно. Относилась с подозрением к любому человеку. Ей казалось, что все вокруг хотят ее обмануть или навредить ей. Однажды, когда я был на работе, она посадила в машину детей и поехала в супермаркет. По пути у нее спустило колесо. После чего она обвинила меня в том, что я хочу смерти ей и ее детям. Я был шокирован и отказывался верить своим ушам.

- Расскажите пару слов о своей жизни до встречи с Ириной. О своей семье.

- Я вырос в хорошей, дружной семье. Мой отец был офицером норвежских военно-воздушных сил, мама, к сожалению, умерла несколько лет назад. Еще у меня есть две сестры. Моих старших детей (им 24 и 26 лет) родила моя первая жена. У меня был очень бурный первый брак, потому что у жены были проблемы с алкоголем. Решение развестись было совместным. Через несколько лет я женился еще раз, но спустя четыре года совместной жизни жена от меня ушла, потому что встретила другого человека. Никаких скандалов не было, мы просто не подходили друг другу.

- Ирина зарабатывала что-нибудь в Норвегии? Может быть, семейный бюджет пополнялся за счет сдачи московских квартир?

- Когда она приехала в Норвегию, у нее было с собой 300.000 крон (1.500.000 рублей), которые, как она объяснила, ей дал отец ее ребенка. Она сразу же положила эти деньги под процент в норвежский банк. В общей сложности она работала в Норвегии полгода, и заработала 46.000 крон (250.000 рублей). Деньги от сдачи московских квартир оставались в России.

- Была ли она довольна вашим заработком?

- Уверен, что да.

- Когда вам стало известно, что Ирина обвиняет вас в сексуальных домогательствах к детям?

- В декабре 2010 года.

- Что именно случилось в декабре 2010 года?

- Как я уже сказал, к тому времени мы уже два года жили раздельно. Я взял моего маленького сына и повез его на выходные к своей семье, которая жила в 500 километрах. Это был замечательный уикэнд, совершенно удивительный. Впервые ребенок провел время со своими старшими братом и сестрой. Раньше это не получалось: Ирина ненавидела моих детей и постоянно повторяла, что Миша - не их брат. Миша был в восторге от этой поездки, я сделал множество фотографий. Увы, это была та самая поездка, после которой Ирина обвинила меня и моих детей, что мы устроили сексуальную оргию с участием ребенка.

- Вы тогда не подумали, что, может быть, она просто больна? А раньше вы не замечали за ней ничего странного?

- Я замечал одно: она категорически не желала и не умела слушать, она могла только говорить, говорить и говорить. Если кто-то хотел ей что-то сообщить, она просто закрывала уши и продолжала говорить свое. Например, она буквально одержима идеей, что получила какое-то необыкновенное, фантастическое образование (закончила журфак МГУ - А.М.) и она использовала любую возможность, чтобы подчеркнуть это. Это был главный аргумент в любом споре.

- Вы можете дать мне ваши совместные фото, которых пока нет в интернете?

- Нет. Я не хотел бы делать этого. Да у меня их и нет, я все уничтожил, моей нынешней жене это причинило бы боль.

- Сейчас вы снова женаты?

- Да, и снова на русской. Мы с Риммой любим друг друга, она привязалась к Мише, заботится о нем, как о своем собственном сыне, а он любит ее. Мы вместе уже пять лет, из них женаты два с половиной. Первый раз в моей жизни я действительно счастлив. Ирина везде пишет, что я был пять раз женат, это не так.

- В российской прессе сообщалось, что против Вас в России возбуждено уголовное дело. Вам что-нибудь известно об этом? Вы получали официальное извещение?

- Я знаю, что такое уголовное дело есть. Когда в Норвегии в суде первой инстанции решался вопрос о том, кто будет иметь право опеки над Мишей, Ирина потребовала пригласить в суд в качестве свидетеля следователя из Москвы. Приехал молодой следователь по имени Андрей Петриков, из разряда молодых людей, которые сначала стреляют, а потом задают вопросы. На суде Андрей Петриков сообщил, что есть много доказательств того, что я подвергал сексуальному насилию старшего сына Ирины. Однако он не предоставил никаких доказательств, поэтому судья не принял его заявление во внимание. Тот суд я выиграл, а Ирина получила право посещать Мишу под надзором органов опеки.

- А российские следователи пытались вас допросить по этому делу?

- Нет, как ни странно, российские следователи никогда не задавали мне никаких вопросов.

- Вы действительно сменили место жительства и находитесь под охраной?

- Да, мы живем в конфиденциальном месте и нас охраняет полиция. Прежде всего, это сделано ради безопасности Миши.

- Сейчас Ирина утверждает, что ей вообще не разрешено общаться с ребенком.

- В суде второй инстанции она потеряла возможность встречаться с Мишей. Ей не разрешено общаться с ним по телефону или скайпу - главным образом потому, что она может таким образом получить информацию о нашем адресе. Суд учел, что она принимала участие в похищении своего старшего сына, а также пытается получить русский паспорт для Миши, не скрывая, что и его собирается вывезти. Ужасно еще и то, что она подключает детей к своим сумасшедшим историям, которые растут, как снежный ком. Миша нуждается в защите против всего этого.

- Какие основания для выдачи российского гражданства вашему младшему сыну? Он родился в России? Бывал в ней? Говорит по-русски? Насколько я знаю, ей было отказано в этом.

- Ирина и ее старший сын - граждане России. Миша тоже говорит по-русски и один раз был в России, но он родился в Норвегии, живет в Норвегии и у него норвежское гражданство... Вообще, важно вот что.
Вначале я не возражал, чтобы Миша после развода жил с ней. Когда я принял решение уйти от нее, я был готов к роли "отца на выходные" и именно в такой роли принимать участие в его воспитании. Тогда я понимал, что она со странностями, но еще было неясно, что она совершенно безумна. Когда же это выяснилось, стало ясно, что ребенка надо спасать... Ей очень нужно, чтобы у него было российское гражданство. Во-первых, с русским паспортом им проще выехать из Норвегии и из Шенгена. А во-вторых, это нужно, чтобы возбудить против меня еще одно уголовное дело - обвинив в домогательствах к младшему сыну. Господин Астахов это сказал прямым текстом.

- И что дальше?

- Ирина подала апелляцию в суд высшей инстанции. Если он решит дело не в ее пользу, это решение будет уже окончательным.

- Но ведь есть еще уголовное дело в России?

- Да, есть. Я даже не исключаю, что российский Следственный комитет объявит меня в розыск по линии Интерпола.

- Вы можете как-то прокомментировать новые заявления Ирины, которые, как ей представляется, должны подтвердить, что в Ромерике расположилось настоящее педофильское гнездо?

- Ну, Ромерике - это не населенный пункт, это большой по меркам Норвегии регион. А что за заявления?

(зачитываю)

- Про директора школы первый раз слышу, а про случай с родителями, истязавшими детей, читал. Это не норвежцы, кажется, это черные эмигранты из Африки, какая-то асоциальная семья.

- Допускаете ли вы, что Ирине удастся увезти вашего младшего сына?

- Пусть все решает суд.

UPD. Правильная ссылка на Российскую газету: http://www.rg.ru/2013/03/07/voina.html. Поначалу ссылка была битая, потом я поправил.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 638 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →