Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Category:

Дело плохо

Интервью с адвокатом Надежды Толоконниковой в "Новой газете":

— Сегодня (в субботу вечером) шестой день голодовки, объявленной Надеждой Толоконниковой. Что вам о ней известно?

— Если честно, я нахожусь в некоторой панике. Последний раз мы слышали Надю в четверг вечером. Она сообщила, что у нее проблемы со здоровьем. В пятницу ее перевели в медчасть. Я до сих пор не знаю, в связи с чем. С одной стороны, понимаю, что на шестой день голодовки состояние здоровья, скорее всего, действительно ухудшилось. С другой стороны, еще лучше понимаю: в колонии очень не нравилось, что Надя каждый день сообщает, что происходит внутри.

— То есть ее захотели изолировать, чтобы перекрыть информацию?

— Конечно! Вчера она не встретилась с мужем, сегодня уже не получается встреча с адвокатом, а колония отвечает: «…состояние здоровья осужденной не позволяет». А мы не можем проверить, так это или нет.

— Для тех, кто не читал ее письма: что означает «содержание в бесчеловечных условиях»? Пять часов сна, двенадцати-пятнадцатичасовой рабочий день, угнетение больных и ВИЧ-инфицированных, работающих рядом?

— Речь прежде всего о том, что любых больных, включая ВИЧ-инфицированных, заставляют работать на общих основаниях. Кстати, разрушим стереотип: на производстве, даже швейном, невозможно заразиться СПИДом, убеждены специалисты. Зато, несмотря на то что ВИЧ-больные плохо себя чувствуют, они работают наравне со здоровыми.

Распорядок у них не из легких. Если раньше мы с Надей всегда сговаривались, когда я к ней приеду, и она выбирала, первую или вторую смену, теперь такого нет. Все работают в одну смену.

— То есть не законных восемь часов, а больше?

— Но при этом колония исхитряется сделать их труд добровольным! Все ежедневно пишут заявления о том, что просят их выпустить на производство сверх 8 часов, потому что хотят еще немножко поработать. Пишут каждый день. И такая бумага является практически обязательной: не напишешь, будут большие проблемы. Само собой, при работе свыше 12 часов, хозяйственных делах и прочем на сон остается очень мало времени.

— Шьют они, как стало известно, полицейскую форму. Полицию, охраняющую режим, одевают при помощи рабского труда? «Беломорканал» наших дней?

— Во всяком случае, зарплата швей-заключенных, работающих по 12 часов без перерыва, не идет ни в какое сравнение с зарплатой на воле.

— Первая жалоба Толоконниковой на бесчеловечное обращение была подготовлена в мае? Что происходило в последние четыре месяца?

— На Надю надавили, и она отказалась от этих жалоб, они не были рассмотрены.

Ей на голову выливали кашу в столовой. Трудно представить, что чувствуешь, когда стоишь одна, напротив тебя 500 человек, и они все хотят твоей смерти… «Ты не представляешь, — сказала мне Надя, — какой уровень ненависти в воздухе». Она бы стерпела и это, но стали давить на женщин, с которыми она подружилась в заключении: одной влепили выговор — и тем поставили УДО под вопрос, вторую перевели в пресс-отряд, ее там пытались избить… И Надя отказалась от своих жалоб.

— Заключенные не хотят понимать, что она борется и за них?


Read more...Collapse )
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 150 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →