Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Ходорковский: воронка от ядерного взрыва

Александр Морозов, по-моему, очень правильно расставил акценты: почему Ходорковский не оппозиционер и чем он все-таки необратимо опасен для путинской власти.

...Не будучи политиком, Ходорковский оказался крупнейшим политическим событием путинского правления. Не после 2004 года. А с 2010-го. Потому что второй процесс оказался полным самообнаружением всей путинской системы.
И даже тем людям, которые колебались в ее оценке («стакан демократии наполовину пуст или наполовину полон»), стало ясно, что этот режим — преступный. Не в метафорическом смысле, не на языке «оппозиционной риторики» каких-то других групп, борющихся за власть (как любят писать кремлевские публицисты). А преступный — в буквальном смысле. Этот второй процесс залег в сердцевине всей этой «управляемой демократии» таким образом, что нет никакой иной исторической возможности, кроме как — в дальнейшем — суд над этим режимом и отдельными его деятелями. В этом смысле так называемый судья Данилкин живет в режиме «отложенного суда». Это иначе быть не может. Ну, возможно, какой-то «лайт-вариант суда» в контексте «признания культа личности» и как бы «ХХ съезда», при котором этому процессу будет дана оценка, а тем самым и попытка спасти «систему». Но «судья Данилкин» и при таком сценарии пойдет под суд. Поскольку он молод и вряд ли уйдет из жизни до смерти вождя. Второй процесс Ходорковского был обнаружением самого страшного, что можно только себе представить: страшны не «русский бунт», не «заговор в немецком Генштабе», не «издержки борьбы за власть», не «дефолт и галопирующая инфляция» — хотя все это и страшно. По-настоящему страшно, когда власть себя самообнаруживает с прямым обращением к обществу: «А теперь, друзья мои, ВОЗМОЖНО ВСЕ. Никаких “крайних норм” больше нет». Так это и было всеми прочитано — и у нас в России, и в Европе, и в остальном мире. В то время (2010 г.) президентом был Медведев. И, как все помнят, процесс начался весной. И еще в начале лета у общества сохранялась некоторая надежда, что «при Медведеве» «нормы права» будут все-таки соблюдены. И Ходорковский выйдет в 2011 году. Но — нет. И удар был мощный. Это был удар и в европейский истеблишмент. Не случайно сейчас немецкий пиарщик Путина Александр Рар, призванный как-то смягчить последствия этого преступного самообнаружения, говорит о том, что немецкая «тайная дипломатия» вела переговоры «два с половиной года». Это он отсчитывает как раз от «судьи Данилкина», от второго процесса...


А лучше прочесть ЦЕЛИКОМ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →