Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Categories:

Интервью с "народным мэром" Славянска Пономаревым

мэр

— Это мы в Краматорске, — собеседник показывает фотографию вооруженных людей у зданий горотдела милиции Краматорска.

— Да, я была там вчера. Кстати, вчера там не было оружия.

— Это не вчера, это когда первый захват мы делали. Там реально обстрел был. Но у нас была задача – обойтись без кровопролития. На третьем этаже там по ребятам начали стрелять, и ребята положили их. Ну, как положили, не убили, но огнем пригасили. Они присели, а потом мы зашли.

— Звучит жутко. Но вчера в Краматорске было без оружия. Там даже милиция стояла, курила с ребятами-ополченцами. Получается, они на вашей стороне, что ли?

— Ну, им деваться некуда. Они живут здесь, и если, не дай бог, кто-то из них пойдет против нас, то… пф (усмехается).

— Вы не боитесь санкций со стороны Европы, США? Ведь если «Донецкая республика» будет сформирована, реакция со стороны Запада не замедлит последовать.

— Запад далеко, Россия близко.

— Но, например, те же кредитные карточки могут заблокировать независимо от того, что дальше, что ближе.

— Не проблема. У нас есть свои банкиры, с кем мы можем договариваться. Это технический вопрос, который решается при наличии согласия заинтересованных сторон. Понимаешь, если это нужно, мы сделаем так, как нам будет нужно. Главное, чтобы у нас была общая составляющая... Кто против нас – само понятно.

— Что значит, понятно? Кто против вас…

— Произойдет уничтожение.

— Как?

— Ну а как?!

— Даже среди мирных жителей, пусть один из ста, могут быть те, кто придерживается других взглядов! И что с ними?

— Их тут всего-то от силы 40 человек.

— И что, вот эти 40 человек подлежат уничтожению или как?

— Есть обезьянки, на которых ходят в зоопарк смотреть. Ну, они будут у нас отдельной коалицией, но будут под контролем.
Я тебе расскажу, как проводится оперативная работа. Высвечивается фонарик, на него слетаются мотыльки. Но для того, чтобы эти мотыльки далеко не улетели, есть клейкая лента. Или просто мухобойкой их хлопнуть…

— Страшно вы говорите.

— А что страшно? Это суровая правда жизни. А не страшно, когда нашим пацанам животы вскрывают, пытают, а потом их трупы в реке находят! А я потом езжу по моргам и смотрю: наши – не наши. Вижу, вроде наш, а опознать толком не могу. А потом оказывается: это тот самый Владимир Рыбак из Горловки...

— Ладно, все. Тогда следующий вопрос не про трупы. А про выборы президента Украины, которые запланированы на 25 мая.

— Не будет.

— На Донбассе не будет? В Славянске?

— Нигде не будет. Поверь мне. Нигде.

— Вы не допустите? Кто-то другой не допустит? Объясните, пожалуйста.

— Мы примем все необходимые меры, чтобы выборы на юго-востоке не состоялись.

— Вплоть до чего?

— Возьмем кого-нибудь в плен и подвесим за яйца. Реально, понимаешь?..

— У вас, вижу, георгиевская ленточка на куртке. Что она для вас значит?

— Это память о дедушке, о войне, о наших предках, которые отдали свои жизни за нашу свободу. А поскольку Россия является нашим союзником в борьбе, тут присутствует и флаг, и другая символика (показывает на флаг РФ на столе. – «Газета.Ru»), — я этого не стесняюсь. Пускай они нас боятся, а не мы их.

— А в чем проявляется союзничество со стороны России?

— Ну, это хорошая поддержка. Именно моральная. Потому что мы оттудова пока еще не получили ни одного ствола, ни одной копейки, честно тебе отвечаю. Выкручиваемся на свои, подтягиваем бизнесменов. Все нормально. Мы понимали, что война – дело такое. Тем более, многие бизнесмены нам оказывают помощь. Завтра я, скорее всего, буду собирать всех бизнесменов Славянска, таких, которые хотят с нами. У меня уже состоялся разговор с банкирами, в частности, с Краматорска, куда я заходил с плеткой.

— В местный Приватбанк?

— Ну да. Приватбанк из Краматорска.

— А что за «плетка»?

— Это вообще-то название пистолета. Ну, это так, пацанячее.

— Вы обращались к Путину на пресс-конференции в Славянске с призывом ввести миротворческие войска, оружие, продовольствие. Сейчас вы говорите про дружественные отношения, союзничество. Какие-то контакты возможны?

— Если контакты будут, то они будут. Мы надеемся на то, что нас услышат.

— Как строится координация с другими мятежными городами Донбасса?

— Она уже построена. Личные контакты, знакомства, дружба, никаких бумаг, подписей.

— Там есть мэры, как вы? Какие-то ключевые фигуры в каждом пункте?

— Почему со Славянска началось? Потому что по всей Донецкой области однозначно и по всем городам Славянск был впереди планеты всей.

— Что бы вы сказали жителям Западной Украины?

— (Долгое молчание.) Сдавайтесь! (Смеется.)

— Какой язык будет государственным в ДНР?

— Русский.

— Украинского вообще не будет?

— Не вопрос, на нем будут разговаривать, песни петь.

— Что будете делать с меньшинством, которое до сих пор подчиняется Киеву и считает себя частью Украины?

— Да жить пускай остаются, только так.

— Как?

— Низехонько. Тихонечко пусть себя ведут...

— Какая валюта будет использоваться в ДНР?

— Рубль. Российский полновесный рубль.

— Ваш прогноз. Не может же ситуация оставаться такой, как сейчас, вы же понимаете.

— Конечно.

— Что будет дальше? Какие есть возможные варианты решения конфликта?

— Будем жить...

— Как вы относитесь к тому, что, по некоторым опросам, жители Донбасса хотят остаться в составе Украины?

— Кто? За город Славянск я тебе сказал – их 40 человек. Все остальные – проплаченные титушки (беззвучный смех).

— Российским журналистам сейчас трудно попасть на территорию Украины. Планируете ли вы какой-то симметричный ответ?

— Да вон, пожалуйста. Американский сидит у нас… Нам нужны пленные. Нужна разменная монета, понимаешь. Много наших товарищей закрыто, понимаешь...

— То есть вы пока удерживаете Саймона Островского? Родителям Саймона, которые с вами связывались во вторник во время пресс-конференции, пока не ждать сына?

— Да что хотят, пускай, то и делают. Мы на своей территории.

— Неля Штепа тоже среди тех, кто на данный момент задержан на тех же основаниях?

— Против нее возбуждено уголовное дело по факту сепаратизма. Чтобы ее не выкрали, мы решили взять ее под охрану. А поскольку дом ее находится далеко от города, то есть мы не можем там оставить своих людей, нам проще ее содержать здесь. У нее хорошие условия, душ, туалет, парикмахер к ней приходит, ее ходят кормить родственники, теплая одежда, все нормально.

— Не хочу вас обидеть вопросом, но судя по всему у вас боевое прошлое: не хватает указательного и среднего пальцев на левой руке.

— Нет, просто несоблюдение техники безопасности. Нигде нет ни одного доказательства моего участия в каких-либо операциях.

— Вы сами говорили на одной пресс-конференции, что участвовали в спецоперации.

— Да, в спецоперации, разного рода. Так и что? Нигде этого нету.

— О вас вообще очень мало можно найти информации.

— Ну и слава богу...

— А что бы вы сказали Путину?

— Владимир Владимирович, я благодарен за вашу моральную поддержку. Я не слышу слов, но на расстоянии понимаю, что душой вы с нами. Нам много разговаривать не надо. У нас все получится.


ОТСЮДА

народные-губернаторы
НА ФОТО. Выборы народного мэра.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →