Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Европейские фермеры не заметили российских продовольственных контрсанкций

Выбор продовольствия в качестве основного оружия в санкционной войне оказался спорным – к такому выводу пришли экономисты Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте в оперативном мониторинге экономической ситуации в стране.

В августе 2014 г. Россия запретила ввоз продуктов из стран, которые ввели санкции против российских политиков, бизнесменов и компаний, – США, стран ЕС, Канады, Норвегии и Австралии. С августа 2015 г. санкционные продукты в России подлежат уничтожению. Предполагалось, напоминают экономисты, что страны, подпавшие под эмбарго, не смогут найти замены российскому рынку и понесут потери. «Доля России в экспорте этих государств до контрсанкций (в 2013 г.) составляла в целом по продовольственным товарам 4,8%, а по наиболее крупным группам доходила до 9% (по молоку – 9,1%, мясу – 7,3%, овощам – 6,9%, фруктам – 8,3%)», – пишут экономисты. Зависимость России от санкционного продовольствия была высока: в импорте продуктов доля этих стран в 2013 г. составляла 44%, а по итогам 2015 г. – 24%, перечисляют авторы мониторинга.

Запрет сократил стоимость экспортных поставок в Россию продовольствия из стран, подпавших под эмбарго, на 66%, если сравнивать 2015 и 2013 гг., приводят экономисты данные таможни. Но общее сокращение экспорта продовольствия в этих странах составило всего 7%, констатируют они, и не потому, что товаров в натуральном выражении было ввезено меньше, – оно связано со снижением цен. Дело не столько в том, что на рынке появился товар, предназначавшийся России, сколько в снижении стоимости энергоресурсов, кредитных ставок, т. е. в сокращении себестоимости, объясняют экономисты: прибыль фермеров в странах, подпавших под эмбарго, могла и не упасть...

Через год после введения эмбарго эксперты аналитического центра при правительстве России констатировали: около 20% продовольственной инфляции в стране с декабря 2013 г. по май 2015 г. обеспечило именно эмбарго. За тот период рост цен на продукты составил 28,7%.


ОТСЮДА

Отдельная глава опубликованного вчера апрельского оперативного экономического мониторинга Института Гайдара, РАНХиГС и ВАВТ Минэкономики посвящена анализу потоков продовольствия в условиях эмбарго. Последствия российского продуктового эмбарго для стран, поддержавших санкции в отношении РФ, оказались незамеченными адресатами — в том числе из-за политики стран ЕАЭС.

"На то, что снижение выручки в первую очередь связано со снижением цен на продовольствие, указывает сокращение выручки и на рынках вне РФ, где потери составили $14,3 млрд против $12,4 млрд в РФ. Кроме того, увеличение экспорта в физических объемах говорит о перенаправлении потоков на другие рынки: доля продовольствия в экспорте стран после введения эмбарго — даже в условиях падения цен — не снизилась, а возросла с 8% до 9%",— говорится в докладе. В ценах 2013 года в 2015 году экспортеры продовольствия из ЕС смогли бы в условиях контрсанкций даже нарастить выручку на 16%.

Сама же санкционная продукция поступает на рынок РФ через страны ЕАЭС, что аналитики демонстрируют на примере потоков отдельных овощей и фруктов. Так, поставки томатов в страны ЕАЭС (без РФ) в 2015 году по сравнению с 2013 годом выросли вдвое, капусты — фактически в шесть раз, цитрусовых — в 1,6 раза, яблок, груш и айвы — в 3,7 раза, абрикосов, вишни и черешни — в 5,5 раза. Это выше прироста их потребления в Казахстане и Белоруссии даже с учетом роста численности населения. Заметно различаются и симметричные разделы торговой статистики ЕС, Белоруссии и РФ (см. график). Так, по данным Eurostat, ЕС экспортировал в Белоруссию в 2015 году 822 тыс. тонн яблок, груш и айвы по $229/т (вдвое ниже средней цены их экспорта из ЕС) — а по данным Белстата, их ввоз в страну был почти в четыре раза меньше.


ОТСЮДА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments