Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Еде одно письмо заместителю председателя Совнаркома Р.С.Землячке

2 июня 1943 года

Тов.Землячка!

Обращаясь к Вам с настоящим письмом, я делаю одну из последних попыток правильно осветить и добиться разрешения вопроса, волнующего значительный коллектив медицинских работников на Минеральных Водах.

Я полагаю, что Вам, хотябы вкратце, известна Кисловодская эпопея эвакуации города в августе 1942 г. Но наверно неизвестно, что в городе на произвол судьбы были брошены более 2 тысяч тяжело раненых бойцов и командиров Красной Армии, что коллектив врачей, медицинских сестер, санитарок в продолжение всего времени оккупации города немцами оказывал этим раненым медицинскую помощь, вплоть до сложных операций, кормил их, поступаясь последним куском в их пользу. Спасал их от Гестапо, скрывая на своих квартирах, подделывая документы для сокрытия еврейской национальности, командирского звания, партийности. Прятал партийные документы, ордена и т.д., т.е. делал все, что мог, чтобы спасти их жизнь, выполняя свой долг перед родиной и ее защитниками.

Все это я довольно подробно осветил в докладе "О работе Красного Креста в г.Кисловодске во время его оккупации немцами", который я послал в Москву председателю ЦК РОККа в феврале мес. с.г. и копии в местные городские и краевые советские и партийные организации. К глубокому сожалению, до сего времени мы ответа или какой-либо оценки, несмотря на то, что прошло уже 5 месяцев, не имеем.

Наоборот, разговор об этом здесь, в Кисловодске, среди "власть имущих" считается "неприличным". И даже больше: многие из этого коллектива находятся под злейшим остракизмом, постоянно ощущая к себе настороженно-подозрительное отношение и пренебрежение. Нельзя поручиться, что такого рода отношение не довело некоторых до того, что у них невольно мелькает мысль - не лучше ли было бы, если бы мы остались в стороне, равнодушно взирая, как тысячи раненых, беспомощных наших защитников умирают, будучи брошенными без надзора, ухода.

Подоплека этого отношения для нас ясна - лица, которые должны нести ответственность за свою трусость, неумение в нужный момент сохранить присутствие духа и организовать эвакуацию (а они это могли сделать, ибо город 4 дня был в безвластии!) раненых, стараются нейтрализовать окраску этого факта, давая поведению людей, исправивших их ошибки, порочащую рекомендацию. В своем желании выгородить себя, эти люди вначале выдвинули формулу - "организация Красного Креста, оказавшая помощь раненым, была профашистской". Но когда доказать это никак не удалось, ибо много сотен живых свидетелей, раненых, оставшихся в Кисловодске, в большинстве своем вернувшихся в ряды Красной Армии, доказали обратное, была выдвинута другая формула - "благодаря организации Красный Крест фашисты могли и использовали ее для своих целей, и что эта организация не может претендовать на название Русского Красного Креста". Мне было даже запрещено писать какой-либо доклад об этом без предварительной проверки в Городском комитете ВКП(б).

Дело не в названии, дело в фактах, которые по своей природе очень упрямы, а они таковы, что выливай хоть ушаты помоев и грязи, всегда будут кристально чистыми. Никак не скроешь, что медицинская сестра Кузнецова содержала у себя дома, имея на своем иждивении кажется 2-х или 3-х нетрудоспособных членов семьи и будучи сама на последних месяцах беременности, 3-х раненых, отрывая от себя и своей семьи многое для их питания, рискуя своей жизнью, выпестовала их и вернула в строй; что врач Гунькова М.Ф. в продолжение 5 месяцев ходила по домам, оказывая медицинскую помощь раненым, скрывавшимся у жителей города; что врачи Зоткин, Немоседзе, Елизарова, восьмидесятилетняя Тимрот, медицинские сестры Стржевич, Хижняк, Симоненко, Гонтарева и многие другие не останавливались ни перед чем, чтобы спасти раненых от их трагической участи; что проф. Гнилорыбов сделал раненым около 150 операций; что весь коллектив работников сделал, по неполным данным, более 5000 перевязок, и т.д. и т.п. Всего этого не скроешь!

В настоящее время, время грядущей победы над врагом, когда требуется максимальное напряжение всех сил, мужества, любви к родине, особенно важно отметить факты мужества, доблести, проявленных советскими людьми, временно попавшими в руки врагов. Ибо, уверяю Вас, что сохранить лицо советского гражданина, выполнить его обязанности в этих условиях значительно труднее, чем в ситуации советской жизни.

Я считаю, что наше правительство должно иметь суждение о передаваемых мною фактах, наказав виновных и наградив достойных, после беспристрастного и тщательного расследования.

Ст.судебный психиатр г.Ленинграда,
ассистент кафедры психиатрии филиала
1 Ленинградского Медицинского института
им. академика Павлова
Гонтарев

А чему удивляться. Смершовские твари, например, после войны разыскивали выживших защитников Брестской крепости, - героев, которым, когда их истощенных и перебинтованных выводили после месяцев осады, отдавали честь немцы, - твари разыскивали их и заново сажали, уже после немецких лагерей, в свои советские, и только уже при Хрущеве, когда вышла книга дедушки Дуни Смирновой "Брестская крепость", Советская власть заметила их и решила отдать дань уважения.
Так было и с этими врачами. Всех их сначала вывезли из Ленинграда, оставив осажденный город вообще без медицины, привезли в Кисловодск, где создали "госпитальную базу Красной Армии", а когда к городу подошли немцы, бросили на произвол судьбы всю эту "базу" - как врачей, так и раненых, две тысячи человек. Весь период немецкой оккупации в Кисловодске действовали самостийные подпольные госпитали (об этом см. например, тут и тут ), медики и местные жители ежедневно рисковали жизнь., укрывая и вылечивая раненых. И вот является обратно Советская власть и обвиняет их в том, что они, оставшись, продемонстрировали свою неблагонадежность.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments