Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

The Economist: "Слабое место Путина - его грязные деньги"



Журнал The Economist поместил на обложку номера президента России Владимира Путина в образе царя...

Редактор международного отдела The Economist – британский журналист Эдвард Лукас. Он автор двух книг о России и Путине: на русском языке они издавались под названиями "Как Запад проиграл Путину" и "Новая холодная война: как Кремль угрожает России и Западу". Лукас рассказал Настоящему Времени, чего он ожидает от возможного нового срока Путина и от внешней политики Кремля.


— Сейчас прошли выборы в Чехии, были выборы в Австрии, нас ждут выборы в Венгрии. У меня такой вопрос: является ли правый поворот, о котором многие говорят, приход к власти правых и консервативных партий, результатом влияния России? Есть ли оно тут?

— Прежде всего я не уверен, что правые или левые повороты сейчас много значат. На примере Германии мы увидели, что крайне правые и крайне левые, кажется, во многом согласны друг с другом. Я думаю, вмешательство России в эти выборы невидимое. Это не значит, что этого влияния не было. Но, возможно, мы узнаем больше в ближайшие недели и месяцы, увидим аспекты российской вовлеченности в процессы.

Я думаю, можно объяснить результаты этих выборов и без внешнего фактора. Очевидно, что избиратели в Европе расстроены и разочарованы ошибками своих стран. Они голосуют за людей, которые предлагают простые решения.

— Но Россия использует этот результат? Или приводит к этому результату?

— Конечно, эти результаты выгодны России. Особенно в Австрии. Если там в правительстве окажутся крайне правые, для России это будет хорошо. Поскольку мы, Запад, нуждаемся в Австрии как в финансовом центре. Это важный перевалочный пункт для солдат НАТО. Нам будет очень сложно, если в правительстве Австрии появятся пророссийские министры. Может, этого не случится, но это может и произойти. В этом проблема.

Но особенно я беспокоюсь о Венгрии. Речь господина Орбана на неделе – исключительная в том смысле, как он сравнивает нынешнюю по его словам угрозу со стороны Брюсселя с советской угрозой в 1956 году. Это отвратительное сравнение. И совершенно несправедливое. Я действительно беспокоюсь из-за российского влияния в Венгрии. Намного больше беспокоюсь, чем за Чехию или Австрию.

— Если говорить о Венгрии, недалеко совсем от Венгрии находится Закарпатье. Вы, как эксперт по Центральной и Восточной Европе, прекрасно знаете историю региона. И мы сейчас видим там такую пульсирующую сложность. Языковая проблема, проблема венгерского меньшинства в Украине. Насколько эту проблему может поддерживать Россия?

— Безусловно, Россия заинтересована в поддерживании конфликтов между Украиной и ее соседями. Это правда, и это печально. Это ведь не только Венгрия – это и Польша. За последние 10-15 лет произошли исторически важные прорывы в отношениях между Польшей и Украиной, страны оставили позади сложную общую историю. Сейчас этому сближению дали задний ход. Главную роль в этом играет польское правительство, правое крыло польских медиа и соцсетей.

Также серьезная проблема с Венгрией. Венгерскому меньшинству в Западной Украине, на самом деле, не на что жаловаться. Украинское правительство очень дружелюбно настроено к меньшинствам. Венгрия искусственно оборачивает в проблему положение своего меньшинства. Венгрия должна быть довольна, что у нее проевропейский демократический сосед, который с успехом преодолевает трудности и защищает всю Европу от российского империализма. Вместо этого господин Орбан нападает на Украину по такому неважному, искусственно созданному поводу...

— Вернемся к российским делам и российской политике. В последнее время, вы наверняка это заметили, возникла напряженность в отношениях со СМИ. Если раньше был более или менее паритет – Russia Today работает в США, Радио Свобода, Би-би-си, Голос Америки работают в России, то теперь мы наблюдаем желание пересмотреть этот паритет. Это очередная страница холодной войны или тактическое охлаждение? Что это по вашему?

— Мне кажется, мы допускаем ошибку, когда слишком много внимания уделяем Russia Today и Sputnik. Их надо воспринимать как помеху, они не оказывают массового влияния на Западе. Возможно, к ним следует применять более строгие правила регистрации, чтобы они были зарегистрированы как иностранные агенты. Что бы я посоветовал западным публичным фигурам, так это не появляться там, не цитировать их, поскольку Russia Today и Sputnik по сути не журналистские организации...

— Одна из сфер вашего профессионального интереса – кибербезопасность и весь этот скрытый от наших глаз мир. Мы не преувеличиваем опасность кибервмешательства России?

— В наших компьютерах множество уязвимых мест, которые могут быть использованы самыми разными людьми. Хулиганами, миром криминала, иностранными правительствами в военных целях или ради шпионажа. Часто эти категории пересекаются. Мы часто видим, что Россия нанимает хакеров, включает их в битву, хотя эти хакеры криминальные, либо работают в серой зоне между криминальным и некриминальным миром.

Прежде всего нам надо сконцентрироваться на уязвимых местах. Мы допустили очевидные ошибки, и для того, чтобы эти ошибки использовать, не обязательно обладать разведтехникой в стиле Джеймса Бонда. Нападения на американскую политическую систему не были высокотехнологичными гиператаками – это был банальный фишинг.

Люди вводили свои пароли на фейковых сайтах и давали таким образом доступ к своей почте. Конечно, это не единственный способ, но он базовый, скажем так. Конечно, нам не следует недооценивать опасность, но лучше сосредоточиться нашей уязвимости...

— Говоря о новом сроке Путина, о том, что он еще шесть лет будет управлять страной, некоторые начинают рассуждать о новых точках напряжения. Мы имеем Донбасс, мы имеем Крым, и нет конца этим проблемам. Какие точки на карте Восточной Европы самые опасные с точки зрения дальнейших планов России?

— Я бы немного изменил ваш вопрос. Где самое слабое место Путина? Я думаю – это его деньги. Мы только что видели интересный доклад, в котором говорится о 24 миллиардах долларов необъяснимых доходов, которые принадлежат близким Путину людям.

Интереснее всего то, что все эти блага не в России, где у них, конечно, есть красивые дачи, красивые машины, вертолеты. Но основная часть этих денег – за рубежом. Не надо думать о том, где Путин совершит следующую провокацию. В Восточной Европе, в Западной Европе, на Балканах, таких мест много.

Надо думать о том, как создать сложности для Путина, исходя из того, где лежат его грязные деньги. И говорить ему: отстань. Если хочешь сохранить свои деньги – уходи из Украины, верни Крым, перестань совершать все эти провокации в других странах.

Это огромная его слабость, которой не было во времена Советского Союза. У Брежнева не было большого состояния за рубежом, о котором бы мы знали. Не стоит видеть в России Мордор, огромное волшебное королевство, у которого есть все, чтобы доставлять нам неприятности.

На самом деле Россия куда меньше и куда слабее Запада.


ОТСЮДА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments